Об аварии на Чернобыльской атомной станции 26 апреля 1986 года несколько поколений российских и зарубежных граждан знают только понаслышке.
Не исключено поэтому, что публикации, рекламирующие экскурсии к месту аварии, кое-кто воспримет как руководство к действию. В Интернете уже рекламируют «атомный туризм».



«Атомный» туризм

Приближается очередная годовщина аварии на Чернобыльской АЭС. Величайшая техногенная катастрофа ХХ века, произошедшая 26 апреля 1986 года, надолго останется в памяти всего человечества. Был полностью эвакуирован город Припять, в зону радиоактивного заражения попало до 20 млн. человек. В первые годы после катастрофы район Припяти был под запретом, а сейчас считается перспективной рекреационной зоной. Как ни странно, в последнее время Чернобыльская зона стала пользоваться спросом у туристов.

После аварии на четвертом энергоблоке работа атомной электростанции была приостановлена. Однако уже в октябре 1986 года, после обширных работ по дезактивации территории и постройки специального «саркофага», первый и второй энергоблоки АЭС были вновь введены в строй, а в декабре 1987 года возобновлена работа третьего энергоблока. В 1991 году на втором энергоблоке вспыхнул пожар, и в октябре этого же года реактор был полностью выведен из эксплуатации. В декабре 1995 года был подписан Меморандум между правительством Украины, правительствами стран «большой семерки» и Комиссией Евросоюза, согласно которому началась разработка программы полного закрытия станции к 2000 году. 15 декабря 2000 года был навсегда остановлен реактор последнего, третьего энергоблока.

Чернобыльская зона перестала быть полностью закрытым объектом с 2002 года. Год спустя представитель ООН официально предложил помощь и содействие властям Украины в создании в Чернобыле Центра ядерного туризма.

Туристы еще с середины 1990-х наведываются в Чернобыль. Сегодня попасть самостоятельно на территорию Чернобыльской зоны весьма проблематично. Например, чтобы попасть в г.Припять, Вам придется, как минимум, получить три пропуска — на границе 30-ти, 10-ти и 5-ти километровых зон. Вместе с тем, один раз в год — 9 мая — Вы можете побывать в Чернобыльской зоне без дополнительной волокиты. В это день, считающийся поминальным, организовываются групповые поездки в Припять. Желающие заранее бронируют места в автобусах, стоимость поездки составляет 20-30 грн. При этом из документов при себе достаточно иметь паспорт гражданина Украины.

Но большая часть посетителей зоны в этот день используют собственный транспорт. На границе 30-километровой зоны необходимо пройти проверку документов — на КПП также записывают номер автомобиля. Главное условие проезда — необходимо покинуть зону до 20:00. Большинство посетителей зоны в этот день — бывшие жители Припяти, работники АЭС, их друзья и знакомые, которых навряд ли можно причислить к туристам. Они, чаще всего, наведываются на городское кладбище, где похоронены их родные, а также с ностальгией бродят по знакомым местам, вспоминая прошлое.

Вместе с тем, некоторые украинские турфирмы и жители зоны не скрывают желания поставить «радиоактивный» туризм на поток и считают, что организация экскурсий для посетителей позволит решить ряд социальных проблем зоны отчуждения. Тем более, что заявки на посещение Чернобыля поступают в основном от туристов, имеющих профессиональный интерес к зоне: биологов, физиков, экологов и журналистов.

Сегодня Чернобыльская зона готова принимать организованные группы. Так, например, на портале Pripyat.com можно оформить заявку на поездку в Чернобыльскую зону на 17 и 30 мая. Кроме того, однодневную автобусную экскурсию с посещением Чернобыля, Припяти и Чернобыльской атомной станции предлагает проект «Интересный Киев», стоимость поездки — 320 грн. ($64). Наибольшее внимание туристов привлекает «мертвый» город Припять. Туристы гуляют в окрестностях рыжего леса (радиационный фон – 1500 рентген в час), фотографируются на фоне саркофага.

В окрестностях зоны есть комфортабельные мини-отели класса «люкс»: все чернобыльские объекты, предназначенные для жизни ликвидаторов, строились на чистых участках земли (под зданиями меняли слой грунта, стройматериалы везли из Финляндии, а продукты питания завозятся из незараженных областей Украины и проходят тройной контроль специальных служб). Уже в первые годы после аварии, километрах в 50-ти от станции был построен гостиничный комплекс из трех корпусов, а позже МЧС построило мини-отель на 18 номеров. По отзывам уже посетивших запретную зону отечественных и иностранных туристов, обслуживание в отеле заслуживает похвалы. Ночь в гостинице стоит порядка $15, столько же — трехразовое питание. Местные владельцы авто сдают свои машины в аренду за $10 в час.

Заброшенная Чернобыльская зона стала уникальным памятником и одновременно естественным заповедником. Сейчас, спустя 22 года после аварии, сюда вернулись редкие животные, причем за эти годы практически удалось восстановить естественный баланс. На данный момент естественный фон облучения составляет порядка 10 мкР/час (микрорентген/час). По разным оценкам, безопасным считается фон интенсивностью до 30 мкР/ч, а на зараженной территории Украины в качестве нормативного фона приняты 50 мкР/час. По данным МЧС, в сравнительно чистом Чернобыле (город расположен в 18 км от станции) фон колеблется в районе 40 мкР/час. Работники зоны утверждают, что кратковременные посещения, сроком до нескольких недель или даже месяцев, абсолютно безопасны для здоровья.

Но пока нет четкого ответа на главный вопрос: безопасен ли «атомный» туризм в целом? Действительно, облучение незначительными дозами не имеет ощутимых последствий для организма, однако невозможно спрогнозировать, какие изменения произойдут в организме через десять, двадцать лет. Пока же работает главный закон рынка: спрос рождает предложение.

После каждой из публикаций я спрашивала в Министерстве чрезвычайных ситуаций Украины: давалось ли разрешение на экскурсии? Ведь «чернобыльская зона» закрыта на – страшно сказать! – двести тысяч лет. Именно столько времени будут распадаться до безопасного состояния осевшие там радионуклиды. И ни волевым решением, ни техническими ухищрениями ускорить распад нельзя: закон природы.

Отвечали: «Пришлите запрос от имени редакции, и мы письменно подтвердим, что разрешение не давалось».

Советовали – если не верю – обратиться в Чернобыльинтеринформ, где фиксируют всех, легально проникших в «зону». Объехать контрольный пункт невозможно: ограда под током. Обращалась. Ответ: «Только специалисты и делегации».

Значит, и сами рекламирующие попали туда нелегально, и своих клиентов нелегально провозят. Формула «деньги – товар – деньги», справедливая в Х1Х веке, сократилась в веке ХХ1 до «деньги – деньги». То есть качество товаров и услуг, их полезность для потребителя далеко не всегда продавца заботит. А к моменту, когда заболевший раком чернобыльский турист соберется подать в суд, фирма давно прекратит существование.

Более того: раз он находился в «зоне» нелегально, не будет доказательств, что он там в самом деле был.

Но вот уже что гуляет по Интернету:

Индивидуальные поездки в Чернобыльскую зону отчуждения — собери свою группу!


Публикация в прессе равноценна обращению в прокуратуру. Будем считать, что этой статьёй мы туда обратились, а, поскольку российские турфирмы тоже проявляют интерес к «зоне»,в новом ракурсе вернёмся к теме, вроде бы сданной в архив после торжественного в декабре 2000 года останова работавших блоков ЧАЭС : как сейчас дурят неспециалистов и чем опасна радиация.


Единственная публикация, в которой не только «изюминки» «зоны», но и какие-никакие ссылки на опасность – в англоязычной газете KYIV POST . Поэтому рассмотрим именно её.

Во всю полосу — фотография памятника «ликвидаторам» аварии на фоне «саркофага», возведенного над разрушенным реактором. Смысл: объект эстетически привлекательный. Две полосы впечатлений автора: от экскурсии и «информации» гида. Плюс стоимость тура у разных фирм с их адресами.

Последнее требует пометки «реклама». Западные консультанты на сотнях тренингов с чувством превосходства учили этому. Однако пометки нет.

Слово «информация» в кавычках не иронии ради.

Уже первые три-четыре грубейшие ошибки убеждают, что здесь обошлись без владеющих достоверной информацией физиков и медиков-радиологов.

А почему?

Да потому, что не позволили бы без крайней нужды подвергать людей облучению. Ещё и брать за это деньги.

В первые годы после аварии в «зоне» экспериментировали с растениями, устойчивыми к радиации или ингибирующими её. Сейчас оставшиеся без работы сотрудники ЧАЭС строят хранилища отходов всех АЭС Украины. Обсуждается возможность свозить туда радиоактивный мусор других стран. Но научный подход к таким работам рассматривает риски: сколько человек на тысячу в результате умрёт. И рабочие получают соответствующее вознаграждение. Среди применений «зоны» туризм не рассматривался.

Аудитория, узнающая об Украине из англоязычных изданий, благодатна. Она, как правило, богаче. А кое-кто и прибыл сюда ради приключений.

Два десятилетия мир подвергался жесткому спин-докторингу. Этот наукообразный термин можно перевести как «лапша на уши». Вбивали в головы, что само функционирование ЧАЭС представляет глобальную опасность. Заключения десятков международных организаций, постоянно мониторящих украинские АЭС, не имели никакой силы: ЧАЭС – мировое зло, и должна быть закрыта!

Порой, посещая Украину, представители «большой семерки» вообще не могли говорить о другом. Причем все – в ультимативном тоне и одними и теми же штампованными фразами.

Грустно было слышать те же клише от Посла Миссии Европейской Комиссии в Украине Норбера Жюстена в… 2004 году. На очередных Чернобыльских слушаниях в Верховной Раде он всё ещё утверждал, что останов ЧАЭС осчастливил человечество, а «саркофаг», (возведенный над частично разрушенным ее блоком № 4 для комфорта двух тысяч сотрудников смежного блока № 3)… спас человечество от новой беды.

Когда после подобного спича оставалась щёлочка для вопроса, я задавала его: если реакторы РБМК (их называют также реакторами чернобыльского типа) опасны, почему от России не требуют закрыть их? Ведь там их 15 или больше. Ими оснащают новые АЭС. Их покупают другие страны.

Ответа не было ни разу.

А суть в том, что на РБМК можно нарабатывать плутоний для ядерного оружия. Конечно, для этого необходим полный ядерный цикл. Его в мире имеют несколько государств, бюджет которых несравним с бюджетом Украины. Тем более – с её бюджетом тех лет, когда ЧАЭС работала.

Но какая фишка для политиков: прихлопнуть одну-единственную искалеченную АЭС – и с карты исчезнет целое ядерное государство! Избавить мир от глобального зла!

В результате этой непрерывной и безальтернативной игры в одни ворота и не могло сложиться иного видения, как такое, где главный вредитель – не рассыпанные нуклиды и даже не содержимое «саркофага», взрывом которого было принято пугать, а сама ЧАЭС. В то время в её водоеме-отстойнике разводили форель – рыбу, требующую особо чистой воды и обитающую поэтому преимущественно в горных реках.

В отличие от киевлян, выспрашивающих на рынке, откуда привезены продукты, «экспат» видит ситуацию в двоичной системе. ЧАЭС действует? Козлы! ЧАЭС «шат ап»? Зло побеждено, опасности больше нет!

А она – есть. Не «мировое зло». А в «зоне»: под ногами, в воздухе.

Попытки ознакомить население западных стран с правдой неуклонно отвергались. Там до сих пор убеждены, что «мировое зло» — ЧАЭС.

Корреспонденты западных изданий тиражировали тот же пиар. Причем, если политики знали сверхзадачу – стереть потенциально ядерное государство – и логика их поведения понятна, то журналисты о ней не догадывались. Тем явственнее нарушали ими же декларируемые нормы: подавать объективную информацию.

В Украине легко доступны отчеты специалистов: звонок в МЧС, или в Минздрав, или в профильный Комитет Верховной Рады. Но их и их шефов вполне устраивали политизированные эмоции и страшилки. А если для порядка цитировали людей, причастных к Чернобылю, то — тех, кто извлекал из причастности максимум выгоды и, как правило, неспециалистов.

Если истиной пренебрегали командированные в Киев — что говорить о заокеанских. Возражения вызывала буквально каждая их «чернобыльская» публикация.

Поскольку к «демократическим ценностям» относят и объективность прессы, я дважды подавала на Фулбрайтовскую стипендию. Проанализировав «ляпы» западной прессы в отношении Чернобыльской аварии и ее последствий, я бы провела так любимый на Западе тренинг для журналистов, где ознакомила б их с фактическим состоянием дел.

Оба раза отказали на том основании, что катастрофа на ЧАЭС – событие местного значения.

Вот, оказывается, как: угроза всему миру – если надо поставить Украину на колени – и происшествие, по мелкости своей не заслуживающее внимания американцев — если им, американцам, предлагают цифры и факты.

В общем – если считалось нужным пудрить мозги гражданам США, то пусть и живут с запудренными мозгами, и не Украине учить Запад объективности!



Ну, а KYIV POST издается все-таки в Украине, поэтому разобрать хотя бы упомянутые первые три-четыре ошибки никто не мешает.

«Thousands of tons of radioactive cesium, strontium and plutonium were scattered across the territory of northern Ukraine , Belarus and Northern Europe .»

( Тысячи тонн радиоактивных цезия, стронция и плутония рассеяны по территории северной Украины, Беларуси и Северной Европы).

Во-первых: куда из перечисления выпала Россия?

Она же (см. карты из Гугла http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Tchernobyl_radiation_1996-ru.svg и http://www.sci.aha.ru/biodiv/npd/6_01.htm) цезием-сто тридцать семь загрязнена аж до Урала. А ближайшие к месту аварии территории по интенсивности загрязнения от чернобыльской зоны и не отличаются. (По материалам недавних конференций: «Первое место по площади загрязнения занимает Российская Федерация, 60 тыс. кв. км. Второй идет Белоруссия — 46 тыс. кв. км и только третьей Украина — 38 тыс. кв. км. Удивительно, но в затылок нам дышит Швеция — 23 тыс. кв. км. В Финляндии — 19 тысяч и Австрии — 11 тысяч квадратных километров загрязнено радиацией. И еще одно: суммарная активность радиоактивного цезия, выпавшего на территории России, Белоруссии и Украины, распределилась в таких соотношениях — 1,7:1,5:1,0).

Во-вторых: о каких «тысячах тонн» речь?

Монография «Всеб і чна оц і нка ризик і в внасл і док авар ії на ЧАЕС» , Киев, 1998 год. Перечень одних только ссылок на источники занимает 13 страниц формата А-4. Есть англоязычная версия.

Раздел 3.33. „ Измерения, проведенные рядом НИИ, службами Госкомгидромета и военными организациями позволили оценить выброс топливной компоненты из активной зоны разрушенного реактора. Он оказался равным (3±1,5)% всего топлива, которое находилось в активной зоне перед аварией. Впоследствии, в 1987 – 1989 годах, в результате анализа десятков тысяч проб грунта, приведенные цифры подтвердились (3,5±0,5)%».

То есть весь радиоактивный выброс – никак не «тысячи тонн», а менее 7 тонн. В другом месте этой же монографии выброс принят за 6 тонн.

Львиная доза осела на самом здании, возле него и в радиусе 10 километров .

Если легкий цезий потоками воздуха поднялся на высоту до 1000 м , разносился ветром и выпадал с дождями, то стронций куда менее подвижен. А плутоний вообще практически не был в состоянии покинуть зону, так как сосредоточен в крупных и очень тяжелых конкрециях.

2) И не плутоний (как считает автор рекламы в KYIV PJST ) обжёг листву леска. Который стали после этого называть рыжим ( roy ), а не красным ( red ), как его называет он. Это сделал иод. Иод вообще обжигает, даже не радиоактивный и не горячий.

Иод, тоже унесший частичку до-аварийных 190 тонн, образовался до аварии. К ней как раз и привела попытка персонала «вырваться из иодной ямы» не за двое суток, как предписывала инструкция, а мгновенно. Это в прошлом не раз удавалось. «Иодная яма» — ситуация рабочая. Вроде перевернутой яхты: меры принимать надо, но не катастрофа.

После теплового взрыва реактора иод продолжал выделяться и стал главным «облучателем» населения, в том числе отдаленного. Это из-за него киевляне в первые 10 дней после аварии получили 70% всей той радиации, которую, по расчетам, должны в среднем набрать за жизнь, если определить её продолжительность в 70 лет.

Щитовидная железа человека накапливает иод. Если её «недокормили» его стабильными изотопами, а в воздухе появился радиоактивный, она будет накапливать радиоактивный. Хотя его период полураспада – всего 9 дней, именно он вызвал всплеск опухолей щитовидной железы. За прошедшие годы прооперированы 67 человек, бывших детьми и подростками в 1986 году.

Но ни гид, ни другие «осведомлённые» лица автору рекламы о иодном сюжете не сказали.

3) «Visit to Chornobyl is no more harmful than a transatlantic flight or time spent in the Rocky Mountain High city of Denver due to high altitudes, and therefore increased radiation».

(Визит в Чернобыль не опаснее трансатлантического перелета или времени, проведенного в городе Денвере, в Скалистых горах, из-за свойственного высотам повышенного космического излучения).

Одно дело – редкие космические частицы, их поглощает обшивка самолета. Совсем другое – нуклиды, попавшие внутрь организма и бомбардирующие его изнутри до конца жизни.

Если в Скалистых Горах фон повышен, то причина, скорее всего, в собственном излучении скальных пород.

Например, породы Скандинавского полуострова существенно повышают фон. Депутат Европарламента от одной из скандинавских стран устроил скандал украинской делегации. Не веря, что камни его родины могут «светить», он обвинил Украину в постоянном облучении, идущем от ЧАЭС.

Желающие могут приблизиться со счетчиком Гейгера к лабрадоровой облицовке зданий или входов в подземные переходы и убедиться.

Распад, «бомбардирующий» изнутри, процесс вероятностный: у одного произойдет, у другого, подвергшегося равному риску – нет.

«Починит» ли повреждение репаративная система организма или не справится – тоже индивидуально. Как и то, какой именно орган пострадает.

Киевляне настораживаются, когда радиация в Киеве из-за лесных пожаров в «зоне» повышается до 17-20 мкр/час, над обычными 13-15.

Впрочем, и самому автору рекламы стало не по себе, когда в 100 метрах от «саркофага» счетчик показал 3,7 рентген в час (500 рентген в час, по словам его гида, смертельны для человека). Но разве возможна экскурсия к месту аварии… без приближения к месту аварии?

В конце 1980-х – 1990-х годах я, как могла, боролась с чернобыльским психозом. Политики и нефтегазовые конкуренты в энергетике раздували его с разными целями, но одними страшилками. Запуганными, оболваненными легче манипулировать.

Проблем с энергетикой у Украины ещё не было. А внезапные отключения электричества целыми регионами местные представители власти объясняли кознями политических противников, тех, против кого в своих целях стремились настроить население . В том числе и против России. О том, что отключала автоматика, когда частота в сети падала ниже предела, они, разумеется знали. Лгали ради своих интересов.

Важна была информация об экологической защите: как на загрязненных землях кормить скот, выращивать чистые овощи и фрукты и не платить шарлатанам, которых тогда много развелось, за «очистку» огорода заклинаниями. Но до 1991 года мне с «Азбукой экологической защиты» не удавалось даже пробиться к читателям. Зам главного редактора украинской «Профсоюзной газеты» объяснил это так: «Прочитают на Западе, что мы своими силами можем справиться с ситуацией, и перестанут давать нам деньги». К тому времени из пожертвований неизвестно куда пропало 800 миллионов долларов. При том, что 12% всего бюджета СССР шли на чернобыльские нужды. Если научный подход мешает наживаться – тем хуже для него… И для жителей, от которых его утаивают!

В 1993 году появились новые издания. Я, насколько удавалось, реабилитировала Чернобыльскую АЭС. Даже раздаривала кнопки с пульта управления 4-м блоком. А психоз был так силен, что редакторы-мужчины отшатывались при одном виде вынутой из косметички кнопки.

Что же заставляет предостерегать сейчас, когда об угрозе не вспоминают?

В 1986 году не было выбора: подвергать себя опасности или не стоит. Она обрушилась внезапно на неподготовленных.

Не дав азарта преодоления, который побуждает рисковать любителей экстремальных видов спорта. Но оставив на десятки лет ноющую иглу: а не долетела ли уже до своей злокачественной цели посланная тогда стрела?

И никому мы бы не посоветовали бы купить такую иглу. В ближайшие двести тысяч лет.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире