Именно так, и никак иначе была сформулирована квинтэссенция патриотической мысли на браслете, который мне подарили в офисе отделения «Молодой гвардии» в Иркутстке. Я оказалась там во время съемок серии про молодежную культуру для десятисерийной программы «Россия для начинающих» для фламандского телевидения.

Итак, изучаем со всех сторон вопрос, чем живёт российская молодёжь. Как Чацкий, с корабля на бал — почти что с трапа самолёта мы попали в свежеотремонтированный офис в центре города — штаб-квартиру регионального отделения «Молодой гвардии».

На лидере, который нас радушно принял и напоил чаем, была, ни много ни мало, футболка с портретом Рамазана Кадырова — его хорошего личного знакомого и лучшего примера для современной молодёжи в российской политике. На такие конкретные высказывания возражать не приходится, хоть и хотелось бы. Ну да ладно.

Молодогвардейцы готовили рейд против казино — ведь уже пару лет как вступил в силу федеральный закон о запрете такого рода деятельности за пределами специально отведенных территорий. Оказалась, что российская смекалка в очередной раз родилась раньше нас — местные предприниматели переименовали свои заведения в «лотереи» и продолжали держать по сути те же казино. Молодёжь в офисе от руки рисовала плакаты для проведения акции протеста — я аж всплакнула про себя от ностальгичности происходящего — я тоже в институтские годы много чего от руки рисовала.

Одеты почти все были в белые фуболки с большой красной буквой «Я» — логотипом партии. С чисто маркетинговой точки зрения мне этот ход понравился — оба слова в названии «Молодая гвардия» заканчиваются на «Я» — визуально всё четко и однозначно. И всё же пробежал холодок по позвночнику — уж слишком всё это стилистически напоминало плакаты про успехи в социалистическом строительстве и победу коммунистического труда. Прямо как будто сама великая Мухина им брэнд разрабатывала параллельно с рисованием эскизов рабочего и колхозницы.

К протесту против казино присоединилась местная молодогвардейская гордость: девушка-деятель, выбранная за заслуги перед партией в какой-то районный совет и почтившая местную ячейку своим присутствием в честь съемок и запланированной акции протеста. По единогласному мнению она была примером-эталоном того, что партия своих не оставит, и что вообще вступление в ряды молодогврадейцев это единственно верный путь в верхи в деле, начатом старшими товарищами.

За моей болтовней с коллегами-фламандцами следили внимательно, при упоминании слов «коммунизм», «комсомол» и «Наши» корректно, но жёстко отметали любые аналогии. С меня не сводил глаз и ловил каждое мое слово юноша, который настаивал, что не не говорит ни одного слова по-английски, а тем более по-фламандски. Сразу возникли аналогии, но я сумела их не выговорить вслух.

А потом пригласили нас поучаствовать в пикете против нелегального казино.
Чего только ни сделаешь на благо флагманского государственного телевидения — и мы пошли рядом с сияющей девушкой-эталоном (аполитично одетой в высоченные шпильки и платье-комбинашку), размахивающей флагом с буквой «Я», на главную улицу к заведению с надписью «Лотерея». Спустились в подвальное помещение и уперлись в дверь с надписью «Фото и видеосъемка категорически запрещена! Администрация» и спину охранника. Пока охранник вежливо выпинывал оператора и выслушивал речь лидера молодогвардейцев о свободе средств массовой информации в публичном пространстве, касса закрылась, народ аккуратно рассеялся, а взволнованные сотрудницы начали своими хрупкими плечами создавать нам оппозицию — поддерживали оробевшего, но непреклонного вежливого охранника — в сибирской глубинке слово «заграничное телевидение» всё еще действует облагораживающе. Пока суетились вокруг изгоняния нас из «лотереи», я успела рассказать в микрофон историю о том, что тут происходит. Оператор снял, что мог через стекло, мы все вышли на улицу и перешли на другую сторону дороги. Рядом с входом остался только стоять плакат «Это нелегальное казино — долой его» (или что-то в этом духе) и два человека. Поскольку два человека это не митинг, ничего противозаконного они не совершали. А мы все стояли на другой стороне дороги — то есть тоже ничего противозаконного не совершали — типа просто так стояли.

Наш режиссер, который никогда не вмешивается в разговор с героями во время съемок, не удержался и спросил лидера молодогвардейцев, не боится ли он своих собственных поступков — ведь многим он наступает на ноги. Оказалось, что для встречи с нами была обставлена демократичность, а в обычной жизни он передвигается с двумя телохранителями. Трогать его бизнесмены, против которых он ведет деятельность, не рискуют — все знают, что старшие товарищи по партии не оставят своих подопечных. Но в случае смены политического курса понимает, что ему хана — слишком многим он противостоит.

Интересная была встреча, правильные, вроде бы слова говорили молодые сознательные люди, которым глубоко небезразлично будущее своей Родины, которую они любят и которой они гордятся. И все же, расставшись с ними мы переглянулись и с выдохом облегчения согласились, что что-то в этих людях нас испугало и оттолкнуло. Для себя я позже поняла, что все происходившее вызвало внутренне ощущение навязчивого гипноза (как булгаковская черная магия и ее разоблачение, что ли), который, если партия скажет «надо», трансформируется в беспрекословную зомбированность. Вот и стало страшно от мысли, что в такой момент кто-то скажет: «Фасс».

Зато пластиковый белый флюорисцирующий браслет мне очень понравился. Я его сразу нацепила и не снимала все две недели до конца съемок. Я и сама считаю, что Россия это круто!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире