или

Как ЕСПЧ и Польшу утешил, и Россию не обидел

 

Недавнее решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) произвело большой переполох в СМИ – что и понятно: ведь свершилось страшное, самый-самый-самый суд в мире в чем-то там отказал полякам, чего-то там требовавшим с России. Реакция демократической общественности не замедлила последовать: «Оказалось, что нет сегодня  суда, который был бы в состоянии вынести приговор, невыгодный России». Это, конечно, лестно, но… в чем все-таки дело-то было? Из-за чего плач?

Повод для плача у ясновельможного плача действительно есть – ведь дело-то и в самом деле было не простое, а самое, что ни на есть «катынское», уходящее корнями в далекий апрель 1943 года, то есть в ту пору, когда херр Геббельс лично сорвал покровы со страшного злодеяния сталинизма  — бессудный расстрел польских офицеров. Да-да, тех самых, что без оглядки удирали от вермахта в 1939 году и сдались Красной Армии в надежде на цивилизованное обращение в соответствии с нормами Женевской конвенции. А их, болезных, злые большевики в апреле 1940… Скандал, в общем. Надобно всем миром кровавый сталинизм осудить …

Правда, когда нацисты начали полноценные раскопки, то оказалось, что пули в черепах убиенных поляков – немецкие, гильзы в раскопах – с немецкой маркировкой, а сами трупы ну никак не выглядят пролежавшими в земле три года с копейками. В общем, в конце мая 1943 года нацисты раскопки вдруг свернули, а после освобождения Смоленска советская «комиссия Бурденко» в недо-раскопанных немцами могилах обнаружила на телах убитых документы с датами сильно после апреля 1940.  А после войны приглашенные нацистами «эксперты» подтвердили – судя по состоянию трупов, те пролежали в земле максимум год-полтора – то есть закопаны были не позднее осени 1941, когда Смоленск был уже во власти немцев.

Но нельзя сказать, что нацистская провокация провалилась. Во-первых, тогда, в 1943 году она привела к разрыву отношений между СССР и правительством Польши в изгнании; во-вторых она тогда же привела к кризису в отношениях между державами антигитлеровской коалиции. Ну и в-третьих: «катынская тема» стала любимым сюжетом для польской антикоммунистической оппозиции.

И когда в СССР грянула горбачевская перестройка, этот сюжет, естественно, всплыл снова. Борцы «за нашу и вашу свободы» вновь и вновь призывали «стереть белые пятна» — и в конце концов Михал Сергеич пошел навстречу: 13 апреля 1990 года было опубликовано «заявление ТАСС», в котором признавалась вина СССР за «катынский расстрел».

В советском руководстве полагали, что это признание «закроет вопрос», но не тут-то было: за признанием последовали требования о «доскональном расследовании», проведении раскопок на местах «массовых казней», издании сборников документов, сооружении мемориалов… А когда и все эти требования были  выполнены, замаячило самое вкусное слово – «компенсации». Родственникам жертв, разумеется… коих в Польше набирается на сегодняшний день аж 800 тысяч. И ежели каждому дать по миллиону, то Польша в целом не слабо разбогатеет.

Остается всего ничего – «доказать», что ясновельможное панство «право имеет». Вот только в каком суде это сделать, если никакой суд вину СССР в «катынском расстреле» не устанавливал?

Ничего страшного: надо обратиться в самый справедливый в мире Европейский суд – и там «доказать», что Россия зверски нарушает права внучков и правнучек «катынских страдальцев».

В общем, в 2012 году группа поляков от «союза катынских семей» подала соответствующий иск – и по первости даже обрадовалась: ЕСПЧ признал «катынский расстрел» военным преступлением. То есть деянием, не имеющим срока давности. И вдруг 21 октября 2013 года ЕСПЧ в окончательном решении по делу заявил, что «суд не может определять, была ли в этом деле нарушена еще одна статья – о праве на жизнь». При этом все прочие претензии поляков к России ЕСПЧ признал обоснованными, но … истерика в польских СМИ уже началась. Почему?!?

А потому, что обратившиеся в ЕСПЧ поляки заявляли, что российские власти в катынском деле нарушили статью 2 («право на жизнь») Европейской конвенции по правам человека.

Как говорится – ап! Если бы ЕСПЧ согласился бы с этим мнением, то было бы установлено что можно во-первых применять сию конвенцию к событиям сколь угодно давним и во-вторых – требовать с России вожделенных «компенсаций».

Однако в ЕСПЧ правильно поняли, что к чему и предпочли принять «соломоново решение» — почти во всем требования поляков признать, кроме тех, что выходят за временные рамки действия конвенции.

Одним словом, угроза требований от России многомиллиардных компенсаций пока миновала. Но только ПОКА. Нет никаких сомнений, что «польская общественность» на этом не успокоится и в обозримом будущем придумает какой-нибудь новый подход к русскому кошельку – благо, что у этой общественности по-прежнему остается такой железобетонный козырь, как наше собственное «признание вины за Катынь».

Окончательно отбить желание требовать с России «компенсаций за историю» могло бы только резкое и однозначное дезавуирование горбачевско-ельцинского катынского поклепа на СССР. Но для этого нужна политическая воля, никаких признаков которой  – увы! – в современной политической элите РФ не просматривается.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире