lebeda

Андрей Лебедев

27 января 2017

F
Тезис об «особом пути» России, отличном от европейского, вызывает много споров, но бесспорным кажется наличие такой общественной силы, как «интеллигенция». В других странах больших групп людей, подобных нашим интеллигентам, не наблюдается, там есть «интеллектуалы». Этот факт порождает надежду: может быть, поняв сущность явления «интеллигенции», мы сможем понять, что такое «особый путь» России.
Говорить о России как части республиканской Европы можно в применении к двум историческим этапам:
1. Русь была частью европейского мира, называлась «страной городов», то есть страной городов-республик, до Ивана Грозного, который окончательно уничтожил самоуправление во всех городах Русской земли;
2. республиканское образование и воспитание российской элиты по европейским образцам, а также Магдебургское право в российских городах были установлены Екатериной Второй и продержались до 1917 года.
Екатерина Вторая провела реформу образования принятием ряда Уставов, начиная с 1766 года – эта работа была в основном закончена до Великой Французской революции. Реформа коснулась детей дворян, купцов и мещан, то есть горожан. От Екатерины и до 1917 года детей в городских школах учили греческому и латыни — естественно, на материале великих литературных произведений республиканской античности и средневекового Ренессанса (то есть Возрождения этой самой республиканской античности).
Энергия республиканской доблести и добродетели оказалась мощной и плодотворной. Республиканское образование создало элиту честных, благородных патриотов с чувством человеческого достоинства — в лице интеллигенции и части дворян. Причем в россиянах, называющих себя интеллигентами, республиканские добродетели пережили сталинскую отрицательную селекцию и живы до сих пор.
Реформа Екатерины не коснулась крестьян, оставив им старое церковно-приходское образование. Россия таким образом оказалась разделенной на дворян, разночинскую интеллигенцию и предпринимателей с республиканским образованием — с одной стороны, и народ с архаичным образованием — с другой стороны. Отсюда ментальный разрыв двух Россий, полное непонимание между властью и народом, городом и деревней, западниками и славянофилами. Еще более драматичный «разрыв мозга» произошел внутри молодого человека, воспитанного в учебных заведениях на высоких патриотичных и гражданских примерах героев Гомера, а затем попавшего в пошлый мир лизоблюдства царских чиновников. Это разрыв между Царскосельским лицеем, который Пушкин называл своей Родиной, и реальной Родиной.
Противоречие между гражданским долгом и монархической верноподданностью, между «служить бы рад (Отечеству) — прислуживаться тошно (монарху и его сановникам-самодурам)» загоняло лучших людей России в тупик, делало их «лишними людьми». Восстание декабристов — как раз на стыке республиканского воспитания дворянской элиты и монархической российской действительности.
Реформы Александра Второго поставили республиканское образование на две мощные реальные опоры — земство и суд присяжных. И как результат — взлет народной самоорганизации, расцвет адвокатуры, высочайшие достижения в культуре, литературе, науке и экономике. Страна перестала чувствовать себя вторичной по отношению к Европе.
Золотой Век был недолог, при Александре Третьем республиканские реформы начали сворачиваться. Но республиканское образование, латынь и греческий остались.
Особый путь России — в республиканском образовании, неприменимом в монархической или квази-монархической реальности.
В Европе и США республиканское образование и воспитание — первичное и практическое, из реальной практики муниципальной жизни. В России — вторичное и теоретическое, через воспринимаемые в школах и университетах идеалы, шедевры европейской мысли и культуры.
Россия — это виртуальная республика с виртуальными гражданами: с декабристами, Чаадаевым, интеллигентами, которых не понимают ни власть, ни народ, и которые сами себя, свое место в этой стране не понимают. Ареной республиканской доблести и реальной жизни являются страницы журналов, книг, интернет-сайтов. Россия — слово-центричная страна.
Русская загадочная душа — плод пассивного интеллектуального мира России. Пассивность родилась из противоречия благородных республиканских ценностей, преподаваемых в школах и университетах, и невозможности эти высокие идеалы активно применить в практической жизни. Душевные качества русского человека реализуются поэтому в искусстве и литературе, в дружеских застольях. Но пассивность интеллектуального мира противоречит мощной социальной потенции республиканского образования, жизнеутверждающей активности республиканских ценностей — даже вторичных, книжных. И если государство усиливает цензуру в искусстве и литературе, вводит сухой закон, то долготерпеливый россиянин взрывается. Или активизируется диссидентство, нигилизм, неприятие любой власти вообще.
Дворяне и интеллигенция не только ощущали себя в России «лишними людьми», но при этом принимали русский народ за Народ с большой буквы, за граждан из своих книжных республик, приписывая крепостному и церковно-приходскому народу некие высокие морально-нравственные качества и добродетели. В 1917 году только большевики оказались настоящими реалистами, знатоками русского народа, сумели грамотно использовать его в своих интересах.
С другой стороны, народ не понимал своих правителей, считал образованных людей странными и никчемными, плохо приспособленными к жизни. Печорин у Лермонтова был храбрым офицером, но при этом не умел плавать.
Россиянин не способен обустроить жизнь у себя в доме, в подъезде, во дворе, но всегда готов героически сражаться за справедливость — даже в далеких чужих странах. Народ и элита только в войне находят себя и друг друга, живут одним героическим организмом.
В 1917 году эволюционных достижений в земском самоуправлении, республиканском образовании и суде присяжных оказалось недостаточно, чтобы Россия мирно перешла от монархии к парламентской республике. Адвокат Керенский полагал, что стоит россиянам разрешить называть друг друга «гражданами», а в армии ввести самоуправление, как все станут настоящими гражданами и патриотами республики. Но простой народ не понимал этой «интеллигентской болтовни», он просто хотел «доброго царя», нового справедливого Хозяина.
Российская элита со времен Екатерины вела себя вполне в духе Просвещения, вполне по-европейски гуманно и толерантно, не покушалась на национальные обычаи и религиозные традиции народов, населяющих земли империи, в том числе насильно присоединенные. Крепостное право было установлено не везде, власть не вмешивалась в местное самоуправление Польши или Финляндии. Более того, европейское самоуправление по Магдебургскому праву послужило образцом, было перенесено из вновь завоеванные городов империи в ее старые города.
Советская империя ликвидировала все традиционные уклады жизни до основания. Уничтожение советской властью местного самоуправления, суда присяжных, старой элиты (в том числе созданной благодаря этим республиканским институтам), создание с помощью сталинского отрицательного отбора новой элиты (на базе монархической лояльности, а не гражданской доблести) — все это привело к массовому предательству своей Родины в годы Великой Отечественной войны. Заградотряды, трусость и предательство солдат и офицеров, генералы, воюющие на стороне врага — такого бесчестья российская армия не знала никогда. Чтобы победить Гитлера, большевикам пришлось возрождать офицерскую честь, возвращать в армию погоны, напоминать народу о республиканском чувстве патриотизма в исторических кинофильмах.
Что в СССР было позитивно — республиканское образование стало всеобщим и всенародным! Но при этом оно поднялось на новый уровень абстракции, стало еще более вторичным и виртуальным, оторванным от действительности. На уроках литературы использовались в основном образцы российского Золотого Века — то есть не античные образцы и образы, а более депрессивные и сумрачные российские им подражания. Солнечная античность перешла в советскую архитектуру и скульптуру, в белоснежные колонны Домов культуры и в «девушек с веслом». Такое «искусство для бедных» не требовало знания латинского и греческого языков, отмененных большевиками.
В 1991 году не состоялось или получилось слабым, нежизнеспособным даже то малое, что удалось Александру Второму в 1861 году — земство и суд присяжных. И, к сожалению, анти-эволюционный процесс в постсоветской России пошел еще дальше, чем в Советском Союзе — система формальных тестов ЕГЭ перечеркнула введенное Екатериной Великой республиканское образование. Таким образом с интеллигенцией, сугубо российским историческим явлением, покончено, и «особого пути» у России больше нет. Движение назад в церковно-приходское средневековье на что-то «особое» явно не тянет – нового средневековья, нео-феодализма в мире сегодня хватает.
Никакой компенсации в виде особо высоконравственной духовности и роста патриотических чувств россияне при этом откате в прошлое не получат. Морально-нравственные ценности и патриотизм появились, сформировались и расцвели в Республике, на арене республиканской доблести, до этого их просто не существовало. Подробнее в Российском Манифесте. Часть 2. Республика.
Накануне Нового года ливийцы выбили ИГИЛ (запрещенную в России организацию) из ее последнего оплота — города Сирта. Как пишет «Вашингтон Пост» в статье «Исламское государство» потеряло свой оплот в Ливии», боевики, вытеснившие исламистов, в основном родом из города Мисурата.

«Мисуратская бригада» — самая боеспособная военная сила в современной Ливии. Именно она в 2011 году взяла в плен Каддафи, а в 2014-м — захватила столицу Триполи, в которой находилось переходное правительство, поддерживаемое Западом. То есть это некая «третья сила», приходящая к власти вопреки навязываемому пропагандистами тезису, что в этих странах возможно «одно из двух» — или авторитарный диктатор, или исламисты. А исламисты, причем самые крайние, неизбежно побеждают на демократических выборах после «арабской весны».
На самом деле все еще интересней: отношения между Мисуратой, третьим по величине городом Ливии, и «Мисуратской бригадой» удивительно напоминают отношения Великого Новгорода с дружиной Александра Невского. Новгородские купцы, как известно, изгнали Невского за городские стены, запретили появляться в городе — точно также поступили со своими «псами войны» мисуратские предприниматели. В 2014 году они нашли средства, чтобы вывести из города все вооруженные группировки — просто отправили их на войну. Когда «Мисуратская бригада» захватила Триполи, обратно в родную Мисурату победителей не пустили. Как и положено в республике, целью войны является не победа, а мир. Настоящими победителями оказались жители города-республики — теперь это единственное в Ливии место, где можно безопасно гулять по ночам.
Мисурата стала «островом» стабильности и процветания во все более жестоком круговороте предвыборных геноцидов и поствыборных «цветных революций». Несмотря на полное отсутствие нефти, уровень жизни в этом приморском городе на порядок выше, чем в целом в Ливии, не говоря уже о соседних странах. Разрушенные во время войны дома и объекты инфраструктуры полностью отремонтированы, круглосуточно работает крупнейший в стране морской порт. По приблизительным оценкам, только сфера услуг в Мисурате растет на 20 процентов в год, а местный порт уже вышел на довоенный уровень и принимает более половины всех поступающих в Ливию грузов. Национальной идеей города-государства стало обогащение его граждан.
В город стремятся попасть, «приобщиться» к мирной жизни тысячи желающих. Рост населения — от 230 тысяч в 2011 году до почти полумиллиона сегодня. Этот поток беженцев сдерживает цепь блок-постов, пропускающих внутрь только тех людей, за кого может поручиться житель Мисураты. Политическая структура города похожа на Венецианскую республику времен ее расцвета: полное самоуправление, независимость, власть принадлежит совету, в который входят влиятельные бизнесмены.
Местный совет практически полностью ликвидировал бюрократию, сделав ведение бизнеса в городе максимально простым. Налогов и сборов фактически нет, правила ведения бизнеса максимально облегчены, а все вооруженные отряды — исламисты, социалисты, все радикалы независимо от религии или идеологии — из города изгнаны.
Для гражданина Мисураты участие в многочисленных боевых отрядах, оставшихся со времен гражданской войны, потеряло смысл — реализация себя в мирной жизни, в бизнесе намного безопаснее, интереснее и прибыльнее войны. Показательно, что многочисленные врачи и инженеры из России и стран бывшего СССР не стремятся вернуться домой, предпочитают оставаться в Мисурате.
Не существует на самом деле никакой проблемы беженцев в Европу из очагов военных конфликтов в развивающихся странах. Есть проблема мировой бюрократии и евро-бюрократии, которые из соображений собственного выживания, сохранения себя во власти не допускают предпринимателей к государственному строительству ни в своих странах, ни в какой-либо иной стране мира.
Там же, где бизнес вследствие экстремальных событий войны или экономического кризиса берется за создание собственного государства, то делает это по естественным лекалам республики, а не искусственным, опасным для жизни демократическим фантазиям. Подробнее об устройстве предпринимательской республики — в Российском манифесте.

У свободного ливийского города Мисураты (если люди бегут в город, а не из него — значит он свободный) есть два варианта будущего. Или Мисурата будет процветать и служить примером для других городов, спасет Ливию от распада, сплотит всех граждан государства экономикой, торговлей, бизнес-интересами. Или подчинится международным и евро-чиновникам, проведет демократические выборы, и тогда беженцев в Европу станет на сотни тысяч больше.
Выборщик из Техаса республиканец Крис Супрун заявил, что не отдаст свой голос за Трампа и призвал всех членов коллегии выборщиков последовать его примеру. Призывы к отмене института выборщиков звучат все настойчивей: за прямые выборы президента выступил недавно Фрэнсис Фукуяма, первые шаги к изменению Конституции США уже сделали члены конгресса от Демократической партии. В американской истории было четыре случая, когда представители штатов голосовали совсем не так, как проголосовали их избиратели. То есть сознательно шли против демократии – считая, что исправляют ее ошибки. Существование в американской политической системе коллегии выборщиков связывают с выравниванием политического веса штатов, но на самом деле это вид республиканского остракизма, и сравнивать его надо с существованием до сих пор королевской власти в Великобритании и других странах Европы. Если британская королева сочтет лидера победившей на всеобщих демократических выборах партии опасным для страны кандидатом на пост премьер-министра, то просто откажет ему в аудиенции — и будут назначены новые выборы.
Коллегия выборщиков в США и Королева в Великобритании выполняют функцию античного остракизма – это республиканский механизм, который спасает государство от безответственных популистов и радикалов на всех политических флангах. Коммунисты, националисты и прочие радикалы, конечно, не изгоняются из страны, как было в Афинах, но удаляются с политической сцены. Радикальные популисты благодаря остракизму навсегда останутся в Великобритании и США политическими маргиналами.
Тот факт, что в истории не было случаев, чтобы Королева или коллегия выборщиков изменили результат всенародного голосования, говорит как раз в пользу этого политического инструмента. Он настолько силен, что действует превентивно. Эффективность остракизма не в наказании нового Сталина или Гитлера в тот последний момент, когда, обаяв народ красивыми обещаниями, тот уже готовится разорвать грудью финишную ленточку на пути к власти. Республиканский остракизм силен и полезен своим профилактическим действием. Если кандитаты-радикалы имеют мало шансов пройти барьер остракизма на финише избирательной кампании, то они уже на ее старте не будут пользоваться поддержкой спонсоров и избирателей. А без денег и поддержки активистов, лидеров общественного мнения навсегда остаются на политической обочине. Поэтому такими слабыми оказались позиции нацистских и коммунистических партий в Великобритании или США.
Историки считают, что на молодого австрийца Гитлера большое влияние оказал мэр Вены, видный антисемит Карл Люгер. Он был избран в 1895 году, когда на выборах мэра Вены резко снизили имущественный ценз, то есть выборы стали намного более демократичными. Но сработал другой республиканский механизм — остракизм в лице императора Франца-Иосифа. Шокированный радикализацией власти в столице, монарх два года не утверждал победившего нациста в должности мэра. Можно представить, что чувствовали эти два года сам Люгер и его спонсоры, венские олигархи.
Если бы через 40 лет в Германии существовал хотя бы похожий механизм остракизма, то у Гитлера и его партии не было бы поддержки со стороны крупного бизнеса. Гитлер никогда бы не начал своего пути к власти, если бы никто не спонсировал его партию как перспективную политическую силу. То есть остракизм сработал бы превентивно, еще задолго до выборов – избиратели и спонсоры отвернулись бы от бесперспективной фигуры художника-неудачника, и партии, не имеющей никаких шансов на финише избирательный кампании. Но в случае с Гитлером республиканский финишный остракизм не сработал, его просто не существовало в Веймарской Германии, еще более демократичной, чем Австрия при Франце-Иосифе.
Мог ли генерал Гинденбург, герой Первой мировой, не назначить Гитлера рейхсканцлером, а, например, объявить новые выборы? Наверно, мог – если бы был не избираемым президентом, а Королем, а еще лучше – Королевой. Женщины более миролюбивы по своей природе и опасаются агрессивных мужчин.
Слух о том, что спонсоры Гитлера купили поддержку Гинденбурга через его племянника, тоже показателен. Такого слуха про английскую королеву не могло бы даже возникнуть. Репутация для королевской семьи имеет настолько высокую цену, что торг здесь неуместен изначально и в принципе. Нельзя называть Великобританию конституционной монархией – это тем более нелепо, что никакой Конституции на островах нет. Великобритания — это предпринимательская республика, в которой Монарх исполняет функцию остракизма, доверенную ему предпринимателями. И за эту работу Монарху хорошо «платят» — не трогают богатств короны и не отрубают королеве голову. Главное условие контракта – высокая репутация королевской семьи, а если репутация падает, увольнение неизбежно.
В Испании в 70-х годах 20 века в интересах республики, атакованной левыми популистами, была восстановлена монархия. Монарх как защитник республики от демократии своей репутацией и короной объединил в единое государство 17 политически автономных предпринимательских республик.
Но все же в качестве «ночного сторожа» республики, исполнителя функции остракизма наиболее надежна американская коллегия выборщиков, собрание граждан с высокой общепризнанной репутацией. Этот коллективный орган, исправляющий ошибки избирателей, более предсказуем – как и всякий коллективный орган — чем единоличный Монарх.
Еще один вариант предварительного остракизма – муниципальный фильтр. Например, во Франции кандидат в президенты должен заручиться поддержкой определенного количества мэров французских городов. При этом введенный в избирательное законодательство России муниципальный фильтр не дотягивает до звания республиканского остракизма. Английская королева, американские губернаторы и сенаторы, французские мэры – это люди, уже заработавшие высокую общественную репутацию. Российские муниципальные депутаты, только вступившие на путь служения обществу, еще не наработали репутации, достаточной для права решать, кого допускать на политическую арену, а кого нет.
Республика сегодня или пока еще работает на людей, служа им спасательным кругом, подпоркой и костылями, оберегая общество от смертельных рисков демократии. Или уже не работает — тогда без республиканских ограничителей и «тормозов» демократия ведет к мировым и гражданским войнам, социальному хаосу, «войне всех против всех», приводит к власти «полевых командиров» в Югославии, Ираке, Сирии, Украине и далее везде — в пока еще благополучных странах…
Подробнее о том, как работают ценз, жребий, независимое местное самоуправление, арена республиканской доблести, репутация и другие социальные и политические инструменты, многие века играющие роль правил общественной безопасности – во второй части Российского Манифеста «Республика».

Почему цена нефти так стабильно падает и  соответственно падает курс рубля? У россиян есть повод гордиться: в  нынешнем снижении цен на нефть заслуга российских ученых велика есть – начиная с гения Менделеева до современных исследователей неорганической природы нефти. Еще Дмитрий Менделеев засомневался в органическом происхождении нефти, а во второй половине 20 века его последователи не только создали новую геологическую теорию, но и нашли практические подтверждения ее истинности. Это Н. А. Кудрявцев, П.Н. Кропоткин, Ф.А. Летников, В.Б.Порфирьев, А.А. Маракушев, Г.И. Войтов, В.Н. Ларин, А.И. Тимурзиев (главный редактор журнала «Глубинная нефть») и другие достойные подвижники советской и российской науки.

В мировых научных кругах сегодня пока еще преобладает органическая теория, по которой нефть – продукт распада останков древних живых организмов. Подобно углю, произошедшему из древних растений. Соответственно, запасы нефти исчерпаемы, конечны и конец этот близок – что должно неудержимо гнать цену нефти вверх. В 1969 году американец М.К.Хабберт создал учение Peak Oil, «нефтяного пика», и нарисовал красивый график катастрофического падения нефтедобычи до нуля в разных странах мира – после прохождения пика.

http://rosmanifest.info/wp-content/uploads/2014/11/bf2dadb291e070ae2343331f9e7085bd.jpg

Рис. 1 На этот график много лет молилась российская власть. Не помогло.

Согласно неорганической теории, нефть – продукт синтеза, происходящего в глубинных недрах Земли при высокой температуре и под высоким давлением. Начался этот синтез очень давно, еще до биологической эволюции, во времена химического становления планеты. В отдельных местах  продукт нефтесинтеза прорывается близко к поверхности. Та нефть, которую традиционно добывали нефтяники – крошечная верхушка огромного айсберга, подземного океана так называемой «глубинной нефти». Соответственно скважины, из  которых нефтяники выкачали всю нефть, через некоторое время опять должны наполняться «черным золотом», как колодец водой. Что подтверждается практикой — даже самые безнадежные, безбожно заводненные нефтяниками скважины опять восстанавливаются.

Подобная история произошла в Чечне: нефтяные скважины там были опустошены еще в годы Отечественной войны. Но потом опять наполнились, и до сих пор чеченцы добывают и продают нефть. Подобные случаи превращения скважины в «вечный двигатель», в неиссякаемый источник нефти, известны в других нефтеносных районах России, Азербайджана, Казахстана и Белоруссии. А многие случаи остались неизвестными, так как нефтяники их скрывают. Как говорит доктор геологических наук Владимир Ларин: «Средняя скорость регенерации месторождения – 12-15 лет. Конечно, нефтяники об этом знают, но стараются не афишировать, так как это влияет на цену нефти». Российские нефтяники, помимо всего, стараются избегать нового оформления в госкомиссии по запасам, новой волокиты с  чиновниками, дополнительных финансовых расходов.

Но если нефть прет из-под земли нескончаемым потоком – значит где-то там внизу ее должно быть очень много. И эта «глубинная нефть» была найдена — в гигантских количествах! Первооткрывателями стали советские нефтяники — на глубине 3 км. А рекорд глубинного бурения пока за British Petroleum – 10,7 км. И это однозначно неорганическая нефть — органической нефти на такой глубине быть не может ни по геологическим данным строения земной коры, ни по физическим условиям давления и температуры. А вот по  российской теории неорганического происхождения нефти несметные залежи «глубинной нефти» должны располагаться именно на этих глубинах — в платформе земной коры, которая аккумулирует в своих пустотах и разломах углеводороды, поступающие из  мантии.

Первую «глубинную нефть» нашли на вьетнамском морском шельфе, где на так называемом Центральном поднятии платформа совсем близко — на  2,6 км от уровня моря. В 1975 году американская компания Mobil пробурила здесь первую скважину «Белый Тигр», и на обычных тогда глубинах бурения до 600 метров обнаружила маломощные залежи нефти. Не увидев особой прибыли, американцы оставили месторождение вьетнамцам. А в 1981 году было создано совместное советско-вьетнамское предприятие и советские нефтяники решили на практике проверить расчеты Н.А. Кудрявцева и В.Б.Порфирьева. За любопытство были вознаграждены фонтаном «глубинной нефти» — на глубине всего 3 км. «Белый Тигр» до сих пор дает Вьетнаму более 13 млн. тонн нефти в год. На шельфе был открыт еще ряд месторождений, но сейчас работы остановлены из-за территориального спора — в  борьбу за перспективный нефтяной район вступил Китай.

После распада СССР наши нефтяники потеряли технологическое лидерство в отрасли. Вооружившись «законом Кудрявцева», охоту на «глубинную нефть» продолжили американцы и британцы. Начали «копать» там, где нефть уже традиционно добывалась.

Закон Кудрявцева: Во всех без исключения нефтеносных районах, где нефть или газ имеются в каком-либо горизонте разреза, в том или ином количестве они найдутся и во всех нижележащих горизонтах. Это положение совершенно не зависит от состава пород, условий образования (могут быть метаморфизованные и кристаллические породы) и содержания в них органического вещества. В горизонтах, где имеются хорошие коллекторы и ловушки, возникают промышленные залежи. «Неорганическая гипотеза, в противоположность органической, считает, что глубинные горизонты нефтеносных районов всегда перспективны», — писал Н.А. Кудрявцев еще в 1955 году.

По Кудрявцеву, если в США самые нефтяные штаты Техас и  Луизиана, то искать надо в омывающих берега водах Мексиканского залива. Глубина залива от 2 до 5 км, значит бурить оставалось меньше.
Авария платформы British Petroleum в Мексиканском заливе – временная неудача из  этой «охотничьей» истории. Видимо, нефтяники просто отвыкли от нефтяных фонтанов такого напора и таких объемов! Хотя российские «неорганщики» предупреждали, что углеводородный синтез в мантии Земли в последние столетия идет с ускорением и нефть прет вверх со страшной силой.
Американская компания Chevron обнаружила на шельфе Мексиканского залива на глубине 8,5 км от уровня моря гигантский нефтяной бассейн в 15 млрд. баррелей и  доказала, что новая игра стоит усилий и финансовых вложений. «Они просто первые, кто сорвал джекпот, но если теория верна, то это только начало», – писали в 2009 году аналитики нефтяной отрасли.
Chevron, British Petroleum, Exxon Mobil, Shell, Anadarko Petroleum за короткий срок увеличили расчетные запасы нефти Америки в разы! Учению Peak Oil пришел конец!

Всего в мире за последние годы открыто 33 нефтяных и  39 газовых гигантов, в том числе: Кашаган (Казахстан) — 1.5 млрд. тонн; Азери-Чираг-Гюнешли (Азербайджан) — извлекаемые запасы 923 млн. тонн.; Кариока (Бразилия) — 33 млрд. баррелей; Ноксал (Мексика) — 10 млрд. барр.; Фердоус, Азадеган, Мунд, Заге (Иран) с запасами 30.6 млрд. барр., 26 млрд. барр., 6.63 млрд. барр. и 1.3 млрд. барр. соответственно. России в этом списке нет.

Наступила новая реальность, хотя большинство этого не  заметили – только российские геологи и американские нефтяники понимали суть происходящего. При этом нефтяники не особенно распространялись об источнике своих сокровенных знаний. Они просто приезжали в страны, где нефть в старых месторождениях была исчерпана и обещали правителям новые фонтаны нефти и потоки нефтедолларов. На американцев смотрели как на богов, не подозревая, что они лишь внимательные ученики российских геологов, верные послушники «закона Кудрявцева». Российский рецепт успеха прост: каждое старое месторождение – верхушка айсберга гигантского нового месторождения.

Кончилась эпоха монополии ОПЕК и красивых графиков о  конце нефтяных запасов на Земле. Кончилась эпоха высоких цен, которые обуславливались не столько себестоимостью добычи, сколько страхом перед «нарастающим дефицитом» нефти по версии ученых-органщиков. Выяснилось, что запасы нефти практически неисчерпаемы, что углеводородов в мире больше, чем в  России грязи.

http://rosmanifest.info/wp-content/uploads/2014/11/91f8cea81a66290611240e9dcba6123f.jpg

Рис. 2 Себестоимость добычи нефти в российских и  западных компаниях в «переломном» 2009 году

Кстати, о себестоимости. Сверхглубинное бурение – дорогое удовольствие, позволить его себе могут только самые богатые компании. Но, во-первых, технологии совершенствуются и с каждым годом становятся доступней. Во-вторых, каждый нефтяник знает, что львиная доля затрат на тонну нефти – это геологоразведка. А практическая гениальность открытия Кудрявцева в  том и состоит, что геологоразведка сводится к минимуму. Не надо годами ползать по тайге, тундре и морскому дну, бурить сотни разведочных скважин, чтобы найти новое месторождение. Все уже найдено до нас! Накопленных геологами знаний и  открытых месторождений уже достаточно, чтобы безошибочно принять решение, где надо бурить и на какую глубину. В-третьих, выход «глубинной нефти» на одну скважину достигает таких объемов, что самая дорогая технология быстро окупается.
Итог очевиден: благодаря новым технологиям бурения и росту качества компьютерного анализа геологических данных себестоимость «глубинной нефти» должна быстро сравняться с себестоимостью обычной нефти, не будет препятствием для роста нефтедобычи. Что сейчас и происходит – предложение нефти на рынке стабильно превышает спрос, и эта разница между предложением и спросом постоянно растет.

Что делает расчетливый американец, убедившись в том, что нефти, которую он считал дефицитом (и даже создал Стратегический резерв на  «черный день»), в недрах планеты полным-полно, и завтра углеводороды неизбежно обесценятся? Расчетливый хозяин постарается как можно быстрее выкачать из своих недр побольше нефти и продать, пока цены еще высоки! Отсюда как следствие «сланцевая революция», отсюда срочная отмена запрета на экспорт нефти из США, отсюда и начало продажи нефти из американского Стратегического резерва. В 2009 он достигал максимума в 725 млн баррелей, сегодня – 695. Именно в 2009 году Chevron и British Petroleum добрались до «большой нефти» в Мексиканском заливе и широко распахнули дверь в новую реальность – в мир без нефтяного дефицита.

Нет никакого нового заговора Саудовской Аравии и США против России — в новой реальности не может быть заговоров. Сегодня каждая страна эгоистично заинтересована в том, чтобы как можно быстрее продать как можно больше нефти. Произошла не «сланцевая», а «неорганическая (абиотическая, глубинная) революция». «Сланцевая нефть» ничего революционно не изменила, она также ограниченна и конечна – а вот «глубинная нефть» полностью сняла с  повестки дня пугалку о дефиците, о близком конце углеводородных запасов планеты. Именно поэтому сегодня цена нефти только падает и не растет, и никогда больше не вырастет. Поэтому ОПЕК не принимает мер по ограничению добычи, а  наоборот, все стараются как можно быстрее выкачать из своих недр как можно больше углеводородов и продать по высоким ценам. Сланцевая история – как раз о  том, чтобы побыстрее все выжать из неглубоких поверхностных скважин.

Впрочем, заговор есть – на информационном поле. США скрывают настоящее содержание своей новой стратегии нефтедобычи, кормят журналистов красивой сказкой о «сланцевой революции», саудиты публично обещают снизить нефтедобычу, а на самом деле поднимают ее. Это «заговор молчания» людей осведомленных против людей наивных – тех, кто по каким-то причинам не заметил новой реальности, продолжает верить, что нефть на Земле кончается и поэтому скоро опять вырастет в цене.
История о том, как в числе «наивных» оказались россияне, как дешевая нефть и  деревянный рубль оказались для нас сюрпризом – это вечная наша история непризнания своих ученых у себя дома и последующего их успеха на Западе.

Истинность неорганической теории доказывает каждое новое месторождение «глубинной нефти». Не было на Земле никогда столько древних организмов, сколько уже найдено якобы произошедшей из них нефти. Цифры «не бьются» уже на порядки. Невозможно предположить, что наша планета при рождении состояла не из химических элементов, в том числе углерода и водорода, а из бактерий, планктона и прочих древних рачков.
Наверно, можно предположить следующую причину многолетних заблуждений сторонников «органической теории». Они делали свои выводы, наблюдая мизерную, но лежащую на поверхности часть углеводородного синтеза – когда водород вступал в реакцию с углеродом, содержащимся не в глубинах земной коры, а в отложениях древних организмов.

Российские ученые при этом в очередной раз смотрели глубже всех в тайны природы и дальше всех  — в будущее. Но, имея на руках все козыри, Россия проиграла эту большую игру — может быть, самую большую игру в современной истории.

Много лет наши «неорганщики», уважаемые геологи и  минерологи с международной репутацией проводили Кудрявцевские чтения, выпускали электронный журнал «Глубинная нефть», выступали на конференциях и совещаниях, взывали с самых высоких трибун к  российской власти с мольбами о господдержке, о финансировании глубинного бурения.

И дождались.
Картина нефтью — «Российские чиновники делят шкуру неубитого медведя»! Большая охота за «большой нефтью» по-российски! Государство отбирает Башнефть у  Евтушенкова.
Это уже какой-то особый путь в особую реальность в совершенно особом месте. Во  всем мире люди думают и работают, а в России опять отбирают и делят…

P.S. История глубинного газа не менее интересна, чем история глубинной нефти

Приложение
Доклад А.И.Тимурзиева: «Концепция проведения геолого-разведочных работ в  Российской Федерации на основе реализации проекта Глубинная нефть» (V Всероссийское совещание «Проблемы геологии нефти и газа», 25 сентября 2014 года) http://www.vnigni.ru/downloads/30___Timurziev.rar

Оригинал

http://rosmanifest.info/?p=114




Назначение губернатором Санкт-Петербурга человека Сечина, Полтавченко – очередное свидетельство того, что решение по будущему российскому президенту уже принято. Я насчитал уже три важнейших стратегических решения Медведева, объяснить которые ничем иным невозможно.

Первое – назначение Медведевым Собянина, человека Роснефти и того же Сечина, мэром Москвы – и (!) укрупнение Москвы за счет области. Кто-то скажет, что назначение главами двух столиц людей Сечина должно обеспечить нужный результат выборов в пользу Единой России и Путина, что эти события скорее в пользу президентства Путина. Но это соображение не объясняет укрупнения столиц…

Второе – решение о приватизации Роснефти до 2018 года, то есть до окончания второго срока Медведева. Если бы предполагалось, что в 2012 году президентом становится Путин, то какой смысл Медведеву сейчас назначать Роснефть на приватизацию?! Путин с друзьями и сами все сделают через полгода!

То есть в моей версии Роснефть, Москва и Петербург – крупные куски, которые команда Медведева по договоренности обязана отдать команде Путина за согласие на второй срок Медведева. И чтобы это согласие и партнерство были и оставались все шесть лет крепкими, и куски должны быть весомее – для того к столицам и прирезают самые вкусные земли Подмосковья и Ленинградской области (вместе с людишками, конечно).

И это не какие-то авансы, реверансы, подарки со стороны медведевских, чтобы задобрить путинских. Это именно выполнение пунктов уже достигнутой договоренности – люди-то с обоих сторон серьезные!
Какие еще могут быть пункты в договоре? Газпром? Это вряд ли: если медведевские отдадут всё, то их могут и кинуть. Очевидно, важные пункты гарантии безопасности в первую очередь Путина и Сечина (Ходорковский!). Важно еще, что контроль над Единой Россией, Москвой и Питером дают возможность Путину принимать решение о кандидатуре Президента-2018.

Почему Медведев оттягивает объявление об этом долгожданном им решении? Не в его интересах снижать накал обеспокоенности общества своим будущим. Это избирательная технология: пока он молчит, все оппозиционно настроенные избиратели ориентированы на него. А как только объявит о договоренности – часть его сторонников обрадуется, успокоится, и не пойдет на выборы. А часть сегодняшней оппозиции Путину разочаруется и начнет искать новых лидеров «праздника непослушания».

Конечно, затягивать с объявлением решения также опасно: россияне могут обидеться, что их водят за нос, держат за идиотов. Но видимо, эта опасность оценивается уже не столь высоко, за кулисами решения решать и дела делать намного спокойней.
Заявление вице-губернатора Санкт-Петербурга Михаила Осеевского о том, что новым губернатором может стать представитель бизнеса, я сразу понял как – «представитель Газпрома».

Всегда считал, что главной задачей, с которой Валентина Матвиенко пришла на Санкт-Петербург — построить башню «Газпром-Сити». Только очень наивные смешные люди могли думать, что по указанию Владимира Путина «Газпром» перерегистрировался из Москвы в Петербург, весомо пополнял бюджет — просто так, в подарок, за какие-то мрачно-северные красоты! Смешно!

Уверен: Матвиенко приняла на себя обязательства отработать перед «Газпромом», сделать Северную столицу Столицей «Газпрома», и с этой задачей не справилась. Город не справился!

Кто-то из вторых лиц «Газпрома» завтра возглавит город на Неве. Это будет человек, абсолютно уверенный в том, что Петербург должен «Газпрому», что каждый петербуржец должен «Газпрому»! И по раскладам российской элиты это на самом деле так. Это справедливо! Это их правда!

Может быть, это и к лучшему: когда падают декорации и все видят настоящих действующих лиц истории, героев новой России. Слышат, что они говорят и видят дела. Это по-мужски.

Определение Навальным Единой России как «партии жуликов и воров» некорректно — если оставаться в рамках Роспила и Росямы, юридических и экономических реалий, а не заниматься популярным художественным вымыслом. Навальный показывает только воров, жулики же приходят на тендеры в тот момент, когда их организаторы начинают серьезно бороться с коррупцией, с ворами, то есть создают настоящие конкурентные условия. И эти жулики, как правило, не имеют никакого отношения к «Единой России», по роду занятий их скорее можно отнести к классическому гринмейлу. Чем объективно занимается и сам Навальный. Поэтому Навальный на самом деле – борец с ворами в пользу жуликов.

Необыкновенная популярность блогера Навального с его дотошными исследованиями коррупции в высших эшелонах российской власти свидетельствует о том, что он попал в точку! Имитация чиновниками, руководителями государственных структур и госкомпаний конкуренции при проведении тендеров по госзакупкам и госконтрактам (или полное игнорирование принципа конкурентности) – это, конечно, воровство и нарушение закона. Но как только конкурс проводится в соответствии с законом, с соблюдением принципа конкурентности, место воров занимают жулики. Тем более если торги электронные! Это все! Результат законных торгов оказывается намного катастрофичнее незаконных. В рамках демократического общества без республиканского фундамента – это тупик.

Провальный сценарий открытого конкурентного конкурса как антитеза сценарию Навального уже достаточно хорошо испытан на практике. Такая либеральная золотуха оказывается не лучше коррупционного поноса.

Например, объявляется конкурс на ремонт кровли нескольких петербургских домов, пострадавших после зимних сосулек и протечек. Для удобства примера возьмем круглую сумму первоначальной цены – один миллион. По старому сценарию, многократно описанному Навальным, воры чиновники обеспечивают победу своей дружественной компании. В торгах, как правило, участвуют два дружественных ООО, одно дает цену 1 миллион, второе – 999 тысяч и выигрывает конкурс. Половина уходит на откаты, но на 500 тысяч работа все же делается. А если понимать, что первоначальная цена была двукратно завышена, то работа делается более-менее качественно, жители получают к новой зиме новую кровлю.

Но, если начинается борьба с ворами, с коррупцией, конкурс становится по-настоящему конкурентным, то на торги приходит жулик, который начинают сбивать цену. Тем более если торги электронные. Накладные расходы жулика минимальны: ноутбук, несколько печатей нескольких ООО, у которых нет ничего, ни персонала, ни материально-технической базы для выполнения работы по ремонту кровли. Сбивая цену, он шантажирует реальное предприятие, способное сделать эту работу, – уже он, а не чиновник, требует отката за то, что уйдет с торгов. Имеет место банальный «гринмейл» – как раз то, чем профессионально занимается юрист Навальный! Если жулик отката не получает, то сбивает цену бесконечно – до 100 тысяч, например, и побеждает! Когда реальный предприниматель спрашивает у него: «А как ты за сто тысяч это сделаешь, у тебя же ничего нет!?», жулик отвечает: а я тебя найму, ты мне за 50 тысяч сделаешь! В итоге для Навального и прочих борцов с коррупцией большая радость: сэкономлены бюджетные деньги! Дураками и жертвами оказываются жители домов, которым гастарбайтеры (которых потом кинут по зарплате!) сделают на крыше такой тяп-ляп из самого тонкого и некачественного железа, что прошедшая жуткая зима покажется им раем по сравнению с предстоящей!

Если жулика не допустить к торгам, то он через суд добьется отмены результатов торгов, и по закону будет прав. Организаторы могут раздробить лот в миллион на десять лотов по 100 тысяч в надежде, что жулик на такую мелочь не позарится. В основном сейчас так и делается. Но жульнический бизнес оказывается настолько выгодным, что количество жуликов будет только расти, и новенькие будут начинать с маленьких сумм – и тогда полный коллапс! Который уже наступил в ЖКХ, например, Санкт-Петербурга. По многим признакам можно предполагать, что это происходит везде, где есть госзакупки и госконтракты – закон-то один для всей России! И аналогичный бюджетный тупик, фиаско государства как субъекта экономики наблюдается во всех сферах – в образовании, медицине, охране лесов от пожаров. Это яркий пример глубины кризиса демократического государства без республиканских традиций (в России они были окончательно уничтожены Иваном Грозным), без республиканской доблести граждан (в далеком приближении это «Не спрашивай, что страна сделала для тебя, а что ты сделал для страны!»). Только воспитание гражданина в традициях республиканской доблести делает неактуальными выбор между вором и жуликом, выбор «меньшего зла», такие «народные» премудрости, как «власть развращает» и «политика – грязное дело».

Естественно, я не хочу утверждать, что вор лучше жулика, или наоборот. Это одна большая проблема. И Алексей Навальный явно не является объективным ее исследователем, он сам сознательно или неосознанно является частью этой проблемы.

Исторически преждевременный переход от республики к демократии (а не естественный, эволюционный) произошел после 1917 года, когда Запад был вынужден соответствовать популярной Советской России не только в скачке из феодализма сразу в социализм. Сейчас, когда с социализмом покончено, на первый план выступает более глубинная авантюра с преждевременной демократией, то есть псевдодемократией. Самая республиканская страна мира, США, делает сегодня безуспешные попытки отмотать назад к истокам (движение «чайников»). И, возвращаясь к Навальному, к России — в оценке важна не фиксация на экономической ситуации в Н-й год, а тренд, вектор развития. Или на десять пердпринимателей, которые дорожат деловой гражданской репутацией (что есть республиканская доблесть) — один презираемый обществом жулик. Или наоборот — на одного честного предпринимателя десять жуликов, и все завидуют их наглости делать деньги из воздуха.
Государственное регулирование экономикой убивает рынок труда, чиновнику не нужен человек, который знает себе цену на рынке, специалисты в своем деле только мешают. Гораздо выгоднее закупить томографы и компьютеры, чем потом создавать штат людей, которые должны будут их обслуживать. Сломались или просто простояли невостребованные – списать и закупить новые!
На примерах
здравоохранения, образования, мы уже описали эти процессы
Но есть сферы экономики, где чиновникам не удается высокооплачиваемых специалистов заменить низкооплачиваемыми – эти сферы чиновниками просто уничтожаются. Вместе с частью России. Самый яркий пример – летние пожары.

До реформы лесного хозяйства была четко отлажена схема раннего обнаружения и тушения пожаров. Лесник вел еще и профилактику, следил за туристами, за порядком в лесу. Но многотысячная армия лесников была уволена – чиновнику невыгодно платить зарплаты, с них ничего не отпилишь. Гораздо выгоднее закупать пожарные самолеты, разведчики-беспилотники. А потом зарабатывать, помимо госзакупок пожарной техники, на строительстве домов для погорельцев.

Замечу: политически ориентированные исследователи (например, Юлия Латынина) видят причину деградации профессионализма в том, что низкооплачиваемыми гражданами легче управлять, гонять на выборы, на митинги в поддержку власти, они более зависимы от чиновников. Но выборы происходят довольно редко, настоящая первичная причина – я считаю, все же экономическая. Из истории с лесниками и пожарами это правило особенно очевидно: экономическая выгода для отраслевых чиновников перевешивает огромный ущерб репутации власти. О том же свидетельствует тот факт, что гастарбайтеры не голосуют, а их присутствие на рынке труда обостряет националистические мотивы, что для власти также политически опасно.


Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире