В нашей стране стыдно иметь политические взгляды. А быть в оппозиции существующему режиму еще и опасно.

Ты можешь стоять на улице, не выкрикивая лозунги, не поднимая плакаты над головой, не оказывая сопротивления сотрудникам полиции, а тебя арестуют. Придумают для этого театра абсурда название (например, «несанкционированная акция»), приведут ряженых, которые дадут против тебя показания и осудят. Наверное, только за то, что тебя зовут Яшин/Навальный/Немцов/Ляскин/Митюшкина и т.д.

И с этим ничего не поделаешь, просто кто-то так захотел.

Ты боишься, что тебя не поймут близкие (спасибо, мамапапа, что вы поддерживаете меня и нас). Боишься, что тебя уволят с нового (далекого от политики) места работы, если узнают, что по вечерам ты не вышиваешь крестиком, а ходишь по акциям, а ночью ошиваешься у ОВД и ищешь адвокатов для задержанных (спасибо, коллеги, что вы оказались сочувствующими и рукопожатными). Боишься потерять друзей, потому что живешь/ешь/спишь/гуляешь/дружишь с кем-то из другой компании, с кем-то у кого другие взгляды или же отсутствует вот этот категоричный пофигизм и деление на белых и черных (спасибо всем, кто пишет, звонит и сочувствует).

Ты боишься, но продолжаешь вопить о несправедливости судов и купленных судьях. Пытаешься что-то менять. Пропагандируешь какие-то простые человеческие ценности. Ты показываешь другим, что иметь свое мнение и свою точку зрения — можно и нужно. А потом тебя задерживают или выгоняют в другую страну.

И с этим ничего не поделаешь, просто кто-то так захотел.

Или какой-нибудь псих с доступом к каналу пропаганды решает оболгать тебя, твою семью, твое окружение. Попытается сломать. А его коллеги (по лизанию ж*пы дяде) будут безнаказанно бить твоих друзей. Красть. Плевать на Конституцию. Игнорировать предписания суда.

И с этим ничего не поделаешь, просто кто-то так захотел.

И потом тебя определят, например, в Симферопольский спецприемник. На несколько суток ты выпадешь из жизни, будешь жить по расписанию, мыться раз в неделю и вот это все.

И с этим ничего не поделаешь, просто кто-то так захотел.

К тебе будут ходить родственники, друзья, близкие. Видеть ты их, конечно же, не будешь, но получать передачки — это пожалуйста.

***

Пока оформляют вновь прибывших, в спецприемник не пускают. Там просто нет места.Кто был — знает, в предбаннике два стола, три стула и комнатка дежурного. И даже те, кто ожидает оформления, стоит на улице. И ладно бы за ограждением, нет, ребята стояли у ворот в спецприемник. То есть, на улице. Как я, как Вы, как кто угодно. Никаких решеток. Никаких автозаков. Не как у политзаключенных.

Спасибо дяденькам в форме, которые не стали меня морозить. Впустили вне очереди оформления — ожидавших ребят отправили греться в машину. Без конвоира. Без наручников. Не как политзаключенных.

И с этим ничего не поделаешь, просто кто-то так захотел.

***

«Яблоки мы принимаем. Не берем только цитрусовые».

И с этим ничего не поделаешь, просто кто-то так захотел.
А потом ты едешь в метро и ревешь над связкой мандаринов, потому что у тебя не взяли эти дурацкие цитрусовые. (А он ну очень уж любит мандарины).

Когда мандарины перестали принимать-то? А как же байка о том, что Немцову, у которого аллергия на цитрусовые, передавали килограммы мандаринов, и он сидел в камере опухший и несчастный.

Да, и понятно, что не в мандаринах дело. Реветь хочется повсеместно. В первую очередь, из-за несправедливости. А во вторую — из-за того, что пытаешься доказать наличие этой самой несправедливости.

***

Хотя реветь хочется еще раньше. Самая унизительная графа в заявлении на передачу: Какое отношение имеет к арестованному в спецприемнике.

«А что мне писать, если мы живем вместе?»
«Пишите, что подруга, ну или гражданская жена».

***

Я понимаю, что 10 суток — это не огромный срок. Да и спецприемник — это не колония общего режима. Понимаю, что узникам Болотной и их семьям намного тяжелее. Понимаю, что «мы сами знаем, на что идем».

Но так же я понимаю, что по факту происходит одно и то же — купленный судья и несправедливые суды.

И с этим ничего не поделаешь, просто кто-то так захотел.

Единственное, что можно сделать: держаться друг за друга, не предавать собственные идеалы и верить.

Спасибо большое всем, кто рядом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире