17:51 , 17 июня 2018

Я взмолился и сказал, что речь идет о здоровье моей дочери…

Сообщу Вам две новости.Одна хорошая, а другая плохая. Пожалуй, начну с хорошей.

Моя дочь заболела лимфомой Ходжкина. По-простому, это рак лимфатической системы человека.

Дочь с начала года стала себя плохо чувствовать. Усталость, раздражительность, депрессия, глухой кашель. Потом тело покрыл опоясывающий лишай и наступил жуткий зуд, который не давал ей спать, ходить, учиться, просто жить. Этот зуд был изнурительным и по сути являлся для нее пыткой. Постоянная температура 39 и проливной пот по ночам. Ей приходилось вставать и менять футболку, т.к. она была вся мокрая.

Врачи разводили руками и говорили, что у нас герпес. Мы лечились от герпеса. Дочери вырезали лимфоузел и сделали биопсию— диагноз подтвердился.

Хорошая новость в том, что из 40 видов лимфом, эта наиболее благоприятная для лечения. В настоящее время Ритка проходит второй курс химиотерапии в ФГБУ НМИЦ гематологии Минздрава России.
Нас вылечат, в этом нет никаких сомнений.

Теперь о плохом, что собственно меня и сподвигло написать этот пост.
Начались у Риты проблемы в учебном заведении, где она учится, т.е. в НИУ ВШЭ. Я специально указал, что она студентка и пик ее заболевания попал на конец учебного года. Училась все 2 года она хорошо и добросовестно. У нее не было задолженностей по учебе. Но мы понимали, что начав химиотерапию, врачи запретят посещение «Вышки». Иммунитет ослаблен, и подцепить еще какую-нибудь заразу нам было нельзя. Там, где речь шла о персональном ее присутствии, я отвозил ее на зачет или экзамен и потом забирал, и мы ехали на процедуры. Наша задача была продолжать лечение и закончить 2 курс. Дочь сначала не хотела говорить преподавателям о своей болезни, держалась как могла. Длинные красивые волосы еще не выпали и ей это удавалось. Справка о том, что она освобождена на 4 мес. от учебы, давно лежала у нее в сумке.

Интенсивно стали выпадать волосы и она плохо себя чувствовала на защите курсовой и поэтому отвечала неуверенно. До защиты она приняла решение отнести справку начальнику отдела сопровождения учебного процесса в бакалавриате по направлению «Реклама и связи с общественностью» Гергоковой Жанете Хызыровне. Та, увидев справку, усомнилась в ее подлинности: «Вы должны приносить больничный и закрывать его каждые три недели, или берите академический отпуск». Справку так она и не взяла. В этот же день она отправила на корпоративную почту, которую получают все студенты 2 курса, сообщение о том, что «учебный офис не принимает медицинские справки оформленные задним числом».

Я решил вмешаться в данную ситуацию и встать на защиту своей дочери. На следующий день с 10 утра я стоял перед одним из корпусов, где расположен деканат факультета. Пройти к декану Быстрицкому Андрею Георгиевичу мне не разрешила охрана: «Звоните в деканат, пусть дадут команду выписать пропуск». Почему к декану, а не в учебную часть? Декан отвечает за все, что происходит на факультете и еще речь шла о здоровье моей дочери, которой гарантирована врачебная тайна. Посвятить в ее болезнь я хотел именно его. В портфеле лежала справка и результаты биопсии. Я был уверен, что он меня примет. Но я ошибся. 2.5 часа я названивал к нему в кабинет и каждый раз секретарь говорила, что у нее нет компетенции позвонить охране и заказать пропуск на меня, потому что декан занят, совещание и т.д. Я взмолился и сказал, что речь идет о здоровье моей дочери и я буду стоять до вечера. Наконец декан соизволил со мной поговорить. Из разговора выяснилось, что у него нет времени со мной встречаться и нет необходимости. Если у нее рак, пусть берет академический отпуск. Влиять на преподавателей на принятие решения об оценках он не может. Да, еще я плохо подготовился к разговору,т.к. некоторых деталей о группе своей дочери я не знал: «Когда будете готовы, тогда и звоните». Еще немного поучив меня, какая должна быть справка, бросил трубку. От такого хамства, надменности, пренебрежения и бездушия я потерял дар речи. Мне было больно и стыдно за такое мое унижение. Через пять минут декан мне перезвонил. По голосу я почувствовал, что он взял уже правильный тон. Он пояснил,что у моей дочери по учебе нет проблем, курсовую она сдала, задолженностей нет, у нее впереди всего лишь 2 экзамена в электронной форме и собственно Жанет Хызыровну он обо всем предупредил. Я попросил сделать моей дочери снисхождение с учетом ее плохого самочувствия, сказал, что дочь на защите курсовой плохо себя чувствовала и по формуле у нее пограничная оценка 3.6. Которую можно округлив в ту или иную сторону засчитать и получить зачет или пересдачу. Меня декан заверил, что с курсовой нет проблем.

Я, приехав домой, передал дочери, что все хорошо, все предупреждены, курсовая засчитана.

Теперь подведем итог.

Курсовую ей не засчитали, предстоит пересдача в сентябре. Еще курс терапии к тому времени не закончится.
Вчера, т.е. 16 июня 2018 года моя дочь, как и все остальные студенты группы БРО1607, получила письмо от преподавателя по маркетингу А.С.Коцюбы о том, что руководство факультета отменило всем автоматы по этому предмету, в том числе и моей дочери, сославшись на то, что автоматов должно быть не больше 10-15% и предложила прийти на защиту 18 июня 2018. Автоматы были оставлены некоторым студентам, в число которых моя дочь не попала. Полагаю, что с учетом вышеуказанных обстоятельств, моей дочери должны были оставить честно заработанный трудом автомат.
Таким образом, в понедельник я отвезу свою дочь на экзамен. Если есть журналисты, то моя дочь и я могут дать интервью. Приеду к 9-30 по адресу: Москва, М.Трехсвятительский пер. 82 стр.1, приезжайте.

Дозвониться мне до декана Быстрицкого А.Г. и Гергоковой Ж.Х. не получилось, хотя вчера был учебный день. Отправил им письма на электронную почту, а Жанет Хазыровне сообщение через FB мессенджер, но ответа так и не получил. Напомню, что это факультет коммуникаций, а коммуникации со студентами и их родителями они выстраивать не умеют. Всего вам хорошего. Не болейте.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире