latinina

Юлия Латынина

29 ноября 2018

F
29 ноября 2018

YES! Книжка вышла!

У меня наконец вышла в «Эксмо» первая книжка в моей серии про историю христианства. Называется она теперь «Иисус: историческое расследование». Вчера вечером ее повезли на склад, а сегодня, с колес, на выставку non-fiction. В магазинах она будет с понедельника-вторника.

Выглядит она вот так.

3010157

https://eksmo.ru/book/iisus-istoricheskoe-rassledovanie-ITD918460/

Заодно под это дело открыли и новую версию сайта, а доделывать будем по ходу.

http://latynina.tv

Инджой.

Оригинал — «Новая Газета»

В понедельник совладельцы «Альфа-Груп» Михаил Фридман и Петр Авен выступали на закрытом ужине в одном из влиятельных американских think tanks — Atlantic Council.

Русский Вашингтон — город маленький, и этот нечастный ужин породил целую бурю. Еще до выступления Фридмана и Авена наши либеральные соотечественники, с их своеобразным представлением о свободе слова, накатали в вашингтонский обком письмо разгневанных трудящихся,

призывавшее не более ни менее как запретить представителям кровавого империализма, — ой, то есть кремлевского режима, — выступать в священных стенах вашингтонского think tank’a.

Чеканным слогом, которому бы обзавидовался любой политкомиссар, подписанты объявляли Фридмана и Авена «инсайдерами кремлевского режима» и «олигархическими эмиссарами», которым не место в просторных залах Atlantic Council на 15-й стрит.

Андрей Пионтковский объявил  их «путинскими эмиссарами», которые приехали «договариваться по поводу спасения замороженных активов», а Карина Орлова по поводу этого ужина задалась гневным вопросом: «насколько непредвзят и не ангажирован доклад экспертов Атлантического Совета по российским олигархам, представленный в Администрацию США?»

Короче говоря, ужас-ужас. Приехали личные эмиссары, накормили Тоби Гати и Джо Венга ужином, подкинули денежек think tank’у, и весь вашингтонский обком за печеньки продался Кремлю.

Конечно, во всем, что касается русских, атмосфера сейчас в Вашингтоне весьма накалена. Все русские — не только Фридман и Авен — токсичны. Но это все-таки не повод распространять теории заговора, подписывать коллективные доносы и делать вид, что не знаешь, как функционирует американский think tank.

Для начала — да. Американские think tanks берут деньги от спонсоров, и это вполне официально. Это, кстати, один из способов устроиться на работу в think tank, хорошо знакомый многим подписантам письма. В think tank приходит компания, говорит: «возьмите на работу такого-то человека, мы вас будем спонсировать, а вы эти деньги, за вычетом своих тридцати пяти процентов, платите ему как зарплату, страховку, etc. То, что это происходит повсеместно, — это секрет Полишинеля.

То есть Фридман и Авен в принципе имеют право спонсировать любой think tank. Другое дело, что они этого не делают. Заявляю: Фридман и Авен не дают денег Atlantic Council, хотя бы потому, что из всех вашингтонских think tanks Atlantic Council занимает одну из самых резких позиций по поводу России. «Альфа» когда-то давала деньги другому think tank — не буду называть какому, по нынешним-то временам — чревато, но Atlantic Council она не спонсирует.

Второе. Американская система think tanks постоянно организует встречи, семинары, презентации, закрытые ужины и пр. Это такая гигантская фабрика. Ты можешь жить в Вашингтоне и бесконечно ходить на разные встречи, хоть по 3-4 штуки в день.

К примеру, в одно время с Фридманом и Авеном в Вашинтоне был Мустафа Джемилев, лидер крымских татар. У него тоже была масса встреч, а в Atlantic Council они даже столкнулись нос к носу с Авеном. Г-н Джемилев даже очень заинтересовался толстенной книжкой, которую нес Авен (это было его собственное «Время Березовского», которая есть удивительно точная копия времени и которую я всем рекомендую почитать), но книжки не получил: Авен нес ее дальше.

То, что Джемилев выступал в Вашингтоне, не значит, что «пиндосы решили сделать ставку на крымских татар», — хотя, очень возможно, какие-нибудь чекистские эмиссары напишут в отчетах о его поездке в ФСБ.

Это просто значит, что американцы слушают всех. И приглядываются ко всем.

Была в Вашинтоне Собчак — посмотрели-послушали. Был Владимир Милов — посмотрели-послушали. Да и я во время достаточно краткого пребывания в Вашингтоне выступала в нескольких think tanks. Признаться, когда я услышала о выступлении Фридмана и Авена, я захотела на него попасть, но получила от организаторов вежливый отлуп: на это выступление, ответили мне, приглашены только американцы, — есть и такой формат, закрытые выступления. Но Atlantic Council с удовольствием приглашает выступить и меня.

Выступление Михаила Фридмана и Петра Авена несомненно было интересным для экспертов по России. Им было важно услышать из первых уст, что потенциальные жертвы санкций думают о санкциях. Им было полезно услышать их аргументы. Это и есть часть процесса принятия решений в Вашингтоне.

Российский бизнес оказался заложниками Кремля, и за лоббизм своих интересов в США сейчас могут по головке не погладить: естественно, экспертам любопытно посмотреть, как Фридман и Авен в этой ситуации будут выкручиваться.

Боятся ли владельцы «Альфа-груп» попасть под новый раунд санкций, который уже не за горами?  Конечно. Имеют ли они право на все возможные в их ситуации лоббистские усилия, чтобы под них не попасть? Разумеется.

Американская бюрократия является одной из самых разветвленных и неповоротливых, и часто функционирует как «Замок» Кафки, особенно когда речь идет на самом деле не о России, а о внутренней американской политике и о сведении истеблишментом счетов с Трампом. Тот же Вексельберг, судя по всему, попал под санкции из-за того, что он заплатил 500 тыс. долларов фирме, из которой потом адвокат Трампа заплатил 130 тыс. долларов порноактрисе Сторми Дениэл, и адвокаты Сторми теперь везде намекают, что Трамп расплачивался русскими деньгами.

Вексельберг вполне, на мой взгляд, заслужил санкции за свои шашни с российскими силовиками. Но при чем тут Сторми?

К сожалению, введение санкций против тех или иных олигархов — процесс довольно произвольный.

Как выразился один из моих собеседников в Вашинтоне: «Мы делаем так: мы заводим 100 человек в комнату и трех из них расстреливаем. После этого мы спрашиваем остальные 97: ну, не хотите поговорить?»

Вот Фридман и Авен захотели поговорить.  Никакими эмиссарами Кремля они при этом не являлись — разве что в самом широком смысле слова. Ничего особо фантастического они не сказали. Если я правильно понимаю, они пытались убедить своих собеседников, что санкции окончательно превращают Россию в Северную Корею и поэтому контрпродуктивны.

Эта точка зрения, высказанная теми, кто является вероятным объектом санкций, заслуживает того, чтобы быть услышанной. 

Оригинал — «Новая Газета»

В прошедшем «Коде Доступа» я много говорила о ситуации в Лазурненском интернате под Челябинском, где сразу семеро приемных детей из трех разных семей рассказали о педофилии. Они обвиняли двух взрослых, — Серегу, который «водил их на рыбалку», и его друга, и четырех штатных воспитателей интерната.

Дети, не сговариваясь, описывали одинаковую картину. Они называли места и обстоятельства, при которых происходило насилие: «рыбалка» с дядей Серегой у озера, а также оргии в самом интернате. Один из мальчиков рассказал о том, как после изнасилования пришел к директору интерната Любови Останиной и получил ответ: «все, что ни делают воспитатели, для твоего блага». После этой жалобы его жестоко наказали. Вообще воспитатели постоянно угрожали детям, чтобы они молчали, обещали их убить, спустить под лед, объясняли, что им никто не поверит, потому что они дебилы и неполноценные.

Угрозы эти, судя по всему, звучали не на пустом месте. В ноябре 2016 г. в этом же интернате был найден мертвым 13-летний воспитанник. Директор интерната Любовь Останина тогда заявила, что ума не приложит, что такое могло случиться. «Мальчик хороший, общительный, очень любил рыбалку», — сказала она.

Дети также рассказывали об ужасающей системе насилия, удивительно напоминающей ту систему, которая принята у примитивных новогвинейских народов типа эторо: воспитатели не только насиловали детей, но и приобщали к этому делу «старшаков», старших, тем самым создавая в интернате систему круговой поруки и всеобщей ответственности, а заодно получая возможность, в случае чего, спихнуть вину за происходящее на самих детей: да они сами! Да они дефективные! Да они сами сексуально озабоченные!

Все заявления детей было легко проверить. Для этого надо было:
а) как только стало известно о предполагаемой педофилии, провести медицинское освидетельствование детей в интернате;
б) изолировать детей друг от друга и расспросить их.
Кроме этого, дети говорили о вещах, которые легко было проверить. Например, дети говорили, что одна из воспитательниц по вечерам звонила Сереге, вызывая его в интернат. Проверить детализацию ее телефона было элементарно.

Ничего этого не было сделано. На приемных родителей стали давить. У них угрожали забрать детей. А на прошлой неделе стало известно, что отстраненные от работы воспитатели, подозреваемые в педофилии, вернулись в интернат. Тот самый, где они обещали уничтожить любых сопротивлявшихся им детей. Тот самый, где они обладают полной властью над детьми с и без того трудной психикой: они могут накачать их наркотиками, превратить в дебилов, привязать в смирительной рубашке к постели на год, и пр.

Я обратила внимание, что 19 февраля, после того, как начался скандал, уполномоченная по правам ребенка Анна Кузнецова заявила, что создаст комиссию по ситуации в Челябинске. После этого комиссия заявила, что нашла многочисленные нарушения, которые в целом, — если перевести с канцелярского на русский – сводились к тому, что из детей в интернате делали дебилов и морили их голодом. После этого г-жа Кузнецова пропала с экранов радаров.

Мое выступление вызвало реакцию, — а именно, газета «Комсомольская правда», одну из статей которой я подробно разбирала как пример отвратительной заказухи в защиту педофилов, прислала мне подробную внутреннюю объяснительную. Инициатором этого внутреннего разбирательства был главный редактор «КП» Владимир Сунгоркин. Похоже, он поставил вопрос ребром: «Почему в «КП» вышел материал в защиту педофилов?», и редактор КП-Челябинск написал длинный текст, возражения которого сводятся к тому «КП» печатало не только в защиту педофилов, но и против, что, кстати, нормально: популярная бульварная газета и должна печатать все, что с перчинкой.

Но я не об этом.

Я очень ценю, что «КП» решила мне возразить. Это правильная, достойная и замечательная реакция. Истина – это не монолог. Истина – это диалог.

Но проблема в том, что я ждала ответа не от «КП». Я ждала ответа от уполномоченной по правам ребенка, многодетной матери и супруги священника Анны Кузнецовой.

Я ждала ответа на поставленные вопросы.

Вопросы были вот какие:

 — Госпожа Кузнецова, так детей насиловали или нет?

 — Каковы были обстоятельства смерти 13-летнего мальчика, «который любил рыбалку», в 2016 году?
Почему руководство интерната, если оно не знало о причинах смерти, именно после нее попыталось ограничить общение детей с «Серегой»?

 — Дети говорили правду – или врали?
Почему, если они врали, арестован «Серега»?

 — Почему, если они говорили правду, педофилы снова допущены к детям?

 — Если дети врали, то как получилось, что семь детей в трех семьях, не сговариваясь, сказали одно и то же?

 — Если дети врали и насильником был только «Серега», то кто и как систематически допускал Серегу в интернат?

 — Если дети врали, то как получилось, что воспитательница, звонившая, по их словам по вечерам накануне оргий Сереге, призналась, что она действительно ему звонила: только якобы для того, чтобы «проверить, кто общается с детьми».
(Регулярно?! По вечерам?!)

 — Если дети врали, то как следователи об этом узнали?
Ведь они ничего не осмотрели и никого не проверили?

 — Если дети врали, то почему на их приемные семьи оказывается давление?
Почему их проверяют по налоговой части, etc?

 — Как раз сейчас идет дело карельского историка Юрия Дмитриева.
По абсолютно вздорному поводу в политически мотивированном процессе его обвиняют в педофилии, и обвинение просит для него 9 лет. Как понять, что те же самые ведомства, которые врут в случае Дмитриева, из кожи лезут вон, чтобы отмыть добела воспитателей, которые как минимум за деньги выполняли функции сутенеров для «Сереги»?

 — Дети в Лазурненском интернате действительно сложные и трудные.
Является ли это поводом, чтобы безнаказанно насиловать их? Или это, наоборот, является отягчающим обстоятельством?

 — Почему органы власти в Челябинской области покрывают педофилов?
Воспитатели интерната – точно слишком бедные люди, чтобы дать следователям большую взятку. Значит ли это, что власть покрывает систему? Значит ли это, что проблема сексуального насилия над детьми в российских интернатах попросту является эндемической, и челябинские власти, а также добрая православная христианка г-жа Кузнецова попросту не хотят выносить сор из избы?

Мы знаем взгляды верующей супруги священника Анны Кузнецовой на телегонию. Хорошо бы еще узнать ее позицию по поводу педофилии.

***

Объяснительная редактора КП-Челябинск Антона Садчикова главному редактору «КП» Сунгоркину В.Н (НА ПРОГРАММУ КОД ДОСТУПА ОТ 17.03.2018)

Латынина о материале «Воспитатель челябинского интерната: Я догадываюсь, кому нужен этот секс-скандал» (24.02.2018):

Латынина: «Я начала рассказывать о реакции официальных органов на обвинения, в том числе, о пиар-кампании, которая начинается и о статье, которую, например, публикует «Комсомольская правда». В отличие от корреспондента «Медузы», корреспонденту «Комсомолки» не пришло в голову поговорить ни с детьми, ни с родителями, ни даже с официальными лицами».

Комментарий: Юлия Латынина по ссылкам в материале могла прочитать комментарии всех официальных лиц, вышедших ДО цитируемого ею репортажа: следственный комитет, соцзащита (сотрудница ведомства попросила назвать ее сотрудницей одного из детдомов Челябинска), прокуратура.

В материале мы пишем, что адвокат родителей пока знакомится с делом.

После нашего репортажа приемные родители АНОНИМНО рассказали ситуацию сайту «Медуза». «Медуза» обвинила нас в предвзятости. Я позвонил известной челябинской правозащитнице Приходкиной и сказал: «Мы готовы выслушать вторую сторону, но нам отказывают (запись разговора есть)».

Тогда мне перезвонил адвокат. В этот же день мы пообщались с защитницей стороны детей председателем ассоциации приемных родителей Ефимовой

Но Латынина ни слова не сказала об этих публикациях!

Латынина: «Зато вот ему кто-то чего-то сказал на улице, на основании этого президент «Комсомолки» написал, что в интернате 70% мальчишек и девчонок с умственными отклонениями, это дети сильно пьющих родителей».

Комментарий: Не на основании разговоров, а на основании статуса интерната – «обучение и воспитание детей с ограниченными возможностями здоровья с целью коррекции отклонений в развитии». Латынина никаких аргументов против того, что это неправда — не привела.

Латынина: И вот один респондент анонимно ему рассказывает: «По огородам вечно лазят, деньги клянчат. Наловят мальков и ходят: «Купите за 10 рублей». А могу часами напротив дома с мобильниками стоять и Wi-Fi воровать».

Комментарий: Ничего негативного в этих словах нет. Обычная зарисовка.

Латынина: Обратите внимание, человек – журналистом я его называть, не могу; человеком, правда, тоже не знаю… – он пишет материал, чтобы выгородить педофила и представить, работников интерната святыми.

Комментарий: Интеллигентная Юлия Латынина позволяет себе очень грубое оскорбление в адрес журналиста. Журналист от себя ничего не пишет, он задает вопросы: «Почему все молчат?», «Почему дети рассказали такое?», «Кто такой дядя Сережа?». Воспитатель анонимно рассказывает нам то, что рассказывает. Так же АНОНИМНО «Медузе» рассказывают свою историю приемные родители.

Кстати, родители нам потом тоже дали интервью. Оно вышло еще ДО эфира Латыниной, но радиоведущая этот факт не заметила…

Латынина: «И что он пишет? «Могут часами стоять напротив дома с мобильниками и воровать Wi-Fi». Давайте переведем это на русский. В переводе с педофилозащитного на русский это значит, что в интернате нет интернета. Ни один нормальный человек, даже сильно умственно отсталый не будет зимой в Челябинске, при минус 30 стоять напротив дома, если у него есть интернет там, где плюс 20. Кстати, это значит, что этот человек не очень умственно отсталый, если он прекрасно может пользоваться этим интернетом».

Комментарий: Мы никакого значения не придаем тому факту, что дети «воруют» вай-фай. К педофильскому скандалу это не имеет никакого отношения.

Латынина: Дальше: «По огородам вечно лазят. Наловят мальков и ходят: «Купите за 10 рублей». Вопрос: А как надо, относиться к детям в интернате, чтобы они ловили мальков и продавали их за 10 рублей, чтобы не помереть с голоду?

Комментарий: Латынина специально, или случайно не заметила, что в этом материале говорится, что детям не дают карманные деньги, вот поэтому они продают мальков.

Цитата из материала:
Еще немного побродив по поселку, натыкаемся на двух пацанов. Веснушчатый, катая ногами рваный мяч, первый протягивает мне в ответ руку.
 — Чего сбегаете?
 — Да просто так. Кормят нас нормально, мясо там, фрукты каждый день. Но хочется семечек, газировки.

Латынина: Напомню, это те дети, которые не знают слово «сыр». И все это – что дети в минус 30 вынуждены стоять у чужого дома с мобильником, чтобы выйти в интернет; что они, чтобы не умереть с голоду, ловят мальков и продают их за 10 рублей – это всё в статье, написано в защиту педофила. То есть можно себе представить, как бы этот корреспондент взял интервью у работников концлагеря, и те бы сказали: «Ну, слушайте, эти евреи такие мерзкие, нечесаные, исхудавшие как палки, бегать быстро не могут…».

Комментарий: Еще раз: мы бы дали комментарии другой стороны, но они на момент публикации они отказывались от них. Но затем нам дал интервью и адвокат родителей, и защитница родителей общественник Ефимова и сами родители. Почему об этом Латынина ничего не сказала?

Латынина: «А дальше воспитательница этому нашему защитнику объявляет: «Да озабоченные они по диагнозу. У нас тут есть выдающиеся. У них написано в карточке: «Склонные к насилию». Их тут активно лечат успокоительным». И объясняет, что началось с того, что двух парнишек родители застукали за непотребством. «Так у них, скажу тебе я, — говорит воспитательница, — в личном деле написано: «Повышенное сексуальное влечение. Их даже в туалет было рекомендовано отпускать по одному».

Комментарий: У Латыниной есть опровержение этих фактов? Воспитатель говорит о том, что их нужно было лечить, продолжать давать успокоительное.

Латынина: «У меня такой вопрос. Вот эта воспитательница этих детей, с ходу, публично называет животными. Она публично говорит, что мальчики и девочки, которых она воспитывала, они животные.
Я согласна, что это трудные подростки, кто-то неисправим, но она сама сообщает, никто ее не просит: «У нас тут животные растут. Единственный способ с ними обращаться – накачать лекарствами, превратить в овощи».
Я чего-то не понимаю. Может быть, это не совсем правильный метод воспитания? Потому что когда речь идет об одном, двух… девяти трудных подростках – ну, да, наверное. Но если, по мнению вот этой женщины, все подведомственные ей дети годны только для того, чтобы привязать их к кровати и превратить, их в овощи – это уже характеризует, наверное, воспитателя».

Комментарий: Мы воспитателю никакую оценку давать не стали. Из ее речи читатели сами сделают выводы. Но в конце материала есть такая цитата от одной из наших визави:
 — Одна из приемных мам — моя родственница и я знаю эту историю из первых уст. Дети сами указали на этого Серегу. Более того, в подробностях описали его интимные особенности. Семьи от детей не отказываются и хотят наказать виновных.
Далее все, что говорит Латынина, не относится к нашему материалу. Она уже размышляет от себя о проблеме в целом. Говорит, что полиграф – это ерунда, поэтому воспитателей, опросив на детекторе лжи, зря снова допустили к занятиям. Но в России полиграф уже лет 25 используют во время следствия.

Приложение
Материалы kp.ru о секс-скандале в интернате. Они все вышли до эфира Латыниной от 17.03.2018 г.

1. Педофил надругался над семерыми детьми из интерната, а воспитатели об этом знали

2. Бывший детдомовец о секс-скандале в челябинском интернате: «Ничего удивительного, на работу берут кого попало»

3. Как в челябинском интернате могли проглядеть секс-скандал

4. Воспитатель челябинского интерната: «Я догадываюсь, кому нужен этот секс-скандал

5. После секс-скандала в интернатах Челябинска проверяют линолеум и объяснительные о побегах

6. Экс-директор скандального интерната: Детей брали родители, которые не знают, как их воспитывать

7. В челябинском интернате, где произошел секс-скандал, нашли десятки нарушений

8. Адвокат о секс-скандале в челябинском интернате: «Возможно, будут еще аресты». «Комсомолка» поговорила с защитником родителей-опекунов, дети которых пожаловались на насилие

9. «Секс-скандалы в интернатах раньше замалчивали». Руководитель ассоциации приемных семей Челябинской области Ирина Ефимова рассказала о ситуации вокруг детдома, где идут проверки фактов педофилии

10. Отстраненных воспитателей скандального челябинского интерната вернули на работу после прохождения ими полиграфа. Опекуны пострадавших ребят боятся за других воспитанников детдома

26 февраля 2018

Свободу Насте Рыбке!

Новости донесли дивное. В Таиланде (!) на курорте Паттайя (!) в отеле во время секс-тренинга задержана Настя Рыбка и ее гуру Алекс Лесли. Вместе с ними доблестные тайские правоохранители замели 40 русских туристов, которые участвовали в их тренинге и отвалили за участие каждый 20.000 батов, т.е. около 600 дол.

Целью тренинга было «научиться вызвать оргазм у партнерши», то есть, в переводе — е…. По прохождении курса е…. выдавался диплом.

И вот – Рыбку задержали! Ее готовят к депортации в холодную снежную Россию. За аморальный образ жизни, просроченную визу, и т.д. и т.п.

За аморалку?! В Таиланде?!

А чем остальным, интересно, занимаются в Паттайе остальные русские туристы?

По этому поводу я вспоминаю рассказ давнего своего приятеля, родом еще из 90-х годов, когда этот мой приятель вывез в эту самую Паттайю представителей одной крупной российской преступной группировки.

«Поехали они и набрали девочек. Я им говорю: «пацаны, это мужики». Они мне: «да то что, мы девок, что ли, отличить не можем»! Приехали, разложили – действительно мужики! Они их палками выгнали (какой конфуз, ведь правильные же пацаны), поехали, набрали новых. Я им: «пацаны, это мужики». Они мне: «да нет, теперь все нормально». Приехали, разложили: опять мужики! Опять их выгнали. Опять приезжают по третьей за девками…»

Короче, что мы имеем? Коррумпированная тайская полиция взяла взятку и выдает Настю Рыбку на расправу Дерипаске из-за расследования Навального. Еще и наше посольство, небось, в этом деле пахало.

Настя Рыбка и Алекс Лесли в Таиланде занимались ровно тем, чем там все занимаются, и если б не Дерипаска — ничего б не было.
Ребята, так нельзя. То из Аргентины кокаин мешками диппочтой возим, то из Таиланда девиц в угоду Дерипаске депортируем.

Сегодня утром читаю в новостях привычное: на некой фабрике «Меньшевик» стрельба. Какой-то псих взял заложника. Идет операция по задержанию, пригнали ОМОН, СОБР, все дела.

Привычно пропускаю мимо ушей: мало ли их, действительно, психов, которые в банк приходят и чем-то там обвязываются.

Потом вижу интервью стрелявшего Business FM. Стрелявший – Илья Аверьянов, директор фабрики.

Против него действует, по его словам, банда кавказская, осетинская, с двумя прокурорами. Фабрику отбирают – по липовым искам, по поддельным документам.

Сегодня утром он пришел на работу, а к нему пришли, по форме приставы, а по сути, бандиты. С оружием и с корочками. Его брать. Он стал отстреливаться.

После этого бандиты при корочках, которые пришли к нему в кабинет и получили сдачи, объявили его террористом и вызвали ОМОН. (Это по его версии.)

«В В настоящее время подозреваемый передвигается по территории фабрики и оказывает активное сопротивление в его задержании», — заявила агентству «Москва» некая Юлия Иванова, старший помощник руководителя Главного следственного управления СК по городу.

Вопрос: вы кому больше верите – владельцу фабрики, который говорит, что на фабрику пришла кавказская банда под прокурорскою крышей, или СК РФ, который полагает, что, оказывается, владелец фабрики, к которому вломились – и есть террорист?

Это же ноу-хау.

Представляете – к вам приходят прямо домой. Банда. Вооруженная (тут национальность не важна). С купленной бумагой и силовой крышей. У вас дома – дети, жена. Показывают купленную бумагу, согласно которой решением Усть-Зажопинского райсуда ваш дом больше вам не принадлежит.

После этого вас выкидывают из дома.

Если выкинули – хорошо.

Если вы схватились за оружие – члены банды звонят крыше, и вас расстреливает ОМОН. Как террориста. И опасного психа. При задержании.

Ок. Я все понимаю. Фабрика дрянь, производство копеечное, мужик в долгах как в шелках и вообще люди, способные оказать сопротивление захватчикам, редко бывают адекватными. По нынешним временам «адекватный» — это тот, кто складывает лапки.

Но как получилось, что все наши силовые органы тут же приняли версию не владельца фабрики, а людей, которые в нее ворвались?

«На место прибыли глава столичной полиции Олег Баранов, следственно-оперативная группа, СОБР и ОМОН. Территория фабрики оцеплена, готовится операция по задержанию стрелка. Полиции не удается установить с ним связь, требований от него не поступало».

Оцените. Кто-то очень хочет застрелить этого человека раньше, чем он сможет подать голос.

Мрак.

03 ноября 2017

Замки и фотки

Юлия Латынина и Дарья Воронцова:

Часть I. Виллы и замки

Последние три недели я провела во Франции. Мы поехали большой компанией посмотреть замки Луары, (все было спланировано еще до сгоревшей машины, и пр, и мы решили не переносить), и так получилось, что с нами был замечательный профессиональный фотограф Даша Воронцова. Поэтому считайте, что это не пост, а подписи к фоткам. Типа на предмет как живут изгнанники.

Для житья в долине Луары мы тоже сняли самый настоящий замок, там, где замки теперь запросто сдаются – то есть на Airbnb.


Замок Аварэ. Обратите внимание на освещенные окна в подвале: это и есть мы!

Правда, в этом замке нам досталась кухня. Дело в том, что замок коммунальный, на 15 хозяев, и наш хозяин купил бывшую замковую кухню, в подвале. Кухня совершенно классная, но сырая. Моя мама, которая со времени газовой атаки на нас так и не оправилась и все кашляет, сначала была очень несчастна. Мы хотели отселить ее в гостиницу, но она не далась. Все остальные были в восторге.


Это наше жилье изнутри

О том, что в замке нам досталась кухня, а, допустим, не темница и не пыточный подвал, мы вычислили после того, как приехали в замок Шенонсо. Там была точно такая же кухня.


Сравните: наша кухня и кухня Шенонсо. Очаг специально под пожарку оленя

Вообще все говорят, «замок», «замок». Это очень привычное для нас слово. Но на самом деле замок, — chateau, castle, schloss – это уникальное понятие, характеризующее именно европейскую феодальную культуру.

Замков не было ни у хеттов, ни у ассирийцев, ни у эллинистических царств. У них были города и крепости. Замков не было у китайцев. Прочтите любой китайский средневековый роман – и вы не встретите там замка. В лучшем случае вы встретите разбойничий стан и усадьбу. Замков не было у римлян. У них были виллы.

Когда отдельно стоящие римские виллы в эпоху германских нашествий сначала сравниваются с землей, а потом на их месте возникают замки, — это и есть начало феодализма.

Римляне строили города и виллы. Вот, к примеру, город Арль. Он был процветающим римским городом и даже одно время при Константине был столицей Константина: когда тот правил только Галлией, Британией и Испанией. Арль, как и все римские города, стоял на берегу полноводной реки, для удобства снабжения больших масс и войск, и амфитеатр Арля вмещал 25 тыс. чел. В Средние Века этот амфитеатр превратили в укрепление: выстроили по углам четыре башни, а внтури стен разместили двести домов.


Амфитеатр Арля. В средние века из него сделали коммунальную крепость

Однако замка в Арле нет. Почему? Да ровно потому, что в Средние Века правители селились не там, где удобно снабжаться, а там, где трудно достать. Вместо Арля замок выстроен в местечке Les Baux-en-Provence, в горах в 15 км от города. Это самый крутой замок, который я когда-либо видела. Это настоящий Eerie Джорджа Мартина. Невозможно себе представить больший контраст – римский Арль в месте, удобном для снабжения, и замко сеньоров Бо в месте, удобном для обороны.


Офигительный замок сеньоров Бо

Чем замок отличается от города или крепости? Тем, что это владение одной семьи. В крепости стоит гарнизон. Если в ходе осады начальника гарнизона убивали, оборону крепости возгавлял другой начальник гарнизона. А замки в отсутствие мужа обороняла его жена. Средневековый культ хозяйки замка и само понятие «любви», родившееся у французских миннезингеров, опиралось именно на серьезную военно-экономическую роль знатной женщины в феодальной Европы. Муж, — часто оказывалось, — ушел воевать за сеньора, а тут замок возьми и осади. И замок обороняла жена. Иногда она его даже строила, во время отсутствия мужа.

Разумеется, замки Луары совсем не как замок Бо – они все перестроены в дворцы.

Но некоторые представления об их оборонительных функциях до сих пор получить можно. Это, к примеру, утес, на котором выстроен королевский замок в Амбуазе. Хорошо видно, насколько он был неприступен.


Замок Амбуаз

А на этом утесе стоял неприступный замок Шомон, контролировавший в этом месте Луару.


Замок Шомон

Один из поздних владельцев снес северную стену замка, которая и превращала его в неприступное укрепление. Зато из замка открылся прекрасный вид.

А это единственная башня, которая осталась от первоначального замка в Шенонсо.


Башня в Шенонсо

Если вы хотите узнать, откуда истоки европейской свободы: вот они, в этих башнях. Вдумайтесь, их владельцы не просто воевали против своего короля, но и имели на это законное право. Свобода родилась не для быдла. Она родилась для сеньоров и спустилась потом сверху вниз.

Часть II. Замки и женщины

В замке Шенонсо примечательны две вещи. Во-первых, это история одного из его первых владельцев, Жана де Марка. Он поссорился с королем и во время Столетней войны перешел на сторону англичан. Когда король обратно взял его замок, замок был стерт с лица земли. Но сам Жан де Марк не пострадал. Вскоре он обратился к королю с просьбой позволить ему снова отстроить замок, и в 1432 г. просьба его была удовлетворена.

Это классическая феодальная история об истоках европейской свободы. Во Франции и Англии бароны де-факто имели право восставать против короля. Это право было даже записано в Великой Хартии Вольностей. Короли очень редко баронов за это казнили. Это было не принято. Это было кардинальное отличие феодальной Европы от времени Меровингов, исламского Востока, Китайской империи, и, кстати, империи Римской.


Шенонсо

Вторая вещь, которая примечательна в замке Шенонсо, — что это женский замок.

Его строили три женщины, — Катерина Брисонне, супруга его владельца Тома Бойе, Диана де Пуатье и Екатерина Медичи.

Вообще замки — это живой символ огромной роли женщин в истории средневековой Европы. Очень часто люди задают себе вопрос: а чем Европа отличалась от Азии? Один из самых важных ответов, на мой взгляд – это тот факт, что она отличалась моногамией.

А моногамия в сочетании с феодализмом и замками неизбежно вела к очень высокой роли женщин.

Женщина в те времена была товаром. Знатные роды обменивались им, чтобы заключить союз. Но этот товар был очень дорогим. Штучным. Единичным. В этом было основное отличие феодальной Европы от Азии. В Турции султан не мог заключить договор посредством женщины, потому что женщин у него было слишком много. Это девальвировало товар.

Поэтому в Европе короли женились на дочерях королей, герцогов или графов. А в Турции или Китае государи волокли себе в гарем, кого хотели.

Нынешняя карта Европы, какой мы ее видим, сложилась не столько благодаря завоеваниям, сколько этим бракам. Моногамия приводила к тому, что в среднем один брак из пяти давал наследниц исключительно женского пола. А это, в свою очередь, означало, что власть над территорией передавалась через женщину. Кастилия соединилась с Арагоном благодаря браку. Франция соединилась с Бретанью благодаря браку. Ничем не примечательные графы Габсбурги к XVI в. в результате браков завладели Испанией, Австрией, Нидерландами, Чехией, и пр. Никакое восточное царство не могло образоваться так, как образовалась империя Габсбургов: при полигамии у султана, эмира или шейха всегда есть наследник мужского пола.


Шенонсо

С замком Амбуаз была точно такая же история, как с Шенонсо: в 1431 г. его владелец Луи д’Амбуаз участвовал в заговоре против королевского фаворита и был приговорен за это к смерти. Потом его помиловали, но замок конфисковали.


Амбуаз

Вы будете смеяться, но и с замком Шомон была такая же история, как с Шенонсо: в 1465 г. Людовик XI повелел стереть его с лица земли, чтобы наказать Пьера д’Амбуаз за его участие в мятеже «Лиги общего блага». Потом Пьера простили, и он снова отстроил замок. Замок господствовал над Луарой и собирал налоги, пока не утратил свое значение.


Замок Шомон

Часть III. Короли и ученые

В замке Шамбор меня поразила двойная спиральная лестница, которую для Франциска I спроектировал Леонардо да Винчи. Лестниц две, они, как цепочки ДНК, переплетаются и обе ведут сверху донизу. Дизайн совершенно гениальный, но другой такой лестницы, если не ошибаюсь, в мире нет. Во всяком случае, если погуглить double helix staircase, вылезает или Шамбор, или какие-то новоделы, которые под двойной спиралью полагают двое перил.


Замок Шамбор и его лестница

Франциск I не только пригласил Леонардо да Винчи во Францию, но и подарил ему замок. Правда, маленький. Это замок Кло-Люсе.

Великий художник и ученый провел в нем последние годы жизни, беседуя с королем чуть ли не ежедневно, — так же, как Фридрих Прусский пригласил к себе Вольтера. Эта маленькая деталь напоминает нам о главной особенности Возрождения: о том, что оно было делом рук не только гениальных художников и ученых, но и правителей, поддерживавших этих художников и ученых.


Замок Кло-Люсе

Франциск I обхаживал Леонардо да Винчи, Галилей учил сыновей герцога Козимо де Медичи, Рене Декарт наставлял датскую королеву Кристину, а Лейбниц переписывался с гановерскими принцессами. Где было бы Возрождение, если бы папы и короли запретили художникам рисовать голые тела, выкапывать из земли дьявольские статуи и вообще подрывать скрепоносную правящую духовность?

20 октября 2017 года, за три дня до нападения на Татьяну Фельгенгауэр, псих Борис Гриц сделал следующую запись:

Сегодня окончательно убедился, что на эту сволочь Фельгенгауэр работают какие-то хакеры.
Последние пару дней она начала искать возможность воздействовать на мое сердце. С дыханием, точнее его прекращением, она уже давно экспериментирует. Вчера же утром проснулся с ощущением стального кольца, стянувшего мое сердце. Ну а сегодняшним утром меня ждало ощущение тяжелого холода в сердце.
В связи со всей этой ситуацией, когда она уже не просто постоянно использует меня для удовлетворения своей похоти, а угрожает моей жизни, я обратился к известному в Москве экстрасенсу Михаилу Львовичу Перепелицину. Я знаком с ним больше 30 лет, со времен моей юности, когда он лечил меня от нефрита.
Попросил его посмотреть на этого человека, почему он с таким диким упорством и жестокостью преследует меня. Михаил Львович велел переслать ему ее фотографии. И что же происходит в тот самый момент, когда я попытался зайти в интернет и найти ее фото? До этого прекрасно работавший, интернет вдруг забуксовал. Мне пришлось несколько раз выключить/включить мобильный (доступ к интернету у меня сейчас только через мобильный), прежде чем интернет снова заработал.

Михаил Перепелицын действительно существует. В Инете легко найти о нем сведения. Он парапсихолог, автор учения о дуплекс-сфере, которая помогает создавать черные дыры в точке на макушке человека и выходить из нее в другие пространства, — способ, которым, по мнению Перепелицына, пользуются также и инопланетяне. Он обучает людей создавать ангелов-хранителей, чистить христианскую карму, и пр, и пр. Его адепты называют его «пророком» и автором «знаменитой» книги «Философский камень».

В связи с этим у меня вопрос. Вот этот Гриц, который лечится уже 30 лет у парапсихолога и пророка Перепелицына, умеющего через дуплекс-сферу создавать черные дыры, обращается к своему гуру с вопросом: почему меня телепатически сексуально преследует эта сволочь Фельгенгауэр?

Что сделал в ответ экстрасенс Перепелицын?

Посоветовал обратиться к психиатру?

Деликатно постарался разубедить психа?

Нет, он попросил прислать фотографию.

Вопрос: что он сделал потом, между 20-м числом, когда Гриц оставил эту запись, и 23-м, когда Гриц попытался убить Татьяну?

Подтвердил, что-таки да, вампирша и телепатка?

Ну слава богу. Мы теперь знаем, как бороться с полицейским беспределом на митингах. Девушкам надо просто закутаться в платки с ног до головы, а мужчинам — отрастить бороды, и тогда, когда в следующий раз ОМОН будет бить женщин и детей на митинге против коррупции в Москве, чеченское МВД обязательно заведёт на ОМОН дело по подозрению в экстремизме.

03 декабря 2016

Маруани и плагиат

Французский композитор Дидье Маруани и его представитель Игорь Трунов обвинили Филиппа Киркорова в том, что исполняемая им песня «Жестокая любовь», написанная Олегом Попковым в 2002 г — плагиат песни Маруани Symphonic Space Dream 1999.

Слушаем Symphonic Space Dream.

А после этого слушаем песню Irene Cara Fame 1980 г.

Вопрос — кто у кого когда что украл?

16 октября в Донецке убили Моторолу. «Эка, — подумала я, — как-то как сразу после доклада о «Боинге». Подумала и тут же поделилась мыслью с  читателями: мол, не зачищают ли это тех, кто знал, как сбили «Боинг»? Мол, не пора ль Стрелкову сбежать, как Родченков?

Написала хокку в три строчки и пошла спать.
В пятницу просыпаюсь и узнаю, что текст мой — «постановочный». И что преследует он ни более ни менее, как «вполне конкретную цель — направить общественное внимание и в России и за рубежом по ложному следу и представить события таким образом, будто сепаратисты играли ключевую роль в сбитии «Боинга».

Узнаю я это из выступления Андрея Илларионова у Савика Шустера, которое он вывесил специально в своем блоге.
Wow! А я-то думала, что сочинила текст за полторы минуты в самолете, летящем в Израиль. Я и не знала, что у меня были такие далеко идущие планы.

Обидно мне даже, если честно, немного стало. Потому что я как-то всегда говорила, что «Буком» не могли управлять сепаратисты, что это сложная машина, что за пультом могли сидеть только кадровые военные: и первый раз это сказала ровно через два дня как сбили «Боинг». И, собственно, в хокку так и сказано: «убили того, кто знал». Не сбил, а знал.

Ну, ладно, как говорится: видеть агентов ФСБ под каждой кроватью не запретишь
На следующий день выступаю в «Коде доступа». Посвящаю Мотороле пол-программы. Сыпятся мне смс-ки всякие: «убьем, гадина, мало тебя говном облили».

Говорю, что грохнули его, скорее всего, потому что люди, живущие бандитской жизнью, всегда убивают друг друга, но прибавляю, что есть, мол, вероятность, что подчищают «Боинг». «Понятно, — говорю, — что не Моторола этот «Боинг» сбивал – его сбили кадровые российские военные, которые управляли «Буком»». Но — мог знать.
Ну, думаю, теперь-то уже трудно приписать мне, что я отмазываю российских военных.
Утром открываю блог Илларионова: ба-бах! Я опять сливной бачок ФСБ.
Удивилась я, тяжко вздохнула, и выкинула это дело из головы.
Прошла неделя: и сразу после «Кода доступа» на мой телефон звонок: Илларионов. Я даже прибалдела, как это он сливному бачку звонит.
 — Здравствуйте, — говорит, — Юля, — а откуда вы взяли, что Моторола там на пленках?
А я там в программе действительно упомянула эти пленки, которые СБУ опубликовала после сбития «Боинга», и действительно ошиблась — думала, что один из собеседников — Моторола.

 — А что, говорю я, — разве его там нет?
 — Нет, — говорит Илларионов.
 — Ну, ладно, — говорю я,  — значит, про пленки я ошиблась.
 — А вы не хотите извиниться? — спрашивает Илларионов.
Тут я, если бы не сидела, упала. Этот человек один раз публично сказал, что я бл@ть. Потом второй раз публично сказаал, что я бл@ть. А потом звонит и спрашивает, не хочу ли я извиниться.
 — Я ожидал, — говорил Илларионов, — что вы в сегодняшней своей программе извинитесь. Потому что нет Моторолы на этих пленках. А вы не извинились.
Тут я трогаю себя за все места, чтобы убедиться, что у меня уши не отвалились, и осторожно спрашиваю:
 — Андрей Николаевич, а чего вы мне, собственно, звоните? Я же сливной бачок ФСБ. Что вы от сливного бачка хотите?
 — Я ничего подобного не говорил, — говорит Илларионов, — я только сказал, что текст ваш постановочный. А это имеет важное общественное значение. Вы знаете, сколько газет и журналов в мире его перепечатали? Очень важно, чтобы вы признали свою ошибку. И если вы это сделаете, я вам помогу. Я это размещу в своем блоге.

Тут я понимаю, что я попала. Я не люблю срачи и не пересказываю частные разговоры. И если бы Илларионов, которого я очень уважаю, хотя его и часто заносит, просто сказал бы, что я перепутала с пленкой, я бы согласилась немедленно. Это элементарно. Есть правило: ошибся — извинись. Но это правило натыкается на другое — не вступать в дискуссию с людьми, пользующимися подобными аргументами. Но при этом если я откажусь вступать в дискуссию, то на следующий день выйдет третья серия. О том, как Илларионов позвонил Латыниной и припер ее к стенке с ее постановочным текстом.

«Боинг» был сбит профессиональными российскими военными. Это факт, который установили и «Беллингкет», и международная следственная группа. Ваша покорная слуга сказала это через сутки после катастрофы и повторяла всегда, в то время, как очень многие пытались смягчить ситуацию и рассказать, что это были сепаратисты.

Кто конкретно дал команду расчету, и как этот выстрел был увязан с общей оперативной ситуацией, которая включала в себя также сепаратистов, — мы пока не знаем.

В любом случае большое количество сепаратистов знали про «Бук», — они обеспечивали его движение, может, даже присутствовали при принятии решения. Там был штаб, и бардак, и в воздухе хоть топор вешай, орущие телефоны, разбросанные по столу пластиковые тарелочки с объедками еды, затушенные в них сигареты, гильзы, сонный мужик, храпящий в углу, и куча народу: Стрелков, допустим, и его кураторы, и сепаратист Х, и Y, и полковник Z, который получил известие, что АН-26 вылетел, и схватил другую трубку: «Птичка вылетела».

Там был коллективный угар недоигиловцев, которые живут в альтернативном мире, в котором существуют только украинские фашисты и мальчик, распятый в Славянске, и людям с этим горизонтом событий было просто невдомек, что в небе, кроме фашистских транспортников, летают еще гражданские самолеты.

Какая разница? До сих пор каждый, в кого они ни стреляли — сразу оказывался украинским фашистом. Откуда им было экстраполировать, что с самолетом такой фокус не пройдет?

Кто несет за это прямую ответствтенность? Тот, кто приказал выделить «Бук». Это мог сделать только один человек в России, и мы все знаем имя этого человека. Никому еще — никогда — ни при каких обстоятельствах — нигде в мире — не пришло в голову выделять террористам оружие, способное сбивать гражданские самолеты на высоте в 10 тыс. м.

А какое там у них конкретно qui pro quo было и кто скомандовал расчету, мы пока не знаем, но шансы узнать велики, потому что свидетелей, как командовали, было много: они же не знали, что сбивают «Боинг», а не АН-26. Я думаю, у них там целый курултай был, и общие аплодисменты при известии «цель поражена». Ну не верю я, понимаете ли, что они везли этот «Бук» и постили его во всей «фейсбуках», и галдели по телефонам, как галки, а стреляли из этого чуда техники тайно и без свидетелей: решето оно и есть решето.
Моторола не был один из свидетелей? Ради бога. Не держусь. На пленках его нет? Mea culpa, лоханулась. Что могли быть свидетели из сепаратистов — да. Что им грозит реальная опасность — да. Потому что они — автомойщики, они — вне chain of command, они — расходный материал, не связанный воинской присягой.
Но!
Допустим, я не права. Мои представления о произошедшем — чушь. Так не было. Было не так.
Нельзя ли как-нибудь полемизировать с  чужой точкой зрения, не прибегая к допущению, что ее представитель есть еретик, враг народа и автор постановочных текстов?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире