Юлия Латынина и Дарья Воронцова:

Часть I. Виллы и замки

Последние три недели я провела во Франции. Мы поехали большой компанией посмотреть замки Луары, (все было спланировано еще до сгоревшей машины, и пр, и мы решили не переносить), и так получилось, что с нами был замечательный профессиональный фотограф Даша Воронцова. Поэтому считайте, что это не пост, а подписи к фоткам. Типа на предмет как живут изгнанники.

Для житья в долине Луары мы тоже сняли самый настоящий замок, там, где замки теперь запросто сдаются – то есть на Airbnb.


Замок Аварэ. Обратите внимание на освещенные окна в подвале: это и есть мы!

Правда, в этом замке нам досталась кухня. Дело в том, что замок коммунальный, на 15 хозяев, и наш хозяин купил бывшую замковую кухню, в подвале. Кухня совершенно классная, но сырая. Моя мама, которая со времени газовой атаки на нас так и не оправилась и все кашляет, сначала была очень несчастна. Мы хотели отселить ее в гостиницу, но она не далась. Все остальные были в восторге.


Это наше жилье изнутри

О том, что в замке нам досталась кухня, а, допустим, не темница и не пыточный подвал, мы вычислили после того, как приехали в замок Шенонсо. Там была точно такая же кухня.


Сравните: наша кухня и кухня Шенонсо. Очаг специально под пожарку оленя

Вообще все говорят, «замок», «замок». Это очень привычное для нас слово. Но на самом деле замок, — chateau, castle, schloss – это уникальное понятие, характеризующее именно европейскую феодальную культуру.

Замков не было ни у хеттов, ни у ассирийцев, ни у эллинистических царств. У них были города и крепости. Замков не было у китайцев. Прочтите любой китайский средневековый роман – и вы не встретите там замка. В лучшем случае вы встретите разбойничий стан и усадьбу. Замков не было у римлян. У них были виллы.

Когда отдельно стоящие римские виллы в эпоху германских нашествий сначала сравниваются с землей, а потом на их месте возникают замки, — это и есть начало феодализма.

Римляне строили города и виллы. Вот, к примеру, город Арль. Он был процветающим римским городом и даже одно время при Константине был столицей Константина: когда тот правил только Галлией, Британией и Испанией. Арль, как и все римские города, стоял на берегу полноводной реки, для удобства снабжения больших масс и войск, и амфитеатр Арля вмещал 25 тыс. чел. В Средние Века этот амфитеатр превратили в укрепление: выстроили по углам четыре башни, а внтури стен разместили двести домов.


Амфитеатр Арля. В средние века из него сделали коммунальную крепость

Однако замка в Арле нет. Почему? Да ровно потому, что в Средние Века правители селились не там, где удобно снабжаться, а там, где трудно достать. Вместо Арля замок выстроен в местечке Les Baux-en-Provence, в горах в 15 км от города. Это самый крутой замок, который я когда-либо видела. Это настоящий Eerie Джорджа Мартина. Невозможно себе представить больший контраст – римский Арль в месте, удобном для снабжения, и замко сеньоров Бо в месте, удобном для обороны.


Офигительный замок сеньоров Бо

Чем замок отличается от города или крепости? Тем, что это владение одной семьи. В крепости стоит гарнизон. Если в ходе осады начальника гарнизона убивали, оборону крепости возгавлял другой начальник гарнизона. А замки в отсутствие мужа обороняла его жена. Средневековый культ хозяйки замка и само понятие «любви», родившееся у французских миннезингеров, опиралось именно на серьезную военно-экономическую роль знатной женщины в феодальной Европы. Муж, — часто оказывалось, — ушел воевать за сеньора, а тут замок возьми и осади. И замок обороняла жена. Иногда она его даже строила, во время отсутствия мужа.

Разумеется, замки Луары совсем не как замок Бо – они все перестроены в дворцы.

Но некоторые представления об их оборонительных функциях до сих пор получить можно. Это, к примеру, утес, на котором выстроен королевский замок в Амбуазе. Хорошо видно, насколько он был неприступен.


Замок Амбуаз

А на этом утесе стоял неприступный замок Шомон, контролировавший в этом месте Луару.


Замок Шомон

Один из поздних владельцев снес северную стену замка, которая и превращала его в неприступное укрепление. Зато из замка открылся прекрасный вид.

А это единственная башня, которая осталась от первоначального замка в Шенонсо.


Башня в Шенонсо

Если вы хотите узнать, откуда истоки европейской свободы: вот они, в этих башнях. Вдумайтесь, их владельцы не просто воевали против своего короля, но и имели на это законное право. Свобода родилась не для быдла. Она родилась для сеньоров и спустилась потом сверху вниз.

Часть II. Замки и женщины

В замке Шенонсо примечательны две вещи. Во-первых, это история одного из его первых владельцев, Жана де Марка. Он поссорился с королем и во время Столетней войны перешел на сторону англичан. Когда король обратно взял его замок, замок был стерт с лица земли. Но сам Жан де Марк не пострадал. Вскоре он обратился к королю с просьбой позволить ему снова отстроить замок, и в 1432 г. просьба его была удовлетворена.

Это классическая феодальная история об истоках европейской свободы. Во Франции и Англии бароны де-факто имели право восставать против короля. Это право было даже записано в Великой Хартии Вольностей. Короли очень редко баронов за это казнили. Это было не принято. Это было кардинальное отличие феодальной Европы от времени Меровингов, исламского Востока, Китайской империи, и, кстати, империи Римской.


Шенонсо

Вторая вещь, которая примечательна в замке Шенонсо, — что это женский замок.

Его строили три женщины, — Катерина Брисонне, супруга его владельца Тома Бойе, Диана де Пуатье и Екатерина Медичи.

Вообще замки — это живой символ огромной роли женщин в истории средневековой Европы. Очень часто люди задают себе вопрос: а чем Европа отличалась от Азии? Один из самых важных ответов, на мой взгляд – это тот факт, что она отличалась моногамией.

А моногамия в сочетании с феодализмом и замками неизбежно вела к очень высокой роли женщин.

Женщина в те времена была товаром. Знатные роды обменивались им, чтобы заключить союз. Но этот товар был очень дорогим. Штучным. Единичным. В этом было основное отличие феодальной Европы от Азии. В Турции султан не мог заключить договор посредством женщины, потому что женщин у него было слишком много. Это девальвировало товар.

Поэтому в Европе короли женились на дочерях королей, герцогов или графов. А в Турции или Китае государи волокли себе в гарем, кого хотели.

Нынешняя карта Европы, какой мы ее видим, сложилась не столько благодаря завоеваниям, сколько этим бракам. Моногамия приводила к тому, что в среднем один брак из пяти давал наследниц исключительно женского пола. А это, в свою очередь, означало, что власть над территорией передавалась через женщину. Кастилия соединилась с Арагоном благодаря браку. Франция соединилась с Бретанью благодаря браку. Ничем не примечательные графы Габсбурги к XVI в. в результате браков завладели Испанией, Австрией, Нидерландами, Чехией, и пр. Никакое восточное царство не могло образоваться так, как образовалась империя Габсбургов: при полигамии у султана, эмира или шейха всегда есть наследник мужского пола.


Шенонсо

С замком Амбуаз была точно такая же история, как с Шенонсо: в 1431 г. его владелец Луи д’Амбуаз участвовал в заговоре против королевского фаворита и был приговорен за это к смерти. Потом его помиловали, но замок конфисковали.


Амбуаз

Вы будете смеяться, но и с замком Шомон была такая же история, как с Шенонсо: в 1465 г. Людовик XI повелел стереть его с лица земли, чтобы наказать Пьера д’Амбуаз за его участие в мятеже «Лиги общего блага». Потом Пьера простили, и он снова отстроил замок. Замок господствовал над Луарой и собирал налоги, пока не утратил свое значение.


Замок Шомон

Часть III. Короли и ученые

В замке Шамбор меня поразила двойная спиральная лестница, которую для Франциска I спроектировал Леонардо да Винчи. Лестниц две, они, как цепочки ДНК, переплетаются и обе ведут сверху донизу. Дизайн совершенно гениальный, но другой такой лестницы, если не ошибаюсь, в мире нет. Во всяком случае, если погуглить double helix staircase, вылезает или Шамбор, или какие-то новоделы, которые под двойной спиралью полагают двое перил.


Замок Шамбор и его лестница

Франциск I не только пригласил Леонардо да Винчи во Францию, но и подарил ему замок. Правда, маленький. Это замок Кло-Люсе.

Великий художник и ученый провел в нем последние годы жизни, беседуя с королем чуть ли не ежедневно, — так же, как Фридрих Прусский пригласил к себе Вольтера. Эта маленькая деталь напоминает нам о главной особенности Возрождения: о том, что оно было делом рук не только гениальных художников и ученых, но и правителей, поддерживавших этих художников и ученых.


Замок Кло-Люсе

Франциск I обхаживал Леонардо да Винчи, Галилей учил сыновей герцога Козимо де Медичи, Рене Декарт наставлял датскую королеву Кристину, а Лейбниц переписывался с гановерскими принцессами. Где было бы Возрождение, если бы папы и короли запретили художникам рисовать голые тела, выкапывать из земли дьявольские статуи и вообще подрывать скрепоносную правящую духовность?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире