legalreport

Legal Report

17 октября 2017

F

Автор: Александр Орлов

Признаки многомиллиардной финансовой пирамиды на рынке сбыта электроэнергии выявили следственные органы, проводящие расследование в отношении широкого круга лиц, связанных с ОАО «Архангельская сбытовая компания» (ОАО «АСК») и ОАО «Вологодская сбытовая компания» (ОАО «ВСК»).

Всего лишь несколько лет назад энергетическую отрасль потряс скандал, связанный с частной фирмой «Энергострим», которая при помощи хитроумных схем с 2008 по 2012 год присвоила акции десятка сбытовых компаний. Общий ущерб тогда оценили в рекордные 25 миллиардов рублей. У нынешних дельцов от энергетики, похоже, есть все шансы повторить «успех» «Энергострима».

Так, было установлено, что ОАО «АСК» и ПАО «МРСК «Северо-Запада» заключили 1 января 2008 года договор на оказание услуг по передаче электроэнергии. В период с января по апрель 2013 года и с января 2014 по март 2015 года у ОАО «АСК» образовалась задолженность перед ПАО «МРСК Северо-Запада». При этом на расчетные счета ОАО «АСК» от контрагентов регулярно поступали денежные средства за электроэнергию. К примеру, с января по апрель 2013 года в общей сложности было перечислено около 8,3 млрд, руб., из которых 5 млрд, руб. являлись выручкой.

При этом руководство ОАО «АСК» расходовало поступившие денежные средства на цели, которые не относились к основному виду деятельности, — и перечисляло их на расчетные счета различных аффилированных организаций. В итоге непогашенная задолженность перед ПАО «МРСК Северо-Запада» составила 3,3 млрд, руб., что поставило под угрозу подготовку к осенне-зимнему периоду и выполнение инвестиционной программы.

Помимо прочего, выяснилось, что МРСЭН является управляющей компанией ОАО «АСК», ОАО «ВСК», ОАО «Роскоммунэнерго» (ОАО «РКЭ»), ОАО «Хакасэнергосбыт» (ОАО «ХЭК») и ПАО «Челябинскэнергосбыт» (ОАО «ЧСК») и собирает платежи потребителей за электроэнергию. Затем, предположительно, вместо своевременного перечисления их поставщикам электроэнергии (в т.ч. ПАО «МРСК Северо-Запада») она использует их по своему усмотрению, в частности на приобретение новых активов группы и индивидуальные нужды бенефициаров.

Аффилированным лицом ОАО «АСК» и ОАО «ВСК» является АКБ «МосУралБанк». Наряду с этим ОАО «АСК», ОАО «ВСК», ОАО «Хакасэнергосбыт» и ОАО «РКЭ», а также ООО «Центр частного права электроэнергетики», ООО «Русэнергосервис», ООО «Консоррциум «Энергопромфинанс» и ООО «Консалтэнергосервис» являются соучредителями ЗАО «Финэнергоинвест».

Следствием установлен факт сделок РЕПО, по имеющейся версии, совершенных только в одностороннем порядке. То есть обязательной обратной сделки по выкупу ценных бумаг, в рамках сделок РЕПО не произведено. При анализе же ОАО «АСК» были выявлены подозрительные финансовые операции, которые возможно направлены на хищение денежных средств.

Например, в период с апреля 2013 по сентябрь 2015 года на счета ОАО «Роскоммунэнерго» (ОАО «РКЭ») перечислены около 20 000 000 000 руб., основание – плата за электроэнергию и мощность, а также по агентским договорам. Следует обратить внимание, что ОАО «РКЭ» является основным контрагентом ОАО «АСК», ОАО «ВСК» и ОАО «ХЭК».

В период с октября 2013 по январь 2015 года через счета ЗАО «ФинЭнергоИнвест», ООО «РБК-Энергия» (договора процентных займов и временная финансовая помощь) более 40 000 000 руб. переведены на счет ООО «Санаторий «Каширские роднички» в качестве перечисления денежных средств по агентскому договору или сняты наличными через кассу банка.

С декабря 2014 по ноябрь 2015 года около 800 000 000 руб. перечислены на счета ОАО Архангельские электрические сети» и ООО «ПК «АСЭП» в качестве расчетов по договорам уступки прав требований (цессии). Кроме того, порядка 250 000 000 руб. перечислено в адрес АКБ «МосуралБанк» (АО) в качестве перечислений денежных средств по договорам уступки права требований.

С января 2013 по сентябрь 2015 года около 125 000 000 руб. перечислены через счет ООО «АСЭП» (договор займа) на счет компании ОАО «Архангельский КоТЭК» в качестве перечислений денежных средств по договору уступки прав требования № 308 от 15.08.2013г. и по договору займа № 01-09/3 от 28.03.2013г.

В рамках процедуры были получены и проанализированы выписки по счетам физических лиц (основных фигурантов, проходящих по материалу расследования), открытых в АКБ «Мосуралбанк». В результате выявлены финансовые операции, связанные с приобретением иностранной валюты на крупные суммы и снятием наличных средств – как в иностранной валюте, так и в рублях через кассу банка.

В ходе разбирательства также были установлены факты перечисления денежных средств по счетам физических лиц (в том числе счета Османова Э.Х. и Шульгина Ю.В.) на счета компаний «нерезидентов», зарегистрированных на территории Княжества Монако, Нормандских островов и острова Невис, и факты перечисления денежных средств в иностранной валюте на собственные счета (США и Швейцарии).

По информации Центробанка РФ о финансовых операциях клиентов АКБ «Мосуралбанк», полученной в ходе осуществления функций банковского регулирования и надзора, операции клиентов банка (Османов Э.Х. и Шульгин Ю.В.) обладали признаками сомнительных. Со счетов указанных физических лиц осуществлялись безналичные переводы (около 650 000 долл. США) в пользу компаний «Хенкли и Партнеры Лтд» (Нормандские острова) по договорам об импорте услуг, подтверждение об оказании которых отсутствовало в АКБ «Мосуралбанк». Источником средств являлись кредитные средства АКБ «Мосуралбанк».

Шульгиным Ю.В. и Османовым Э.Х‚ в частности, в марте 2014 года были получены кредитные денежные средства в общей сумме свыше 23 млн. руб., которые далее были переведены ими в иностранную валюту и перечислены на счета компаний «нерезидентов»: в частности, «Хенли и партнеры Лтд» (Нормандские острова) за получение гражданства государства Сент-Кристофер (Сент-Китс) и Невис по инвестиционной программе согласно заключенным в июле 2012 года договорам. Согласно же данным, полученным из сети интернет, установлено, что Османова К.Р. является владельцем компании Aclinear Management Holding Ltd. (деловой партнер — Шульгина Ирина, Директор — Катальяц Б.В.).

По последним данным, накопившаяся задолженность МРСЭН за период с 2013 года по настоящее время составляет более 7 млрд, руб. Несмотря на это МРСЭН и аффилированные лица приобретали доли в ОАО «Хакасская сбытовая компания» и ОАО «Челябинская сбытовая компания».

Таким образом, деятельность группы МРСЭН, предположительно, характеризуется как финансовая пирамида на рынке сбыта энергии – когда средства потребителей используются не для оплаты поставщику электроэнергии, а направляются по усмотрению бенефициаров группы. Центром прибыли и финансовых расчетов группы является приобретенный для этих целей АКБ «МосуралБанк» (г. Москва).

Следует особо отметить, что губернатор Архангельской области Игорь Орлов докладывал о сложившейся ситуации президенту России Владимиру Путину, в результате чего появился перечень поручений президента РФ по вопросам наведения порядка и укрепления платежной дисциплины в электроэнергетике Архангельской области № Пр-1273 от 01.07.2016г.

Тем временем в ноябре 2016 года поступило обращение гражданки Романовой Т.А. № 01-04-06/26901 от 22.11.2016г. о предоставлении АО «РОСТ БАНК» кредитов энергосбытовым компаниям на общую сумму 6 млрд. руб. При этом АО «РОСТ Банк» находится на санации ПАО «БИНБАНК».

Указанные заемные средства увеличивают обьем предполагаемой финансовой пирамиды под управлением ЗАО «МРСЭН» и подвержены риску вывода в теневой оборот. Кроме того, вызывает обеспокоенность сам факт кредитования энергосбытовых компаний в санируемом банке на значительную сумму – возможно, за счет средств, выделяемых ГК «АСВ» в рамках санации АО «РОСТ Банк».

Особое удивление в связи с данным неприглядным положением дел вызывает отсутствие адекватной реакции на него со стороны правоохранителей – хотя веских причин для этого более чем достаточно. Что еще должно произойти, чтобы компетентные органы заинтересовались происходящим в нашей энергетике? Ситуация может вообще выйти из-под контроля уже в недалеком будущем.

Оригинал

Текст: Алексей Квач

На процессе по делу Алексея Улюкаева 12 октября гособвинение продемонстрировало оперативную съемку встречи экс-главы Минэкономразвития с Игорем Сечиным в момент передачи сумки с $2 млн, а также аудиозапись с «жучка», зашитого в куртку главы «Роснефти».

О сюрпризе, который готовили прокуроры, журналистам стало известно за полчаса до назначенных на 10.00 слушаний. В зале суда налаживали аппаратуру. «Корзиночку забирай. Счастливо, спасибо тебе большое!», — доносились из колонок обрывки аудиозаписи с диалогом, уже хорошо знакомым стране.

— Кино показывать будете? — поинтересовались репортеры у прокурора Павла Филипчука, который вместе с коллегой Борисом Непорожным установил экран на штативе возле стола судьи, а видеопроектор на трибуну для допроса свидетелей.

— Потерпите, все будет!

Инспекторы ФСИН привели Улюкаева. Экс-министр выглядел невыспавшимся, но бодрился. Сообщил, что читает сейчас «Процесс» Франца Кафки, а на прошлой неделе был увлечен Платоном — «Апологией Сократа».


— Кино со звуком или немое? — сыронизировали журналисты.

— С сурдопереводом, — поддержали шутку адвокаты, явно намекая на V-образный жест пальцами, которым экс-министр, по версии следствия, вымогал у Сечина на Гоа $2 млн.

— И тапер играть будет! — засмеялся Улюкаев. Предстоящий киносеанс его явно не смущал.

Судья Лариса Семенова, открыв заседание, объявила, что в суде будут исследованы вещдоки, предоставленные ФСБ России, и вскрыла три запечатанных конверта с компакт-дисками. Их по очереди воспроизвели через проектор, подключенный к компьютеру судебного секретаря.

На первом была аудиозапись прослушки телефонного разговора Сечина и Улюкаева по спецсвязи АТС-1. Он состоялся днем 14 ноября 2016 года (в уголовном деле есть точное время — 12.41) по инициативе главы «Роснефти». Оба сановника в ходе диалога, длившегося чуть более минуты, согласовали время встречи в офисе нефтяной компании — 17.30.

Второй DVD-диск содержал два видеофайла со скрытой оперативной съемкой. Сотрудники СЭБ ФСБ запечатлели начало встречи Сечина и Улюкаева вечером 14 ноября 2016 года, момент передачи сумки с $2 млн долларов и захват служебного автомобиля министра.

Судя по записи, сотрудник ФСБ с камерой засел на втором этажа здания, расположенного в паре десятков метров напротив крытого бокса VIP-парковки. На тусклых кадрах зеленоватого цвета (из-за ночного режима) был, тем не менее, отчетливо различим Игорь Сечин. Не обращая внимания на мелкий падающий снег, он нетерпеливо ходил несколько минут из угла в угол у въезда в гаражный бокс, явно ожидая кого-то. Глава «Роснефти» был в куртке-«аляске» с эмблемой своей компании на рукаве, но без головного убора. Подъехал темный BMW с госномером А007МР97 и проблесковым маячком, задним ходом запарковался в гараж. Рольставни закрылись, оператор навел фокус на большую черную сумку. Она лежала в паре метров слева от гаражного бокса у елки в снегу. За кадром остался момент, как Сечин встречал выходящего из машины Улюкаева. Но на видео слышны голоса.

— Ой, слушай, а ты без куртки, а? Как ты ходишь-то вообще так? Курточку какую-то надо! — голос Сечина.

— Не надо, не надо, — голос Улюкаева.

В кадре появились Сечин и Улюкаев, встали у сумки с разных сторон. Экс-министр оделся явно не по погоде — в летний светлый костюм.

— Я так, коротко, чтобы ты не замерз, — сказал Сечин. — Ну, во-первых, приношу извинения, что затянули выполнение поручения. Ну, командировки были.

— Ну, жизнь, конечно, — согласился Улюкаев.

— Пока туда-сюда собрали объем, — это снова Сечин. — Но можешь считать, что задание выполнено. Забирай, клади и пойдем, чайку попьем. Вот ключ на всякий пожарный.

На этих словах Улюкаев довольно легко подхватил объемную сумку за ручки и быстро зашел в боковую дверь бокса. Сечин — за ним. На экране снова только гараж с закрытыми рольставнями. За кадром — голос главы «Роснефти»: «У меня уже организм не переносит холода вообще». Затем все тот же общий план дворика, вместо звука — шипение. И так пять минут, пока запись не оборвалась.

Видео задержания автомобиля министра длилось всего пару минут. Неизвестный оператор заснял, как «БМВ» выехала из гаражного бокса и через несколько метров остановилась у КПП «Роснефти». К машине с разных сторон подбежали оперативники ФСБ, распахнули двери. Улюкаева быстро отвели куда-то в сторону. Министр не сопротивлялся.

— Нам не дали посмотреть на эту запись ранее, мы впервые ее посмотрели, — обратил внимание судьи адвокат Тимофей Гриднев. Он также выразил протест по поводу репортажа портала LifeNews о бильярдной игре Сечина и президента ВТБ Андрея Костина. Это минутное видео тоже продемонстрировали в зале суда. Гриднев попросил судью обратить внимание на то, как пиджак располагается на плече его подзащитного «с учетом небезызвестных показаний Олега Феоктистова». Что именно имел в виду адвокат, он так и не пояснил. Напомним, что допрос генерала ФСБ и бывшего главы СБ «Роснефти» проходил в секретном режиме по решению судьи Ларисы Семеновой.

Диск, помеченный стикером «СЭБ ФСБ, «секретно, 1 экземпляр» содержал аудиодорожку с записывающего устройства, которое скрыто носил Игорь Сечин. «Жучок» был вмонтирован в куртку-«аляску» главы Роснефти. Прибор отчетливо записал начало встречи двух сановников, весь диалог у сумки и несколько коротких фраз внутри гаражного бокса. Затем, согласно материалам дела, Улюкаев и Сечин поднялись в служебный кабинет, где между ними происходил диалог о положении «Роснефти» на международном рынке (стенограмму этой беседы гособвинение огласило на одном из первых заседаний). Куртку Сечин при этом предварительно снял и оставил в боксе. «Жучок» в течение 20 минут записывал шум работающего двигателя BMW и плохо различимые разговоры по телефону одного из мужчин, вероятно, сотрудника Службы безопасности «Роснефти». Потом послышались чьи-то шаги. Запись обрывалась на словах Сечина: «Да, корзиночку забирай. Все, счастливо, спасибо тебе большое. До свидания».

Следующее заседания суда назначено на 19 октября.

Оригинал

2836408
Фото: Андрей Любимов/АГН Москва

Инспекторы ГИБДД получили право отстранять заподозренных в пьянстве судей от управления автомобилем и направлять на медэкспертизу. Вместе с тем заглядывать в их багажник или под капот по-прежнему нельзя. Официально опубликован соответствующий приказ МВД об утверждении административного регламента в сфере надзора за безопасностью дорожного движения, он вступит в силу с 20 октября 2017 года (о разработке регламента Legal.Report писал здесь и здесь).

Курить, но не хамить

Этот нормативный акт заменит регламент ГИБДД, который действовал с 2009 года. В новом документе нюансы работы автоинспекторов прописаны более развернуто и детально, а перечень и наименование административных процедур скорректированы с учетом всех последних изменений в законодательстве.

Норма, запрещающая останавливать автомобили для проверки документов вне стационарных постов, в новой редакции регламента отсутствует. Теперь инспектор ГИБДД может «тормознуть» транспортное средство именно там, где посчитает необходимым.

Из приятных же для водителей нововведений стоит отметить скрупулезно расписанные правила этикета, которых обязаны теперь придерживаться сотрудники госавтоинспекции. Так, в разговоре с участником дорожного движения инспектор обязан обращаться к нему исключительно на «Вы» и излагать свои требования и замечания в форме, исключающей возможность «ошибочного или двоякого их понимания».

Вместе с тем работникам ГИБДД необходимо воздерживаться от высказываний и действий дискриминационного характера по признакам пола, расы, национальности, языка, гражданства, социального, имущественного или семейного положения, политических или религиозных предпочтений. Регламент предписывает им исключить грубость, проявления пренебрежительного тона, заносчивости, предвзятые замечания, а также предъявление незаслуженных обвинений. Недопустимы также оскорбительные реплики и действия, провоцирующие противоправное поведение.

Документ требует обращаться к водителю исключительно с той стороны, где находится руль. Однако отмечается ряд обстоятельств (грязь на дороге, опасность в виде проезжающего мимо транспорта и т.п.), когда инспектор вправе «зайти» для общения с противоположной стороны.

Любые разъяснения участнику дорожного движения должны даваться убедительно, ясно и без нравоучений, уточняется в новом регламенте. Если же водитель будет склонять инспектора к получению взятки, последний обязан подать уведомление об этом факте начальству.

Что касается давно обсуждаемой нормы о запрещении инспекторам курения в течение всего рабочего дня, то в принятом регламенте четких указаний на это в итоге не появилось.

Отдельно указывается, что сотрудник ГИБДД при соответствующих обращениях обязан содействовать переходу престарелыми людьми, детьми и инвалидами улиц и дорог, а заодно помогать водителям с организацией транспортировки автомобилей, поврежденных в ДТП.

Инспекторов поставят ближе к камерам

В административном регламенте предусмотрены нормы, касающиеся возможности использования для целей надзора в области безопасности дорожного движения технических средств измерения, не принадлежащих органам внутренних дел. А для видеозаписи процессуальных действий, проводимых без участия понятых, допускается использование целой линейки цифровой видеоаппаратуры: носимых видеорегистраторов, фотоаппаратов и иных средств, например, смартфонов с функцией видеозаписи. Кстати, о факте идущей видеофиксации инспектор должен уведомить гражданина.

Регламент 2009 года допускал оформление процессуальных документов (протоколов и пр.) в служебном помещении стационарного поста ДПС или салоне патрульного автомобиля. Согласно внесенным в новый нормативный акт уточнениям, делать это впредь можно будет также в специальном автобусе ГИБДД и даже на удобной для письма панели патрульного мотоцикла.

Между тем проводить все административные процедуры рекомендуется по возможности в поле зрения систем видеонаблюдения, видеорегистраторов в патрульном автомобиле или с нагрудным видеорегистратором.

Уточнена и процедура оформления ДТП без участия уполномоченных сотрудников полиции. Отмечается, что сейчас разрешено заключение договора страхования гражданской ответственности владельца автомобиля в виде электронного документа (электронный полис ОСАГО).

Тайные насечки и документы на цепочке – под запретом

В регламенте-2017 исключены нормы, связанные с изъятием водительского удостоверения и запрещением эксплуатации транспортного средства как мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении. Теперь основанием для запрещения эксплуатации может быть только наличие технической неисправности, создающей угрозу безопасности дорожного движения, а также неисполнение водителем обязанности по страхованию своей гражданской ответственности. Основанием же для изъятия водительского удостоверения является лишь исполнение вступившего в силу приговора суда или постановления по административному делу.

Вместе с тем в обновленный порядок включена особая норма, предписывающая автоинспектору принимать передаваемые ему для проверки документы без обложек и удерживающих устройств. А если в/у, техпаспорт и тому подобное по каким-то причинам передаются с деньгами, ценными бумагами и какими-либо предметами, нужно настойчиво вернуть все владельцу и предложить ему передать обратно только полагающийся документ.

Также предписано обращаться с документами аккуратно, не делая каких-либо отметок в непредусмотренных местах. Решено тем самым исключить потенциальное применение обросших домыслами автовладельцев «тайных знаков» ГИБДД вроде следов от скрепок степлера, указывающих, например, на нарушителя-рецидивиста и на «чересчур» юридически грамотного водителя.

Судью – к врачам, прокурора – нельзя

Основательно скорректирован, помимо прочего, порядок действий сотрудников полиции при совершении административного правонарушения судьей. Если по старому регламенту в случае нарушения статей КоАП судьей или прокурором инспектор просто составлял об этом рапорт и передавал его руководителю подразделения (в том числе и в случае, когда за рулем находились пьяные водители данной категории – за это их не наказывали, а только просили дождаться, когда за руль их авто сядет трезвый гражданин), то новый порядок предполагает дифференцированный подход к указанным должностным лицам.

Если ПДД будут нарушены судьей, то сотрудник госавтоинспекции вправе возбудить соответствующее административное дело. Судью можно при необходимости отстранить от управления транспортным средством и направить на медицинское освидетельствование на предмет нахождения в состоянии опьянения со всеми вытекающими последствиями.

Вместе с тем при выявлении данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, которое совершил прокурор, инспектор по-прежнему должен составить об этом рапорт и передать его своему руководству. А если сотрудник ГИБДД заподозрит у прокурора признаки опьянения, ему надлежит принять меры только к прекращению дальнейшего движения остановленного автомобиля и сообщить об этом в дежурное отделение – оно, в свою очередь, обязано оперативно проинформировать об инциденте органы прокуратуры.

Однако при осмотре и проверке состояния автомашин судей и прокуроров, как и ранее, не должны предъявляться требования, которые могут быть расценены, как обыск или досмотр – открыть капот, багажное отделение и т.д.

И наконец, в регламенте появилась еще одна новая норма, касающаяся всех водителей: в случае если освидетельствование на состояние опьянения было проведено на ближайшем посту ДПС или в помещении органа внутренних дел и дало отрицательный результат (необходимости повторного теста в медучреждении также нет), сотрудник полиции обязан препроводить водителя к месту отстранения от управления транспортным средством либо к месту его нахождения.


Текст: Максим Иванов

Оригинал

2834250
Фото: msal.ru

По каким причинам Федеральная палата адвокатов ополчилась на законопроект о монополии юристов на судебное представительство, внесенный недавно в Госдуму, и придется ли Наталье Поклонской после его вступления в силу сдавать экзамен на допуск к профессии? На эти и другие вопросы обозревателя Legal.Report подробно ответил ректор Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), сопредседатель Ассоциации юристов России Виктор Блажеев (подробнее о законопроекте читайте на L.R здесь и здесь).

Чем плох иностранный юрист?

– Виктор Владимирович, изменится ли, по-вашему, конфигурация рынка юридических услуг после вступления в силу закона, инициированного вашим коллегой по АЮР Павлом Крашенинниковым?
 
– Конечно. Суть законопроекта сводится как раз к тому, чтобы серьезно ограничить возможность участия в делах иностранных юристов, не имеющих должного уровня подготовки в области российского права.
 
– Вы считаете, что иностранные юристы часто задействованы в процессах?
 
– В арбитражных – очень часто. Главным образом, по делам иностранных же компаний, которые работают на нашем рынке.
 
– Чем же, так скажем, плох в данном случае иностранный юрист?
 
– Юридические знания носят, как правило, национальный характер. У каждой страны есть своя система права – со спецификой, особенностями, нюансами. Безусловно, юрист, который получил иностранное образование, даже при наличии определенной базы никогда не сможет чувствовать себя комфортно в российском процессе.
 
Те меры, которые предлагаются законом, на мой взгляд, абсолютно обоснованы. Речь ведь вовсе не идет о тотальном запрете на допуск юристов-иностранцев к процессам. Они продолжат участвовать в них, но только после сдачи профессионального экзамена – на готовность работать по нашей системе.

Зачистка рынка неизбежна

– Каков ваш прогноз, многие ли смогут сдать экзамен?
 
– Для того, чтобы успешно сделать это, надо пройти определенную переподготовку. Отмечу: это отнюдь не какое-то российское новшество. Практически во всех развитых странах нашего юриста без сдачи подобного экзамена в профессию не допустят. О чем мы говорим, если, например, в Германии даже далеко не каждый немецкий адвокат сможет работать в Верховном суде. Для получения допуска он должен получить особую аккредитацию, а это не так-то просто. Уровень профессиональной защиты в Европе и США весьма и весьма высок, там действуют гораздо более жесткие стандарты.
 
Так что, безусловно, после вступления в силу закона произойдет определенная зачистка рынка юридических услуг. Но она однозначно будет способствовать общему повышению качества. У нас иногда, так скажем, ложно воспринимается участие в процессе иностранного юриста как однозначно положительное событие – однако на деле там есть масса негативных моментов. Связанных, прежде всего, с принципиально иной системой построения процесса в зарубежных странах.
 
– Достаточно ли сегодня отработан сам алгоритм подобной аккредитации?
 
– Да, у нас есть определенные опасения на этот счет, поскольку данным вопросом пока серьезно не занимались. Есть определенные наработки, но говорить о какой-то четкой схеме еще рано. Наконец, еще не определена сама общественная организация, которая будет наделена этими функциями. Следующим шагом, думаю, будет то, что такая уполномоченная организация будет названа – она и определит механизм допуска иностранных юристов к профессии.
 
– Значит, придется поначалу работать, что называется, «с колес», определяя нюансы процесса аккредитации, обкатывая схему?
 
– Однозначно будет некий переходный период. Очень важно, что у Ассоциации юристов России уже есть ряд механизмов, которые созданы для других общественно-профессиональных аккредитаций, например, юридических вузов, а также их образовательных программ. Эти механизмы могут быть спроецированы и на аккредитацию зарубежных юридических организаций и самих юристов-иностранцев.

Гипотетические страхи адвокатов

– Не могу не коснуться последних бурных событий, разыгравшихся вокруг законопроекта, когда ряд региональных организаций АЮР выступил за его отзыв из Госдумы и последующую широкую общественную экспертизу…
 
– Общественная экспертиза законопроекта шла, и достаточно серьезная. До внесения в Госдуму все неоднократно рассматривалось, причем в различных форматах. А что касается корректировок, то сам процесс принятия нормативного акта подразумевает в ходе обсуждения на разных парламентских площадках внесение изменений и уточнений. Будет еще и второе чтение. По моему же убеждению, во внесении неких сущностных, кардинальных изменений никакой нужды нет.
 
– Почему же тогда в недрах АЮР могла возникнуть такая «деструктивная» инициатива?
 
– Все-таки у каждого члена ассоциации или у регионального отделения может быть своя позиция, которую они вправе высказать…
 
– Известный комментарий по поводу нового закона со стороны председателя правления АЮР Владимира Груздева о том, что ассоциация будет регулировать допуск к профессии вообще всех судебных юристов, весьма взволновал и адвокатское сообщество. В полемику сразу включились представители ФПА, по мнению которых текст законопроекта имеет предрасположенность к расширительному толкованию. Как бы вы прокомментировали этот момент?
 
– С моей точки зрения, никакого расширительного толкования здесь быть не может. Закон, как я уже подчеркивал, касается одной конкретной проблемы, связанной с допуском иностранных юристов и юридических организаций в наш гражданский, арбитражный и административный процессы. Именно этот сегмент – только этот – и имеется в виду. И я вовсе не склонен к тому, чтобы широко трактовать текст проекта, перебрасывать, скажем так, его смысл на другие аспекты, связывать его в целом с допуском юристов к профессии и так далее. На повестке дня стоит один вполне четкий вопрос.
 
Кстати, профессиональные экзамены и сейчас существуют. Это касается, судей, адвокатов, нотариусов. Никого это давно не удивляет.
 
– Получается, никакого «перекрытия кислорода» именно российским адвокатам вы не видите?
 
– Конечно, нет! Это нормальный цивилизованный подход. Я прекрасно понимаю озабоченность отдельных юристов по поводу определенных ограничений относительно участия в судебном процессе. Но ведь мы должны учитывать и интересы граждан, которых мы представляем. Требования нового закона направлены на повышение профессионального уровня представительства в судах. Это, в конце концов, статья 48 нашей Конституции, которая гарантирует каждому гражданину право на профессиональную защиту. Кто, как не Ассоциация юристов, должен заботиться об этом? Поэтому следует выстроить такую систему, которая обеспечивает оказание качественной юридической помощи.
 
А по поводу иностранцев хочу добавить, что юристу-профессионалу тут в принципе нечего бояться: если ты специалист, то ты без проблем докажешь это, сдав полагающийся экзамен. Что-то смущает? Приди и подтверди свой уровень! Если не получилось – пройди переподготовку, подучись.
 
– Но в связи с чем ФПА буквально озлобилась на законопроект, как вы считаете?
 
– Я, честно говоря, не очень понимаю возникший ажиотаж. Это все из серии «а вдруг там что-то где-то не так», нелогичные опасения… Мы же обсуждаем конкретный акт, посвященный конкретному вопросу. Распространение его на какую-то другую проблематику ничем не оправдано. Подобные заявления достаточно голословны. А досужие разговоры о том, что АЮР подменит адвокатскую палату, несостоятельны.
 
– Другими словами, это исключительно гипотетические страхи?
 
– Абсолютно точно. Возможно, все это вызвано какими-то страхами и опасениями.
 
– Кстати, если закон будет принят, придется ли, скажем, депутату Наталье Поклонской, если она надумает попробовать себя в качестве литигатора, проходить такую аккредитацию? Ведь у нее диплом юриста украинского вуза, выданный в 2002 году…
 
– Могу сказать, что есть установленные порядки нострификации всех этих уровней образования. Она ведь только одна из юристов, которые работали в Крыму, там существуют определенные процедуры, связанные с их переподготовкой в профильных ведомствах, в данном случае – по линии Генпрокуратуры РФ. Я не думаю, что ей придется проходить переподготовку и получать аккредитацию в случае такой необходимости.
 
– А как должна, по-вашему, в принципе проходить процедура аккредитации? В форме экзамена?
 
– Да, это будет испытание на допуск к профессии. Соискатель должен выполнить определенное задание, куда войдут определенные кейсы, казусы… Возможно, будет и теоретическая часть, когда претендентам придется тянуть билеты. Самый обычный экзамен, ничего особенного. Такие экзамены, как было сказано выше, и сейчас сдают судьи, адвокаты, нотариусы.


Оригинал

Текст: Валерий Вадимов

Руководитель Департамента жилищной политики Минстроя России Ольга Корниенко была допрошена в столичном ГСУ СКР по уголовному делу о халатности (ст. 293 УК РФ). Допрос касался периода, когда чиновница возглавляла Управление по надзору в области долевого строительства Краснодарского края, и был проведен по отдельному поручению, поступившему из 7-го следственного управления ГСУ СКР (г. Ростов-на-Дону).

Корниенко пока выступает свидетелем по делу, а главным фигурантом является ее бывший заместитель. Однако нарушения, из-за которых начато уголовное преследование краснодарских чиновников, относятся именно к тому периоду, когда Корниенко руководила управлением. Они были вскрыты при расследовании уголовного дела о мошенничестве в отношении руководителей и владельцев «Кубанского риэлтерского центра».

Этой компании было выдано разрешение на возведение жилого комплекса в Краснодаре. И в течение полутора лет, не приступая к строительству, она активно продавала доли в проекте под апартаменты и нежилые помещения. Часть договоров была оформлена с нарушениями закона. При этом краевое Управление по надзору в области долевого строительства никак не препятствовало афере. Лишь когда Корниенко отправилась на повышение в Москву, власти региона подали в суд заявление о приостановлении деятельности «Кубанского риэлтерского центра». Летом 2016 года в отношении руководителей компании было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), им инкриминируется хищение свыше 136 млн руб. дольщиков. На компенсации от властей смогут рассчитывать далеко не все из обманутых покупателей – в частности, они не затронут инвесторов в коммерческую недвижимость.

В СКР считают, что афера стала возможна из-за халатности тогдашнего руководства Управления по надзору в области долевого строительства Краснодарского края. Сейчас следователи пытаются определить степень личной вины и мотивацию всех профильных чиновников. Не следует исключать, что в обозримой перспективе процессуальный статус Ольги Корниенко в деле может измениться.

Оригинал

Автор: Максим Иванов

Андрей Цариковский рассказал Legal.Report о революционных проектах ведомства

Нарушителей антимонопольного законодательства в обозримой перспективе смогут наказывать в автоматическом режиме по аналогии с «письмами счастья» от камер видеофиксации превышения скорости. Одновременно с подачи Федеральной антимонопольной службы начинается разработка нормативных актов, которые должны основательно уточнить понятие тайны личной переписки. Обо всем этом обозреватель Legal.Report беседует со статс-секретарем, заместителем руководителя ФАС России Андреем Цариковским.

Горькая доля «чикагского» рынка

– Андрей Юрьевич, стали трендом постоянные упоминания о росте числа цифровых нарушений в экономике. Может быть, это просто красивая риторика?

– Два года назад разговоры о специфике антимонопольного регулирования в эпоху цифровой экономики казались фантастикой. Год назад – модным увлечением. Полгода как стало понятно, что здесь точно уже что-то есть. Сейчас это наша повседневная реальность. Мы наблюдаем нарастающую динамику разнообразных цифровых нарушений. Причем раскрываемые фактически в ежедневном режиме картели все более отдаляются от конкретных лиц: программы без прямого участия людей выравнивают цены на торгах, позволяя достигать оптимального результата для компании, невзирая на антимонопольное законодательство. Если все сейчас делает не человек, а программа – кто виноват? Кто воспользовался ею или кто написал программу?

– Можете назвать рынки, для участников которых характерно такое поведение?

– Сейчас, кстати, вообще сложно определить границы самих рынков. Вот крупнейшая сделка Uber-Яндекс. Как ее расценивать? Как сделку на рынке программного обеспечения или – на рынке автотранспорта, сервисных услуг? Формально вроде бы никто не покупает активы, не продает друг другу машины такси. Здесь главная проблема – проблема определения, конкретизации именно сферы деятельности. Ведь покупая патенты и программы, компания, работающая на каком-то рынке, может оказать колоссальное влияние и на другие. Передача технологий, информационных баз влияет на всю выпускаемую продукцию и оказываемые услуги.

– Значит, все-таки придется менять законодательство?

– Самые серьезные грядущие изменения в нормативно-методической, а также и в законодательной базе, должны касаться четкой конкретизации рынка, на котором происходит сделка или правонарушение. И вместе с тем – определения понятия доминирования. Мы должны уходить от классической старой «чикагской» модели, когда все определяется именно долей рынка, к оценке реального влияния на рынок. Он сегодня стал гораздо более чувствительным, и нужно применять гораздо более тонкие инструменты для выяснения степени воздействия на него конкретного игрока.

В ловушку попались тысячи роботов

– Вы можете поймать за руку конкретного виновника цифровых нарушений?

– Не без труда, но можем. Да, буквально пару лет назад было гораздо легче найти конкретного виновника, например, собственноручно подписавшего некий документ. Сейчас произошла деперсонализация ответственности, и отыскать его куда сложнее. Мы регулярно разбираем конкретные ситуации с юристами – часто бывает, что к единому мнению по оценке основных критериев не всегда получается прийти быстро.

Наша справка

Среди последних резонансных эпизодов – дело Мурманского УФАС России, которое признало ООО «ОРКО-инвест» и ООО «Управляющая компания «Центр по обращению с отходами» виновными в заключении устного антиконкурентного соглашения (нарушение п. 2 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции), реализация которого привела к поддержанию цен на торгах. Нарушители запрограммировали своих аукционных роботов на минимальное снижение от начальной цены. Было установлено, что при проведении 25 электронных аукционов участники сговора практически не снижали начальную цену контракта, позволяя друг другу выигрывать торги по заранее определенной стратегии.

Также ФАС возбудила дело в отношении «ЛГ Электроникс РУС» по признакам незаконной координации экономической деятельности (ч. 5 ст. 11 Закона о защите конкуренции). Согласно полученным данным «ЛГ Электроникс РУС» использовала специальную программу для мониторинга цен ритейлеров для контроля за ценами на ряд смартфонов LG. Помимо этого, компания регулярно получала отчеты о ценах от самих ритейлеров, которые также использовали «ценовых роботов» с целью контроля за ценами. Дело находится в процессе рассмотрения.

В планах антимонопольного регулятора – целая серия дел до конца 2017 года. За последнее время были выявлены признаки сговоров с участием роботов более чем на 2000 электронных аукционов.


– Выходит, в ведомстве придется создавать отряд по борьбе с киберпреступностью?

– Мы корректируем наши методы. Если нарушения происходят в процессе электронного общения, то и мы должны уметь обнаруживать такие нарушения при помощи новейших технологий. В ФАС работают достаточно сложные комплексы для борьбы с картелями на торгах. Нам не нужно бегать, ловить кого-то буквально за руку и перебирать кучу бумаг. Мультипараметрические программы отслеживают аномальное поведение и фиксируют нарушение. Спецотряд, о котором вы говорите, пока создавать, наверное, не будем. Но того факта, что ведомству приходится все активнее действовать в электронном пространстве, мы не отрицаем. Для нарушителей, кстати, у нас приготовлено много «подарков».

Тайна переписки: почему компании перестали выдавать менеджерам ноутбуки

– Вы упомянули, что у юристов бывают разногласия по поводу аспектов, которые в случае изменения законодательства станут ключевыми…

– На законодательном уровне крайне важно уточнить понятие «персональные данные», а также и то, какая информация подпадает под понятие «тайна переписки». Электронное общение сегодня недостаточно урегулировано нормативными актами. Одни юристы толкуют некие его аспекты как «тайну переписки», другие же считают, что ее там нет.

Я, быть может, говорю сейчас о фантастических вещах, но ведь в конце концов можно прийти и к модели назначения штрафов по алгоритму с видеофиксацией нарушений ПДД. Скажем, программа «отловила» очевидный прокол – и виновнику автоматически выписывается квитанция. Во всяком случае, по мелким явным нарушениям. Произойти это может не в каком-то сильно отдаленном будущем. Я бы этого, во всяком случае, не исключал.

– Но как вы планируете проникать в упомянутую тайну переписки?

– В законодательстве должны реализоваться новые принципы работы с данными: какую информацию считать открытой, а какую нет.

К примеру, мы в последнее время столкнулись с тем, что многие компании перестали предоставлять сотрудникам рабочие ноутбуки и телефоны. Люди покупают технику сами, а им это потом компенсируют. Телефон личный, он закрыт тайной переписки – а при этом данные на нем могут оказать влияние на рынки. Ноутбук с инвентарным номером мы имеем полное право осмотреть, а личный, на котором может быть самая «интересная» информация, – нет!

Это новая и очень интересная с юридической точки зрения ситуация. Все делается с персонального ноутбука какого-нибудь менеджера, у которого, разумеется, есть чек на его покупку. Как привлечь компанию, в которой он работает, к ответственности?

– Значит, разработка возможных изменений уже идет?

– Совершенствовать нормативную базу надо чем быстрее, тем лучше. Иначе мы будем проигрывать с каждым днем. В Госдуме работает экспертный совет по цифровой экономике, и мы планируем вскоре предложить депутатам обсудить соответствующие изменения в антимонопольное законодательство.
Оригинал

2827910
Высшая квалификационная коллегия судей

Вечером 20 сентября члены Высшей квалифколлегии судей, в пух и прах раскритиковав решение московской ККС, отменили наказание, наложенное на судью-цивилиста Пресненского суда столицы Валентина Ершова – сына своего коллеги, многолетнего председателя Высшей экзаменационной комиссии по приему судейского квалифэкзамена и ректора Российского университета правосудия Валентина Ершова-старшего. За перипетиями продлившегося почти полтора часа заседания по жалобе Ершова-сына внимательно наблюдал журналист Legal.Report.

11 мая этого года ККС Москвы назначила самому молодому судье Пресненского райсуда дисциплинарное наказание в виде предупреждения. Ко времени, когда у ВККС дошли руки до дела Ершова, настроение у собравшихся возле зала заседания судей-жалобщиков было не самым оптимистичным. По разговорам в кулуарах можно было понять, что в этот день коллегия «рубит всех», и процент отказа в пересмотре решений – «практически 100».

2827908
Судья Валентин Ершов

Судья Ершов заметно выделялся среди заявителей отлично пошитым темно-синим костюмом в едва различимую клетку, с галстуком на тон светлее – прочие коллеги-мужчины были поголовно одеты в костюмы различных оттенков серого. Войдя в зал, он разложил на столе многочисленные бумаги. Рядом расположилась представитель московской ККС Александра Лопаткина. Каждому из них дали возможность изложить свой взгляд на обстоятельства рассматриваемого дела.

Первым делом Ершов обратил внимание коллегии, что проверка, по результатам которой на него наложено наказание, не была плановой.

– Все было тихо, меня ни о чем не спрашивали, ничего не уточняли. Помощники судей молча открывали мои шкафы, доставали дела, что-то переписывали, фотографировали – и молча же ушли, – рассказал судья.

Он признал, что какие-то бумаги действительно не были подшиты к делам своевременно, ряд документов не отправили в инстанции, а в журнал он порой не успел вносить полагающиеся записи. Также Ершов подтвердил тот факт, что несколько заседаний начал позже, чем было изначально объявлено.

– Я не оправдываюсь. Но все-таки не за все это должен отвечать именно я, значительная часть вопросов – в компетенции моих помощников, аппарата суда, – сообщил наказанный цивилист.

Кроме того, он отметил, что в решении столичной ККС приведены такие его слова: «Я признаю факт нарушения закона».

– Это не так. Я признаю лишь отдельные нарушения. Мне просто не дали возможности подать объяснения.

По словам Ершова, к дисциплинарной ответственности он ранее не привлекался, а работников его аппарата не предупреждали о каких-либо нарушениях.

– К сожалению, наш Пресненский суд вообще нередко попадал в какие-то негативные истории, отрицательную статистику, – посетовал юрист.

Затем начались вопросы.

– А что вы можете конкретно сказать о ваших качественных показателях, о соблюдении сроков? – поинтересовался председатель ВККС Николай Тимошин.

– Хочу заметить, что судей у нас мало, а дел, напротив, достаточно много. При этом среди шести коллег-цивилистов в суде у меня показатели выше среднего – и выше среднего по Москве, – сообщил Ершов. – И думаю, мне бы вряд ли доверили в свое время занимать восемь месяцев должность зампреда суда по гражданским делам, если бы это было иначе.

На вопрос о том, с чем он связывает проведенную проверку, судья ответил, что с подходом «определенного возраста», а также с его желанием уйти в Мособлсуд. Выяснилось, что в июле этого года он подал пока еще не рассмотренное заявление об отставке.

– У меня после этого [взыскания ККС] резко кончилась, так скажем, нормальная жизнь, – посетовал Ершов.

– Итак, вы говорите, что проверяющие пришли в кабинет действующего судьи, молча залезли в шкафы, да? Похоже на досмотр, – заметил член ВККС, председатель судебного состава ВС РФ Александр Кликушин.

– Да это чистый обыск! А понятые были? – поддержал шутку Михаил Капура, экс-сенатор, зампредседателя Владимирского отделения Ассоциации юристов России.

Он поинтересовался:

– Вы хорошо известны в судейском сообществе, молодой, но уже опытный специалист. У вас были хорошие перспективы. А что подтолкнуло-то написать заявление об отставке?

– Раз столь низкую оценку мне вынесли по результатам проверки… – задумался было Ершов, но тут же вновь собрался: – Быть может, такой человек, как я, не нужен системе?

– А после проверки вас просили написать пояснения по каждому изложенному в документах факту? – справился Тимошин.

– Нет…

Слово дали представителю столичной ККС. Александра Лопаткина утверждала, что проверка в отношении судьи была плановой и проверялся отнюдь не один Ершов – в общей сложности к дисциплинарной ответственности было тогда привлечено трое судей.

Основной претензией к цивилисту была допущенная им волокита. «Была выявлена неразобранная почта. По исковым заявлениям не принимались решения – причем до шести месяцев, – перечисляла Лопаткина. – В ряде случаев не указаны даты отложений. А по отчетности все было в порядке…» Члены ККС предположили, по ее словам, что имела место фальсификация.

Как сообщила Лопаткина, были выявлены дела, находящиеся в производстве Ершова, по которым заседания откладывались по восемь раз. При этом «извещения участникам составлялись, но они не отправлялись».

– Очень много дел, законченных вынесением определений об оставлении без рассмотрения, – добавила представитель ККС Москвы. – Есть дела, которые числятся оконченными, а люди об этом не знают. Вообще председатель суда Ольга Сергеева не раз указывала Ершову на низкие темпы работы.

Было упомянуто и то, что с конца 2014 года на судью Ершова якобы поступило 54 жалобы. Все это, пояснила выступающая, «умаляет авторитет правосудия».

Начальство же, утверждала Лопаткина, неоднократно указывало Ершову на нарушения. А сам он во время уже идущей проверки нередко «скрывался в совещательной комнате от проверяющих».

– Я могу назвать даты составления протоколов совещаний в Пресненском суде, на которых Ершову указывали на недостатки, если интересует, – сказала Лопаткина.

– Да не очень-то интересует, – тихо, но различимо заметил один из членов коллегии.

– В 2015-2016 годах у Валентина Валентиновича вдвое подскочило количество отмен практически при той же загрузке, – продолжала представитель. – Вот, к примеру, резонансное дело по иску бортпроводника к «Аэрофлоту» – решение было отменено. Это к вопросу о качестве… И еще: решение ККС о наказании в виде предупреждения было принято единогласно!

Слово вновь взял Михаил Капура. Его напористый тон заставил взбодриться членов коллегии, несколько расслабившихся под конец рабочего дня.

– Скажите, это нормально – не вручать справки по результатам проверки тому, кого вы проверяли? – обратился он к Лопаткиной.

– Под роспись мы не предоставляли…

– А не под роспись?

– Мы просто ознакомили…

– Еще вопрос. А как вы считаете, это нормально, когда помощники судей позволяют себе открывать шкафы действующего судьи, который находится под охраной федерального законодательства, изымать материалы дела по своему усмотрению? Повторяю: по-мощ-ни-ки! Это вам не судья городского суда. Вы ведь сами нам тут так сказали. Открывают-закрывают, изымают, уносят… Это разве не умаляет авторитета федерального судьи?! Это нормально? – вопрошал, активно жестикулируя, Капура.

– Ну, помощники делали техническую работу, – оправдывалась Лопаткина.

– А вы присутствовали в тот момент, когда в кабинет судьи Ершова вошли сотрудники городского суда? Вы там были?

– Я не присутствовала, – вздохнула Лопаткина.

– Тогда почему вы утверждаете нам другое?

Лопаткина окончательно смутилась.

Ее отчасти выручил председательствующий Тимошин, который поинтересовался, нельзя ли было пообщаться с судьей Ершовым, который, как утверждалось, «скрывался во время проверки в совещательной комнате», когда он вышел из нее.

– Ну, выводы были сделаны на основании имеющихся материалов, – ответила Лопаткина.

Тимошин в этот момент выразительно посмотрел на члена ВККС, завкафедрой судебной власти, правоохранительной и правозащитной деятельности юрфака РУДН Валерия Гребенникова, который подчеркнуто внимательно знакомился с бумагами.

– Вы при вынесении решения учитывали мнение Ольги Сергеевой, председателя Пресненского суда, – пошел дальше Капура. – А когда она была назначена на должность?

– Она была назначена… в 2017 году… минуточку… – заглянула в документы Лопаткина.

– А я вам скажу, когда. В апреле. И за полмесяца она выявила все недостатки судьи Ершова?!

– Она первым делом ознакомилась с качественными показателями судей…

– А какое время Пресненский суд вообще был без руководителя? Если не учитывать и. о. руководителя?

Лопаткина вновь замялась.

– Я почему задаю этот вопрос: как следует из протокола, один из членов коллегии, г-н Фомин [зампред Мосгорсуда], сетует на то, что Пресненский суд находится в плачевном состоянии. И это в том числе почему-то в конечном итоге ставится в вину Ершову…

Эстафету перенял Николай Тимошин.

– В решении коллегии указано: признать в действиях судьи Ершова наличие дисциплинарного проступка. А почему в протоколе никак не отражено, что члены коллегии голосовали именно за это? Почему голосовали только за привлечение к дисциплинарной ответственности?

Возник шум, послышались голоса с мест: «Они сразу голосовали за наказание!»

Чуть позже Валентин Ершов в заключительном слове еще раз подчеркнул, что исполнял свои обязанности добросовестно. Многие выводы проверки он воспринял «с удивлением». И считает, что решение о дисциплинарном взыскании принято немотивированно.

После пятиминутного совещания коллегии было принято единогласное решение об отмене дисциплинарного наказания Ершова. Это случилось уже в седьмом часу вечера.

Обозреватель Legal.Report коротко пообщался с удовлетворенным судьей.

– Валентин Валентинович, сегодня вы единственный, кто добился отмены решения по жалобе…

– Благодарю вас!

– Что можете сказать о решении?

– Знаете, думаю, это хороший, поучительный прецедент. Для тех, кто выносит вердикт о наказании без достаточных на то оснований.

Оригинал

Без преувеличения уникальным можно назвать решение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда, вынесенное 16 мая 2017 года. Согласно ему в пользу физического лица – покупателя небольшой квартиры с протекающим потолком было взыскано 12,5 млн рублей, при этом не учитывались ни выводы экспертиз, ни профессиональные оценки, ни даже стандартные доказательства, которые подтверждали бы факт и размер причиненного истцу вреда.

Эксперт перед запертой дверью
Все началось с того, что покупатель квартиры – ее г-жа Юлиана Дюлгерска приобрела в августе 2014 года у перекупщика в одной из новостроек Сочи – направил в районный суд иск к застройщику. Новосела не устроило, что во время дождей в жилище, находящемся на последнем этаже, проникала вода. Сумму иска молодая женщина определила не скупясь – она требовала взыскания денежных средств в размере 12 450 000 руб. Сюда вошли: неустойка за нарушение закона о защите прав потребителя – 4 900 000 руб., моральный ущерб – 3 400 000 руб., штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя – 4 150 000 руб.

Судом дважды назначалась экспертиза, без решения которой принять решение по иску было бы в принципе невозможно. Однако за полгода (!) судебный эксперт не смог попасть в квартиру – собственник жил в другом городе. 5 сентября 2016 года Центральным районным судом г. Сочи в удовлетворении исковых требований было отказано в полном объеме. Причина – отсутствие достоверных доказательств наличия протечки, а также причиненного истцу материального и морального ущерба.

10 ноября 2016 года апелляционная инстанция Краснодарского краевого суда оставила решение районного суда без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Сюрприз от апелляции
Когда кассационная жалоба поступила в президиум Краснодарского краевого суда, то он указал на нарушение районным судом порядка уведомления сторон при назначении даты проведения экспертизы. Дело было возвращено в апелляционную инстанцию.

Последняя должна была вновь назначить экспертизу и дождаться ее выводов, но неожиданно даже для опытных экспертов вынесла 16 мая 2017 года беспрецедентное решение: исковые требования были… удовлетворены – без экспертизы и в полном объеме!

Что примечательно, в деле нет ни единой фотографии квартиры и каких-либо конструктивных недостатков, так как эксперт на данный момент так и не смог осмотреть жилище, хотя прошло два года с момента начала тяжбы.

Вместе с тем в нарушение формальной логики при расчетах суд опирался не на цену, по которой ответчик реализовывал квартиру лицу, которое впоследствии продало ее истцу (3,9 млн руб.), а на цену перекупщика квартиры (4,9 млн руб.). Более того, применяя ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей», суд взял за основу не стоимость выполненных работ, как того и требует данный закон, а цену квартиры.

Выводы апелляции местами подкупают своей непосредственностью: как указано в определении, истец из-за невозможности въехать в приобретенную квартиру получил «психологический дискомфорт», у него «пошатнулось здоровье», приходится «постоянно нервничать» и даже «принимать успокоительные средства». Видимо, для суда это достаточное основание решить вопрос так, как он был решен.

Моральный вред по цене квартиры
Особого внимания заслуживает сумма присужденного морального вреда – 3 млн 400 руб. (200 тыс. х 17 месяцев). Согласно устоявшейся судебной практике, отмечают эксперты, такая сумма морального вреда не взыскивалась в новейшей истории страны даже при смерти кормильца в пользу пострадавшей семьи, например, при авиакатастрофах и терактах.

Тем более нет никаких правовых оснований для удовлетворения подобных требований при покупке жилья (прецедентное право США и дворцы кинозвезд в Лос-Анджелесе не в счет). На эти деньги вполне можно приобрести еще одну квартиру в упомянутом выше популярном российском курортном городе. Но суд это явно не смущает.

Оказалось, по сути, попрано и определение Конституционного суда РФ от 21.12.2000 № 263-О. Согласно ему неустойка по своей природе носит компенсационный характер, является способом обеспечения исполнения обязательства должником и не должна служить средством обогащения кредитора. В данном случае все получилось с точностью до наоборот.

Но и это еще не все. Получается, что суд своим решением фактически «отменил» установку президента России Владимира Путина на построение правового государства. Ибо нормы права он истолковал и применил весьма оригинально и избирательно.

Продолжение истории
23 августа 2017 года президиум Краснодарского краевого суда рассмотрел кассационную жалобу застройщика, требовавшего отменить скандальное апелляционное определение. Оно и было полностью отменено. Шумное дело, к которому уже проявили интерес и СМИ, и общественность, направили на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию. На этом этапе, считают представители юридического сообщества, вовсе не лишним было бы проявить интерес к удивительному процессу Вениамину Кондратьеву – главе Краснодарского края. Тем паче что авторитетный политический тяжеловес занимал прежде должность замгубернатора Кубани по вопросам имущественных, земельных и правовых (!) отношений. Услышать его мнение сейчас хотят очень многие.

Как подчеркнул в ходе судебного заседания председатель краевого суда, вопрос для рассмотрения в апелляционной инстанции один – строительная экспертиза. А ее, напомним, за два года так и не смогли провести. Впрочем, для некоторых судов, как выяснилось, это отнюдь не является препятствием к вынесению «справедливого и объективного» решения.

Автор: Александр Орлов
Оригинал

13 сентября на шестом заседании по делу Алексея Улюкаева гособвинение допросило личного телохранителя Игоря Сечина, пытаясь выяснить, с помощью какого жеста бывший министр вымогал у главы «Роснефти» взятку в $2 млн. Тем временем подсудимому, который ранее позволил себе несколько ярких комментариев по обстоятельствам дела, в резкой форме напомнили о запрете общаться со СМИ.

Традиционное общение журналистов с Улюкаевым перед началом заседания в этот раз было жестко пресечено приставами. «Без интервью!» — несколько раз рявкнули они в ответ на попытки установить контакт с подсудимым. Рядом с экс-министром поставили дополнительный стул, и это место демонстративно занял надзирающий за Улюкаевым сотрудник ФСИН (раньше он не присутствовал на процессе). «Ну точно получили соответствующие установки», – предположил кто-то из сидевших в зале репортеров .

Со слов адвокатов, суд запретил Улюкаеву общаться со СМИ сразу после первого заседания. Тогда бывший глава Минэкономразвития, охотно раздавая комментарии, обвинил Игоря Сечина в заведомо ложном доносе, а ФСБ – в тщательно подготовленной провокации. В дальнейшем Улюкаев избегал контактов с прессой до тех пор, пока прокуроры не обнародовали стенограмму прослушки, где фигурировала корзина с мясными изделиями, подаренная ему Сечиным во время встречи в офисе «Роснефти». «Бойтесь данайцев, приносящих колбайцев», – отреагировал забавным каламбуром сочиняющий на досуге стихи экс-министр. Еще один комментарий Улюкаева («Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива») был ответом на растиражированную СМИ реакцию Сечина, который выразил недовольство ходом процесса и обвинил прокуроров, зачитавших стенограмму, в «профессиональном кретинизме». Так или иначе, в начавшейся было заочной полемике Улюкаева и Сечина теперь, судя по всему, поставлена точка. Косвенно это подтвердили в пресс-службе Замоскворецкого суда, попросив журналистов «более корректно освещать процесс» в связи с поступившими жалобами.

Судебное заседание началось с допроса секретаря экс-министра Ирины Дютиной, 42-летней загорелой блондинки, которая после ареста шефа уволилась и теперь работает главным специалистом-экспертом в ФАС. Гособвинение интересовал телефонный звонок 14 ноября 2016 года, в ходе которого Улюкаев и Сечин договорились о встрече в офисе «Роснефти». Напомним, что диалог по спецсвязи АТС-1 прослушивался ФСБ, его стенограмму оглашали в ходе судебных слушаний. Свидетель сообщила суду, что разговор состоялся по инициативе Сечина – сначала звонила секретарь из приемной главы ««Роснефти». Дютина передала информацию Улюкаеву, и через какое-то время по его просьбе соединила двух сановников (в уголовном деле есть точное время – 12.41). «При самом разговоре я не присутствовала, это закрытая связь», – пояснила Дютина. Адвокаты Улюкаева попросили суд разрешить прослушать компакт-диск с записью телефонного разговора, но судья Лариса Семенова, поддержав возражения прокуроров, отклонила ходатайство.

После допроса Дютиной гособвинение вернулось к выяснению обстоятельств вымогательства взятки в $2 млн. По версии следствия, это произошло в отеле Taj Exotica Resort & Spa в индийском штате Гоа, где во время саммита стран – членов БРИКС 15-16 октября 2016 года останавливалась российская правительственная делегация. В своих письменных показаниях Сечин заявил, что Улюкаев потребовал с него деньги в присутствии президента банка ВТБ Андрея Костина, с которым Сечин в тот момент играл в бильярд в холле отеля. При этом, по словам адвокатов подсудимого, Сечин уточнил следователю, что глава МЭР конкретизировал сумму взятки, показав V-образный знак пальцами. Вызванный в суд 7 сентября спецкор портала Life Александр Юнашев подтвердил факт бильярдной игры Костина и Сечина в присутствии Улюкаева – журналист стал случайным свидетелем их встречи, когда делал очередной репортаж. Однако разговора министра с главой «Роснефти» репортер не слышал, а каких-либо намекающих жестов руками не припомнил.

Не заметил жеста «в виде двух пальцев» и допрошенный на заседании 13 сентября менеджер службы безопасности «Роснефти» Вадим Деревягин. 46-летний высокий мужчина плотного телосложения пояснил, что на саммите БРИКС обеспечивал личную безопасность Сечина во время многочисленных протокольных мероприятий. 15 октября телохранитель видел, как бывший глава МЭР подошел к бильярдному столу, «возле которого у Улюкаева и Сечина состоялся непродолжительный диалог, длившийся не более пяти минут».

– Разговор слышали? – спросил свидетеля прокурор Борис Непорожный.

– Нет. Я находился на достаточно большом расстоянии, думаю, не менее 10 метров.

Костин, по словам Деревягина, в разговоре участие не принимал. При этом телохранитель затруднился сказать, общался ли президент ВТБ во время игры с Улюкаевым. Не смог он ответить и на вопрос, слышал ли Костин разговор министра с главой «Роснефти». Сечин же, уточнил свидетель, ничего о диалоге с главой МЭР потом не рассказывал, поскольку «это не принято корпоративными правилами». О том, что Улюкаев задержан за взятку, Деревягин узнал только из СМИ.

– Вы видели, чтобы Улюкаев делал какие-то жесты руками при разговоре с Сечиным? – задал вопрос адвокат Тимофей Гриднев.

– Нет, не видел, – ответил свидетель, который ранее в письменных показаниях (их огласили на суде) заявил, что «не исключает возможности использования Улюкаевым такого жеста в беседе с Сечиным незаметно для окружающих».

Следующее заседание суда назначено на 18 сентября.

Оригинал



Столичным судьей, как оказалось, не ограничивался список служителей закона, помогавших фигурантам дела о попытке захвата особняка возле храма Христа Спасителя. Вслед за председателем судебного состава АСГМ (см. на L.R здесь) в деле всплыли следователи сразу двух ведомств, чьими услугами пользовался сообщник дожидающихся суда рейдеров – беглый нижегородский адвокат Евгений Рыжов.

Защитник сейчас скрывается на территории США, пока в Москве дожидаются суда его соучастники – юристы Дмитрий Лысаковский и ранее судимый Петр Чихун, а также дважды судимый бизнесмен Михаил Чернов. В уголовном деле фигурируют письма, отправленные с электронной почты, которой пользовался Рыжов. Гвоздем этой подборки стал подготовленный адвокатом проект постановления следователя СКР об отказе в возбуждении на него уголовного дела.

Это постановление было составлено от лица замруководителя следственного отдела по г. Дзержинску СУ СКР по Нижегородской области А. Серова. Проект документа Рыжов направил двум адресатам – судя по всему юристам, которые должны были его отредактировать. Одно из писем так и было названо: «Проект для корректировки». Обоих юристов Рыжов просил в сжатые сроки «внести наши изменения» и «поправить так, чтобы нравилось нам». Судя по всему, у адвоката нет сомнений, что его правки следователь включит в итоговый текст документа.

Эту находку Legal.Report попросил прокомментировать руководителя СУ СКР по Нижегородской области Андрея Виноградова, направив ему соответствующий запрос. О его ответе мы обязательно информируем читателей.

Столь же по-свойски Рыжов вел себя и с полицейскими следователями. В декабре 2012 года он переслал со своей почты несколько протоколов допроса свидетелей по уголовному делу, связанному с объектом рейдерского захвата. Один из них он снабдил машинописными пометками на полях, которые выглядят, как опросник для следователя. Адвокат указывал, какие конкретно вопросы надо задать свидетелю о деятельности предприятия, его финансах и хозяйственных документах. Проводил этот дополнительный допрос старший следователь СЧ ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области подполковник юстиции Е. Шишков. В каком объеме следствие исполнило адвокатские поручения, пока не известно, но редакция это обязательно выяснит у нынешнего руководства нижегородской полиции.

К сегодняшнему дню Рыжов стал фигурантом уже 8 уголовных дел об отъеме недвижимости. В том, что рейдеру в его делах помогали правоохранители, уверен бывший председатель Дзержинского райсуда Нижегородской области, а ныне зампредседателя Владимирского облсуда Валерий Великанов. «У тех, кто в правоохранительных органах работает, были большие разборки со своим начальством из-за этого человека», – отмечает судья. Он не сомневается, что Рыжов – «это реально мошенник». Великанов знает, о чем говорит – из дела, находившегося в его райсуде, накануне экспертизы была похищена подложная расписка по договору займа, которую адвокат представил в качестве доказательства. Позднее ее обнаружили в банковской ячейке, которую арендовал Рыжов.

​Выдача Рыжова из США стала предметом специального запроса Генпрокуратуры РФ. Этим летом ГП получила ответ из американского Минюста, который, кажется, нашел способ решить эту проблему в отсутствие двухстороннего договора об экстрадиции. Ведомство передало материалы на Рыжова в Министерство внутренней безопасности США, сопроводив просьбой «найти основания для выдворения фигуранта в соответствии с иммиграционными законами».

Автор — Александр Орлов
Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире