Ушел Андрей Сучилин, музыкант, эссеист, психолог. Ушел философ, постоянно думавший, кто мы есть и камо грядеши.

Ушел великий музыкант, виртуозный гитарист.

День рождения музыканта в «Китайском летчике Джао Да»

Музыкант — не из тех, что играют в подворотнях.

Но вот отправился музыкант немного отдохнуть, внезапно заболел. Да так заболел, что самолёт идет на экстренную посадку в аэропорту португальского города Фару, а музыкант, как тот, слепой, в подворотне, оказывается без денег и медицинской помощи. «Кинула» страховая компания, принадлежащая «самому пострадавшему» олигарху (ах, Настя-рыбка!). Консул умыл руки, словно Понтий Пилат.

Хорошо, друзья Андрея помогли, услышав мольбы о помощи с берегов Атлантики. Андрея госпитализировали в хорошую клинику, сделали несколько операций. Но было уже поздно. Андрей погрузился в сон, в искусственную кому, после которой так и не проснулся.

Музыкант не дожил не то что до планируемого пенсионного возраста. Не дожил до того, что сейчас.

В СССР средняя продолжительность жизни составляла 70 лет. В «лихие девяностые резко упала. У женщин – 60 с небольшим, у мужчин – 58.

Сейчас, говорят, чуть ли не 73.

Не верю!

Сколько мы хоронили людей именно в этом возрасте и около того или даже моложе.

Не все стали, грубо говоря, «жертвами режима», как Политковская, Литвиненко, Щекочихин, Немцов, Юшенков. Странная смерть Гайдара – возможно, тоже, в этом ряду.

Не все стали жертвами медицинского разгильдяйства, как юная Маша Тарощина или Валерия Новодворская.

Валерия Ильинична, впрочем, дожила до пенсии, но вот перейти роковой рубеж, обозначенный Ленноном-МкКартни (WhenIm Sixty Four) уже не смогла.

Художник Лёша Красавин тоже дожил до пенсии. И даже пошел её оформлять, но ему говорят:

— У вас стажа не хватает. Устройтесь на работу и приходите через пять лет.
Именно так и сказали, хотя пенсионный возраст вроде и не поднимали еще.

Художник пришел домой и умер.

Это – те, кто дожил до шестидесяти. Но вот цифра 58, обозначенная в девяностых как продолжительность жизни, становится роковой для огромного числа творческих людей, которые могли бы еще жить и жить:

Вот лишь некоторые из тех, кого хорошо знал:

Мирослав Немиров – поэт, музыкант, ушел в 54, не дожив до пятидесяти восьми;

— поэтесса Лена Воинова – ушла в 58;

— Земфира Валиахметова, музыкант – ушла в 58;

— кинооператор Александр Орлов, гениальный создатель уникального «Домашнего театра графа Орлова», на загородной сцене которого выступали многие поэты, писатели и музыканты (те же Лена Воинова, Земфира Валиахметова, Маша Тарощина, много кто еще: Маша Максимова, Алина Малова, Лена Сулима, Лилия Газизова, Ольга Ильницкая), – он ушел в 58;

— Николай Новиков (Нейман), создатель Плесецка и Байконура, – ушел в 58.

И вот Андрей Сучилин, музыкант. Тоже — в 58.
В понедельник, 25 июня 2018-го.

Андрей Сучилин – гитара, Владимир Глушко – ударные, Владимир Белов — электровиолончель

Я знаю Андрея не так давно. Чуть больше десяти лет. Знаю его больше как автора коротких виртуозных скетчей, как автора коротких памфлетов на страницах социальных сетей, как автора острых эссе в журнале «Филантроп».

«Сон разума» — таким был заголовок его текста о депутатах Госдумы.

В последние годы Андрей вместе с женой, Лидией Тихонович, окунувшись в социальные проблемы современной России, выпускал вестник Агентства социальной информации (Андрей — психолог по образованию, имеет степень кандидата психологически наук).

Моё знакомство с Андреем поначалу было виртуальным (удивительно, но Андрей сам меня нашёл, «зафрендил», как говорят в тырнетах). Начались наши долгие диспуты, его философские монологи (Андрей — еще и философ удивительный!).

Нет, я, конечно, знал и его группу «До-мажор», слушал знаменитый и недавно восстановленный автором альбом «Ноэма», вошедший в книгу Александра Кушнира «Сто лучших магнитальбомов советского рока». Знал историю Московской рок-лаборатории, одним из создателей которой был Андрей Сучилин.

Но «До-мажор» и Рок-лаборатория существовали для меня как бы отдельно, а вот Андрей Сучилин – сам по себе.

Паззл из отдельных страниц жизни Андрея Сучилина волшебным образом сложился, когда я впервые попал на день рождения Андрея в клуб «Мастерская». И когда приезжал потом не раз к нему на его музыкальные вечера.

Особенно запомнились мне «музыкальные» дни рождения Андрея в клубе «Китайский Лётчик Джао Да» Ирины Паперной. Обстановка — камерная, уютная. Дни рождения Андрея Сучилина там всегда превращались в удивительное действо, в хэппенинг. Именинника приходили поздравить друзья, которые играли с ним допоздна, превращая клубный концерт в джазовый jam session (хотя, строго говоря, Андрей джазменом не был, но не раз выступал в джаз-клубе Алексея Козлова).

Со сцены «Летчика» на днюхах Сучилина звучал тот настоящий русский рок, который столь же страшно далек от попсы, как разбудившие Герцена декабристы – от народа. Но публика в зале (а там всегда – правильная публика!) принимала Андрея и его музыкантов как родных.

Андрей Сучилин и Алексей Борисов (гитара)

На днюхах Андрея Сучилина всегда было безумно интересно наблюдать за танцами в партере, на маленьком пятачке пред крохотной сценой. Поклонники музыкантов (некоторые – совсем дети, но многие – ох, как далеко не юного возраста!), всё глубже погружаясь в нирвану аккордов, медитировали, настраиваясь на волну конвергенции со звучавшими со сцены виртуозными пассажами.

Каждая такая встреча с Андреем, на которой талант человека искусства начинает сверкать новыми гранями, становилась для меня праздником.

Светлая память тебе, дорогой Андрей!

Немузыкальная пауза на музыкальном вечере

ФОТО АВТОРА. Все фотографии — со дня рождения Андрея Сучилина в клубе «Китайский летчик Джао Да»

(Оригинал)



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире