16:40 , 23 августа 2013

Советы московита: как преодолеть транспортный коллапс и добраться до второго тура?

На днях Александр Морозов заметил, что московские выборы приобретают характер референдума. Если Навальный наберет 25 процентов в первом туре, все остальные кандидаты (не считая Собянина) должны набрать 26. Тогда ответ на вопрос о необходимости кардинальных перемен будет положительным.

Пока же такое, при взгляде на дебаты в отсутствие того, с кем дебатируют, маловероятно.

Программным заявлениям кандидатов (в том числе и Алексею Навальному) недостает остроты политического позитива. Все давно знают (и Навальный всех в этом убедил), что Россия — страна жуликов и воров («Воруют-с!» — сказано было еще в незапамятные времена).

Компромат с квартирами? Да бог с ними! Москвичей интересуют реальные проблемы. Кто виноват, все уже знают. Вопрос: что делать?

Новые бульвары против потемкинских деревень

Собянин строит потемкинские деревни с пешеходными зонами и велодорожками, но никто из кандидатов не скажет, что создает при этом безумные тромбы на транспортных артериях и капиллярах. Обостряется ситуация, когда связность топологического графа (из теории графов, спросите у Блинкина!) стремится к нулю и движение в городе замирает.

Никто не оппонирует Собянину, приведя в пример княгиню Нарышкину, впервые в истории Москвы создававшей зеленые пешеходные зоны. Княгиня за свой счет расселила целый квартал и разбила первый сквер в кольце московских бульваров (Нарышкинский сквер — так и называли Страстной!)

Почему никто не протестует против бездумной застройки «Красного Октября», где более ста лет назад планировали продолжение кольца московских бульваров (здание товарищества «Эйнем» стоит точно по красным линиям Гоголевского бульвара!). А здания середины 20 века — Гостелерадио и МВЭС напротив упирающегося в тупик Большого Устьинского моста? А здание Минсредмаша (Минатома) на Большой Ордынке, института редкоземельных металлов напротив Третьяковки? Знаменитый писательский дом в Лаврушинском? Всё это реперные точки так и не засаженных липами новых «нарышкинских скверов» — московских бульваров, на аллеях которых как раз и могли появиться новые пешеходные зоны!

Гениальный генплан

На встречи с окруженным молодежью Навальным приходят в основном люди старшего поколения. Они должны помнить (а Навальный должен напомнить!), как строилась Москва до Собянина и Лужкова.

На волне оттепели в Москве принимали генплан 1971 года — гениальный план академика Уласа, восходящий к идеям выдающегося немецкого урбаниста Альберта Шпеера.

Берлин, единственный мегаполис в Европы, в котором транспортные пробки отсутствуют как класс, развивался именно по идеям Шпеера. Зеленые клинья, проходящие в центр города, множество бульваров в сочетании с густой капиллярной уличной сетью и отделенными от нее скоростными автобанами, доходящими практически до центра города. Всё это реализовано и в других мегаполисах Европы: в Амстердаме, Франкфурте, Кёльне. Но — не в лужковско-собянинской Москве!

Котлеты — отдельно!

План Николая Уласа с хордами Александра Стрельникова — именно такая идея кардинального решения транспортных проблем должна быть поставлена во главу угла кандидата, собирающегося победить на выборах. Идея — предельно гармоничная. Котлеты, простите, скоростные внеуличные хорды — отдельно, а мухи, пардон, густая уличная сеть — тоже отдельно, как любил говорить единственный избиратель Собянина.

Навальный говорит об отказе от строительства гигантских транспортных развязок, лишь обогащающих братьев Роттенбергов. Всё правильно, Алабяно-Балтийский тоннель под линией метро, там, где достаточно было перекинуть легкую эстакаду через Ленинградский проспект, — идея совершенно бредовая! Но дело не в самих развязках, а в градации транспортной сети. Кольцо № 4 в генплане Уласа-Стрельникова и те периферийные хорды, которые сейчас, отмежевываясь от генплана-71, стыдливо называют рокадами, были в составе обычной уличной сети. А вот скоростными были лишь четыре внеуличные хорды и их ответвления, область пересечения которых и составляет то кольцо № 3, которое построил Лужков, забыв об остальном.

О проблемах говорят все. Но как их решать? А ведь это самое главное — высказать основополагающую идею, отталкиваясь от которой (и одновременно отталкиваясь от полумер нынешнего мэра) решать городские проблемы!

Но когда тот же Навальный соглашается с выделенными автобусными полосами, десятикратно увеличивающими транспортный коллапс, с грабительскими парковками, он лишь льет воду на мельницу Собянина!

— Дальше — только динамит! — говорил академик Глазычев, отвечая на вопрос о том, что делать с тромбами на застроенных Лужковым транспортных хордах и как возвратиться к гармонии Уласа-Стрельникова. Сказано было неоднократно. Впервые — на выездном заседании Общественной палаты, в дни Биеннале архитектуры. Мне кажется, именно этот жесткий тезис компетентного урбаниста должен быть положен в основу «работы над ошибками» Лужкова-Собяина.

Не буду повторяться, подробно говорил обо всем этом тут и там. Когда нам на голову свалился мэр из Ханты-Мансийского округа, долго и терпеливо учил его, как нам обустроить Москву. Но ученик оказался нерадивым. Что ж, бывает. Ведь никаких принципиальных решений, позволяющих кардинально решить проблему транспортного коллапса, за годы правления Собянина приято не было (я исхожу из тех куцых полумер нынешнего мэра, что опубликованы на сайтах правительства Москвы).

Любой оппонент Собянина должен подчеркнуть, что транспортная связность городских магистралей — непременное условие развития малого и среднего бизнеса. В том же Берлине 70 процентов поездок по городу приходятся на легковой автотранспорт. И это несмотря мощную инфраструктуру подземных (U-bahn) и городских железных дорог (S-bahn),

Кандидаты должны методично напоминать избирателям о том когнитивном диссонансе, который возникает всякий раз при анализе проблем столицы и тех методов, что представляются в качестве их решения (кадки с чахлыми деревцами, велодорожки, которые ведут в никуда, велопарковки без топологически связной сети велосипедных трасс и плитка, ставшая притчей во языцех). Потемкинско-собянинские деревни не имеют никакого отношения к реальным проблемам города. К ним команда варягов Сергея Собянина вообще не знает, подступиться как. Новая директриса института генплана, кажется, вообще не ориентируется в топологии Москвы и ее проблемах. Какой-то авторитет из-за границы предлагает засыпать песком все подземные переходы. Услышав это, я вспоминал погибшего на Кудринской площади (когда там не было подземного перехода) только что вернувшегося из эмиграции и отвыкшего от московских реалий романиста Бориса Рахманина. И его смерть была далеко не единственной!

Гармония позитива

В общем, мало критиковать Собянина, апеллируя к квартирам его семейства. Во главу угла должна быть поставлена яркая позитивная идея, понятная всем.

Идея гармонии генплана-71, от которой бездумно отказался Лужков и о которой ничего не знает Собянин, идея гармоничного города на уровне ведущих мегаполисов (генплан-71 был лучшим в Европе, по мнению многих!) может стать той идеей, которая сдвинет политический процесс московских выборов с мертвой точки.

И вот тогда второй тур неизбежен.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире