В одной северной епархии епископ построил новое здание епархиального управления. В большом здании разместились и его личные покои, и епархиальные службы.
Подчеркиваю: здание строилось с нуля и воплотило в себе идеи и нужды епископа.

Так вот половину второго этажа занимала приватная зона епископа. Рабочий кабинет. Часовенка. Спальня. Но плюс еще три гостевые комнатки. Вход во всю эту приватную зону закрывался отдельной общей дверью.

Епископ-строитель умер в довольно молодом возрасте.
Новый епископ отказался жить в этих покоях.
Но когда я приехал с лекциями, поселил меня в спальне своего предшественника.

И тут меня ждала неожиданность: из спальни был вход в санузел. Это понятно. Но оказалось, что в тот же самый санузел ведет дверь и из гостевых комнат, лишенных своих санузлов.
То есть туалет, душ, сауна и бассейн у епископа были общими с «гостями», причем уединиться в этом пространстве, замкнув все двери, было в принципе невозможно.
На мой вопрос «Зачем?», новый владыка грустно сказал: в гостевых комнатах жили молодые иподиакона бывшего владыки…

Причина брезгливости нового епископа к старой спальне стала очевидной….

Так что иногда вполне вроде бы интимные вещи проявляют себя в брутально-архитектурной форме. Поистине: камни кричат, когда молчат люди. Зачем бассейн устраивать на втором этаже прямо у спальни? Сколько церковных средств ушло на укрепление дома под эту владычную прихоть? Кстати, за 15 лет правления того епископа новый собор в городе так и не был построен.

Прошу прощения, что в Святые дни продолжаю тему. Но угрозы ко мне уже поступают, а ситуацию хотелось бы успеть сделать невозвратимой к прежнему заговору молчания.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире