kulikovnikita

Никита Куликов

11 октября 2017

F

Вчера для российского сегмента криптоэкономики, и без преувеличения — для всего рынка криптовалют и криптотокенов, был несомненно важный день, вроде дня признания Японией биткоина и разрешением его свободного хождения на территории страны и решением SEC об усилении контроля за оборотом криптовалют: президент Российской Федерации Владимир Путин озвучил политику государства по вопросу регулирования криптоэкономики.

Основное, на что в первую очередь необходимо обратить внимание, что озвученный нашим президентом подход радикально отличается от того что до этого озвучивали профильные министерства, ведомства и ФОИВы. Во-первых, по мнению главы государства, важно не нагородить лишних барьеров, а создать условия для совершенствования финансовой системы России. Данное высказывание следует расценить в сторону того, что инициатив по ограничению майнинга и преследования майнеров не будет. Иначе кто будет покупать оборудование, с которого будут платиться таможенные и налоговые платежи, и кто будет жечь и оплачивать электричество?

Во-вторых, «В случае сбоя системы или надувания «пузырей», как сейчас модно говорить, по ним не будет юридически ответственного субъекта. Это такая серьезная вещь, которую мы должны иметь в виду, обсуждая эту тему», — сказал Путин. Это крайне выверенное и сдержанное заявление человека с высшим юридическим образованием. Считаю, что это заявление, как и многие юридические речи, следует трактовать в обратную сторону, а именно: если есть юридически ответственный субъект, то в целом проблемы уже не будет. А если перевести с юридического языка на язык криптоэкономики, то это означает что «проводить ICO можно, если будет ответственное юридическое лицо и внятные руководители и учредители».

Ну и в-третьих, как подчеркнул президент, «нужно выстроить регуляторную среду, чтобы защитить интересы граждан и бизнес». Это наверное самое важное высказывание с данного совещания, так как из этого можно сделать вывод, что надзорному органу за криптоэкономикой быть, и основная его цель будет — защита интересов инвесторов. Такой финмониторинг для крипторынка.

Считаю, что позиция президента РФ по рынку криптовалют полностью прояснилась, и все основные тезисы были озвучены в рамках данной встречи в Сочи, следовательно ничего нового в дальнейшем ни одна госструктура уже не озвучит, и они просто возьмут эту доктрину, озвученную Владимиром Владимировичем, в качестве руководства к действию и будут прописывать свои стратегии и дорожные карты вокруг нее.

Я считаю, что президент уже сказал все что стоит ожидать от властей в рамках регулирования криптоэкономики, и именно поэтому уже сейчас государству совместно с криптосообществом следует готовить рекомендации по единственному не до конца проясненному вопросу — профильному надзорному органу. Например Федеральному органу исполнительной власти, находящемуся в ведении Минфина РФ (или МинЭкономРазвития РФ) — РосКриптоНадзор, Федеральная служба по надзору применения блокчейн технологии, эмиссии криптовалют и криптотокенов. В частности необходимо продумать его функционал и полномочия, принцип взаимодействия как с российским, так и с мировым сообществом, учитывая децентрализованность и экстерриториальность криптоэкономики, ну и разумеется ряд побочных вопросов связанных с технологией блокчейн, так как все в криптоэкономике взаимозависимо, а без этого четкого перехода к Цифровой экономики не произойдет.

Это как раз одна из тех достижимых в обозримом будущем целей, которые любим и стремимся развивать я и АНО «ПравоРоботов». А учитывая что данным вопросом мы озаботились гораздо раньше чем это стало модным (еще с начала года), а также я выступил инициатором создания и руководителем соответствующей Рабочей группы при Экспертном совете Государственной Думы РФ по экономике нового технологического периода — все наработки у нас есть. И в связи с этим мы можем выстроить такой надзорный орган с необходимым функционалом как на базе АНО «ПравоРоботов», так и поделиться своими наработками, знаниями и опытом в данной сфере с ФОИВами. Но в любом случае, решение данного вопроса всегда было и остаётся на усмотрении президента Владимира Путина, и как руководство страны решит — так и сделаем. Главное не отставать от общемировых тенденций, а по возможности быть в авангарде, и мы вроде с этим тоже пока справляемая хорошо, по крайней мере не сидим сложа руки и прорабатываем все ключевые вопросы Цифровой экономики.

Власти Москвы просто обязаны создать собственный криптотокен, учитывая, что все предпосылки для этого в городе созданы: уже достаточно давно и эффективно в городе действует приложение Активный гражданин, подавляющее большинство госуслуг можно получить при обращении в МФЦ, у большинства москвичей есть электронная цифровая подпись (ЭЦП), городской транспорт объединен в единую систему доступ к которой можно получить посредством единой карты Тройка. Единственная технология, которая еще не внедрена — это применение технологии блокчейн в государственном и  муниципальном управлении. Тем не менее, вопрос остается открытым – что же  выбрать криптовалюты или криптотокен?

 

Токен – это некое обязательство его эмитента совершить некое действие для его держателя. Это еще можно описать как «обещание эмитента токена покупателю токена выполнить определенное действие позже». Криптовалюта же не несет в себе никакого обязательства, в своем большинстве ничем не  обеспечена кроме размера собственной эмиссии и сложности ее майнинга (за исключением некоторых проектов), и просто котируется только потому, что она существует.

 

В целом, если российская столица ограничится именно  криптотокеном, и откажется от создания полноценной криптовалюты, то и ни о каких возможных нарушениях российского законодательства говорить не придется. В  частности, в то время как ни законодатели, ни Центральный банк РФ не определились что такое криптовалюта — товар, денежный суррогат или что-то еще, токен, при его правильном описании эмитентом, является не более чем неким обязательством, и точно не является ни аналогом денежного средства, ни денежным суррогатом, ни ценной бумагой. 

 

Для того чтобы оценить перспективы внедрения МоскваТокена, нужно продумать, какие задачи он будет решать. Наиболее логичным кажется его применение в качестве жетона, по аналогии с канувшими в лету жетонами на  московское метро, который будет давать доступ его обладателю к определённым благам городской жизни, например, таким как проезд на общественном транспорте, проход в метро, использование московского каршеринга, оплата паркинга и т.п. При этом такие МоскваТокены могут как покупаться, так и  бесплатно получаться, фактически своеобразно «майнится», за взаимодействие с  городской средой, что несомненно подстегнет интерес к городу и, что самое главное, у  горожан появится желание с ним взаимодействовать. А если эти токены еще и  интегрировать в московскую программу «Активный гражданин» и карту «Тройка», то  это, наверное, мог бы быть идеальный симбиоз властей и новых технологий, аналогов которому нигде в мире пока еще нет.

 

При этом также будет оправдано внедрение вместе с МоскваТокеном и технологии блокчейн, которой можно найти применение в государственных услугах, связанных с персональными данными граждан, такими как медицинские записи и визиты к врачу, школьный дневник, квартплата и ряд других. Но основная причина перевода московских сервисов на блокчейн – скорее не создание новых реестров, сколько внедрение новых технологий в государственную жизнь.

Ситуация вокруг ВимАвиа в очередной раз показала насколько уязвима действующая система авиаперевозок. Получается, что ответственные за авиаперевозки ведомства не  сделали никаких выводов с момента банкротства Трансаэро и второй раз подряд за  непродолжительное время наступили на те же самые грабли.

Как и в случае с Трансаэро, руководство ВимАвиа основным виновником своих проблем обозначили кассовый разрыв, а банально попросту нехватку денег на закупку авиационного топлива, оплаты заработных плат личного состава, выполнение лизинговых, кредитных и иных обязательств перед своими контрагентами.

Для того чтобы предотвратить повторение такой ситуации в будущем, следует проанализировать основные затратные части бюджета любой авиакомпании.

Во-первых, это самолеты. Учитывая, что производителей такой техники во всем мире наберется всего не более 5, понятно, что здесь оптимизировать особо и нечего, тем более что с каждой последующей моделью авиастроители сами улучшают и оптимизируют производимые самолеты.

Во-вторых, это сервисное обслуживание – аренда аэропорта, топливо, обслуживающий персонал на земле. Данные виды затрат также являются обязательными и особой конкуренции не предполагают, т.к. аэропортов ограниченное количество, а специализированное авиатопливо к примеру, в России в принципе производит только одна компания – Роснефть.

В-третьих, это летный состав. И если количество бортпроводников еще как-то и можно обсуждать, то основное действующее лицо на любом самолете – это основной пилот, а если точнее капитан воздушного судна. И как видится, именно это звено и можно оптимизировать.

Заработная плата летного состава несколько отличается в зависимости от страны принадлежности авиакомпании. По  данным Международной ассоциации воздушного транспорта, средняя заработная плата Командиров воздушного судна составляет:

— в крупнейшей компании США United Airlines — $27 тыс. в месяц

— в крупнейшей компании Китая China Southern — $27 тыс. в месяц

— в крупнейшей компании ЕС Lufthansa — $24 тыс. в месяц

— в крупнейшей компании Аэрофлот, Командир воздушного судна получает около $8100 в месяц, второй пилот около $6 000, а инструктор — около $8600. Учитывая нехватку российских пилотов, авиаперевозчики вводят дополнительную оплату за оформление трудового договора. Так, в Аэрофлоте на конец 2016 года были введены ​единоразовые выплаты: КВС заплатят 650 тыс. руб., второму пилоту — 350 тыс. руб.

Летному составу законодательно ограничено и количество часов, в течении которого он может совершать полеты. Так, согласно Приказу Минтранса РФ от 21 ноября 2005 г. N 139 «Об утверждении Положения об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха членов экипажей воздушных судов гражданской авиации Российской Федерации», максимальная продолжительность полетного времени членов экипажа составляет 90 часов за один календарный месяц, 270 часов в квартал, 900 часов за календарный год.

Для примера, можно отметить, что один из наиболее популярных маршрутов Москва-Анапа составляет в среднем около 2-х часов летного времени, следовательно, за месяц один экипаж сможет сделать не более 22 рейсов туда-обратно, т.е. даже совершая по 1 полету в день все равно не покроют полный календарный месяц, в то время как направление в летний сезон остается крайне востребованным, и для покрытия спроса авиакомпании придется нанимать дополнительные экипажи. По более далеким расстояниям статистика будет еще более печальной.

Таким образом получается, что летный состав для любой компании — это та дополнительная финансовая нагрузка, которая может быть оптимизирована, и  которая сдерживает количество рейсов, которые авиакомпания технически может совершать, тем самым зарабатывая на свое содержание и свои обязательства перед контрагентами.

Единственный выход для российской авиации – это переход на беспилотные воздушные перевозки, осуществляемые в автоматическом режиме.

Беспилотные аэроботы обладают рядом преимуществ перед обычными пилотами: они летают сверхурочно (хоть в режиме трамвая, кружащего по маршруту), ни до ни после работы не выпивают, у них нет и не может быть усталости или стрессовой ситуации, они не отвлекаются на личные проблемы, и к тому же в том или ином виде уже установлены на самолетах и учтены при образовании стоимости авиалайнера, и поэтому беспилотные аэроботы будут гораздо выгоднее и надежнее, чем предыдущая устаревшая версия пилотов.

По  исследованиям Швейцарского банка UBS потребители не совсем готовы к столь радикальным переменам. Из 8 тысяч опрошенных респондентов, более половины заявили, что не желают путешествовать на беспилотном самолете, даже если цена на билет будут в два раза дешевле. В  целом только 17% опрошенных человек сказали, что они, скорее всего, купили бы билет на беспилотный полет. Получается, что 83% туристов сознательно готовы что их  рейс задержат или отменят и их отдых может быть испорчен.

В исследовании говорится, что беспилотные аэроботы могут экономить авиакомпаниям более 30 миллиардов долларов в год (в глобальном подсчете по всему миру) в расходах на топливо, на пилотов и  на их обучение.

Более того, сейчас все современные самолеты оснащены подобными системами, и большую часть полета они и так проводят в автоматическом режим: последние модели выпускаемых авиалайнеров контролируются в основном с помощью компьютеров с автоматически обновляемыми системами управления, обычно называемыми системами «полет». Вся эта автоматизация устранила многие пилотные функции прошлого: автоматический взлет, система искусственного интеллекта способна посадить самолет даже в  туманных условиях, переключение навигационных радиочастот, летят по заранее запрограммированному курсу и т.п. И что важно – все это происходит под контролем диспетчера и оператора, т.е. человеческий контроль за действиями беспилотного аэробота все равно никуда не денется.

Но в ближайшее время каминг-аут беспилотных технологий в  гражданской авиации скорее всего не произойдет, т.к. ему объективно мешают 2 сдерживающих фактора:

1.    страх пассажиров, доверяющих свою жизнь конкретному пилоту Иванову, а не высокотехнологичному бортовому компьютеру, чьи действия дублируются и контролируются операторами с земли.

2.    привычка наших сограждан аплодировать пилоту после посадки – если в кабине никого не  будет, то и аплодировать будет некому.

Криптовалютная лихорадка, охватившая весь мир и добравшись до России, продолжает будоражить наши умы своей непредсказуемостью и инвестиционной привлекательностью. Однако Центробанк РФ не признает криптовалюту как полноценную денежную единицу. При этом за рубежом такая практика достаточно распространена, в Японии и Германии. В России с этим вопросом, дела обстоят чуть иначе:

 

Криптовалюты в России формально не регулируются. Более того, существует известное разъяснение Центробанка РФ, в котором криптовалюты называются «денежным суррогатом», что в каком-то смысле небезосновательно. Вопрос урегулирования криптовалют остается открытым, потом что это новая отрасль права и экономики, причем не только для российского законодательства, но и для остальных стран романо-германской, англо-саксонской и других правовых семей. Сейчас корректнее говорить только о формировании вопроса, повестки правового регулирования криптовалют, так как у законодателя еще нет на этот счет единого мнения.

Совершать операции с криптовалютами можно, учитывая анонимность транзакций, невозможность проследить бенефициаров и  трансграничный характер криптовалют, и одновременно нельзя из-за отсутствия у  них правового статуса на территории России, где может действовать принцип «все, что не разрешено – запрещено», к которому в последнее время всё чаще склоняются надзорные и силовые ведомства.

Специальной ответственности за операции с криптовалютами, опять же – из-за отсутствия регулирования, в России не  предусмотрено, но, как показывает практика, к сделкам с ней могут применяться другие положения российского законодательства, такие как:

·         Если компания или физическое лицо являются оператором, который совершает обменные операции с криптовалютами на территории РФ, то к участникам данных операций могут быть применены некоторые положения ст. 172 Уголовного кодекса (УК РФ) — «Незаконная банковская деятельность».

·         Если организация выплачивает своим сотрудникам зарплату в криптовалютах, но  при этом с суммы не удерживаются и не уплачиваются в бюджет 13% НДФЛ – к  работодателю могут быть применены положения ст. 199.1 УК РФ — «Неисполнение обязанностей налогового агента».

·         Если физическое лицо обменяло криптовалюты на рубли и тем самым теоретически «получило прибыль», из-за чего возникает обязанность задекларировать и уплатить с нее НДФЛ в размере 13% – к такому лицу могут применить положения ст. 198, 199 УК РФ -«Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов». Это самый спорный вопрос, так как регулятор увидит только поступление денежных средств на счет физического лица, но никак не сможет проанализировать  — это прибыль (криптовалюту купили дешевле и продали дороже) или убыток (криптовалюту купили дороже, рынок упал и ее продали дешевле). Процесса доказывания тут никакого не предусмотрено (чеков нет).

·         Если вы стартап и провели ICO/ITO, а, следовательно, получили денежные средства без реально существующего товара, оказанной услуги, то можно будет трактовать ситуацию в соответствии с положениями ст. 159 УК РФ — «Мошенничество».

·         Если вы стартап и провели ICO/ITO, но сделать товар или оказать услугу не  смогли, такую ситуацию можно будет трактовать в рамках ст. 160 УК РФ — «Присвоение или растрата».

·         Ну и наконец, учитывая специфику криптовалют и технологии блокчейн, их  децентрализованность и анонимность, можно к любого рода операциям и действиям применять положения ст. 174 УК РФ «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем».

Все указанные выше риски являются теоретическими и напрямую к рынку криптовалют не относятся, либо могут относиться, но с определенными допущениями, так как оборот криптовалют в России пока остается вне рамок правового регулирования.

Вопрос автоматизации рабочих мест в последнее время, благодаря развитию новых технологий, стоит крайне остро. В странах Западной Европы активно ведется работа по внедрению роботизированной автоматизации процессов (RPA) – глобальной программы, которая включает в себя программное обеспечение для распознавания голоса, автоматическую онлайн помощь и  автоматизированные склады. Без сомнения, ее внедрение существенно повысит эффективность, точность и скорость операций для компаний ее использующих. Однако не без основательно на этом фоне выглядят статистические исследования, согласно с которыми с учетом роста технологического развития, более половины населения Европы боятся быть заменёнными машинами и программами.

Очевидно, что такая трансформация процессов крайне востребована бизнесом за счет ее эффективности, но также очевидно, что ее следует проводить поэтапно, постепенно внедряя отдельные компоненты автоматизации и последующим наращиванием использования ИИ в компаниях. Сотрудники должны постепенно привыкнуть к новым технологиям и адаптироваться по мере внедрения ИИ.

На примере Южной Кореи, можно заглянуть и спрогнозировать будущее, в котором при должном уровне финансирования сферы робототехники и  искусственного интеллекта образуются новые отрасли экономики, которые в свою очередь обеспечивают новые рабочие места. Так, инвестиции в корейский рынок ИИ  и робототехники спровоцировали рост экономики в целом, благодаря так называемому «принципу домино». Сейчас Южная Корея является мировым лидером по  плотности роботизации и всем своим существованием отрицает миф о разрушительном действии новых технологий по отношению к традиционным и консервативным отраслям, показав совокупный эффект от такой модернизации ростом прибыли более чем в 3 раза. 

Таким образом, скорее следует говорить, что автоматизация скорее предполагает трансформацию профессий и рабочих мест, но разумеется не  без их сокращения. Настало время, когда руководители организаций должны понять, что невозможно замедлить темпы технологического прогресса, и отвергая новые технологии они не смогут остаться на плаву, но они могут инвестировать в навыки своих сотрудников для повышения устойчивости организации в целом. Адаптация к  быстрым изменениям требует интеллектуального и стратегического мышления от  лидеров бизнеса.

Исследования Forrester прогнозируют, что в течение следующих 10 лет будет создано 14 миллионов новых рабочих мест, в высокотехнологичной сфере. В прошлом году Amazon запустил облачную службу, которая позволяет различным компаниям создавать прогностические модели своего бизнеса с использованием БигДата и ИИ. Это даёт значительную возможность для малых предприятий и индивидуальных предпринимателей использовать ранее не  доступное им БигДата для построения статистического анализа, прогнозирования и  расширения масштабов своего бизнеса. Так что развитие технологий определенно несет пользу бизнесу.

И пару слов о базовом безусловном доходе. Если говорить о  прогнозах внедрения базового безусловного дохода, то, скорее всего данный вопрос не будет актуален до полной автоматизации труда человека. Со стороны Минобрнауки РФ необходимо будет проводить постоянный мониторинг тех профессий, которые могут быть автоматизированы, для того, чтобы правильно структурировать образовательную программу.

Эти процессы неизбежны, и с этой мыслью надо просто свыкнуться.

 

Как говорится в Википедии, термин «робот» был придуман чешским писателем Карелом Чапеком и его братом Йозефом. Впервые термин был использован в 1920 году. В то время речь шла об автоматическом устройстве, созданном по  принципу живого организма, которое предназначалось для осуществления производственных и других операций.

Устройство должно было действовать по заранее заложенной программе и получать информацию о внешнем мире с помощью датчиков (аналогов органов чувств живых организмов). Иными словами, первоначально «робот» — это машина, которая самостоятельно осуществляет производственные и иные операции, обычно выполняемые человеком. При этом робот может выполнять команды оператора или действовать автономно.

То, что описывалось как «автоматические механизированные инструменты» давно вошло в привычный обиход и играет далеко не последнюю роль в  нашей жизни. Тостер, поджаривающий хлеб, электрочайник или пылесос очевидным образом избавляют нас от множества бытовых проблем и делают жизнь намного удобнее.

Но в нынешних реалиях, с учетом стремительного развития технологических и экономических процессов, понятие «робот» начинает меняться. Происходит сращивание термина «робот» с термином ИИ (искусственный интеллект). Мы больше не разделяем эти два понятия, т. к. робот без ИИ – это, фактически, просто инструмент.

В течение текущего десятилетия искусственный интеллект развивается с бешеной скоростью. Сегодня компьютеры могут управлять самолетами, интерпретировать рентгеновские снимки, ставить диагнозы и даже самостоятельно назначать лечение для больных раком на основе анализа Big Data (IBM WATSON — суперкомпьютер фирмы IBM, оснащенный вопросно-ответной системой искусственного интеллекта). Также роботы постепенно учатся создавать художественные шедевры и  сочинять музыку.

Некоторые эксперты обеспокоены будущим, в котором машины могут стать полностью разумными, рациональными существами с эмоциями, сознанием и  самосознанием.

«Разработка сильного искусственного интеллекта будет означать конец человеческой расы, — утверждает Стивен Хокинг. — Как только человечество разработает искусственный интеллект, он разовьется сам и начнет перестраивать себя со все возрастающей скоростью. А люди, ограниченные медленной биологической эволюцией, не смогут с ним конкурировать и будут вытеснены».

Более 8000 человек, в том числе Хокинг, Ноам Хомски и Илон Маск подписали открытое письмо-предупреждение против возможных «подводных камней», связанных с развитием искусственного интеллекта.

В то время, как большинство богословов не уделяет должного внимания ИИ, некоторые теологи убеждены, что автономное развитие искусственного интеллекта затронет и фундаментальные вопросы христианства, а также иных религий.

Галилео Галилей лихо бросил вызов традиционным христианским интерпретациям библейских отрывков о том, что Земля является центром Вселенной. Чарльз Дарвин в 1800-годах популяризировал теорию естественного отбора, тем самым полностью перечеркнув традиционные христианские представления о  происхождении жизни. Многие крупные научные достижение имели существенные религиозные последствия. Не исключено, что ИИ может стать самой большой угрозой для теологии в истории человечества.

Уже сейчас роботы становятся слишком похожими на людей. Человек пытается конструировать машины по образу и подобию своему, как Бог когда-то, возможно, сотворил его самого. Разумные, созданные человеком и зависимые от  него роботы вполне могут смотреть на своего создателя, как на Божество и  поклоняться ему.

Для того, чтобы полностью понять влияние религии на отношение к  робототехнике, мы должны вспомнить, что религиозные учения придерживаются доктрины, согласно которой только Бог может дать жизнь. Только Бог есть в  начале, и все живые существа являются его творением. Таким образом, любой человек, который вдыхает жизнь в неодушевленный предмет, берет на себя роль Бога, и становится ложным кумиром. Поэтому христианские фундаменталисты испытывают чувство отвращения к роботам, наделенным ИИ: Бог создал людей, а эти люди начали создавать роботов.

Можно взглянуть на проблему и под иными углами. Кто предскажет, как искусственный интеллект и роботы повлияют на религиозные взгляды человечества? Если мы создадим существа по образу своему, какие отношения будут у них с нами и с Богом? Действительно ли они будут духовными существами? С  антропологической точки зрения стоит задуматься о том, как религиозные общины будут реагировать на существа с ИИ. Какой будет реакция, когда робот захочет зайти в церковь? Будут ли там рады роботам? Это может казаться надуманным, но  некоторые направления религии уже рассматривают варианты транс-гуманистического будущего.

Недавно Associated Press сообщило о разработке робота, придуманного иранским конструктором для обучения детей правилам молитвы. Робот-гуманоид, названный Veldan (что означает «Youth of Heaven»), был разработан с использованием набора Robotis Biolid южнокорейской фирмы Robotis.

«Когда вы видите реакцию на лицах детей, вы понимаете, насколько им интересно видеть, как наука о робототехнике была замечательно использована для религиозной цели. Я уверен, что Veldan будет очень эффективен в обучении молитвам», — говорит конструктор.

Включение роботов в христианское сообщество потребует, вероятно, пересмотра некоторых учений и ритуалов. По католическим и протестантским традициям грешники участвуют в искупительных действиях Христа через ритуал хлеба и вина, которые символизируют тело и кровь Сына божьего. Роботы не смогут участвовать в ритуале, пока не научатся есть и пить. Это станет проблемой для католических, епископальных, пресвитерианских церквей, а также для некоторых других религий. В религиях, в которых делается акцент на слушание Слова, а не на ритуал общения, особых проблем возникнуть не должно.

Вероятно, когда-нибудь религиозные сообщества станут формировать моральные ценности помощью роботов, запрограммированных с помощью доктринального и этического программного обеспечения. Таким образом машины, в  дополнение к своим основным функциям, смогут участвовать в миссионерской деятельности.

Имея возможность общаться с другими роботами, а также с людьми, роботы, скорее всего, будут оценивать то, что слышат, по критерию — является ли  это с их точки зрения правдой или неправдой. Вопрос, к чему это приведет?

Наконец, религиозным учреждениям придется столкнуться с вопросом — что делать, когда робот, являющийся членом группы верующих, устареет? Должны ли  роботы быть запрограммированы на прекращение собственной жизнедеятельности? Не  будет ли это самоубийством? Или печальная обязанность по выключению будет переложена на плечи их владельцев? И не будет ли это трактоваться, как убийство? Кстати, не исключено, что некоторые из владельцев не пожелают и не смогут отключить своих «питомцев».

Вероятно, в религиозной общине возникнет значительная оппозиция отключению устаревающих роботов из числа тех, кто будет использовать роботов в  качестве учителей для своих детей, в качестве супругов или друзей. Возможно, выйдет новый закон, согласно которому устаревшие роботы будут помещены в  поддерживаемые сообществом подобия домов престарелых. Конечно, есть проблема в  том, что роботы при должном уходе могут существовать значительно дольше человека, практически вечно. Было бы непрактично обеспечивать их ресурсами для жизнедеятельности неограниченный по времени срок. Вместо этого я бы предположил, что прекращение жизни робота должно было бы быть собственным выбором робота. Данный вопрос в таком случае будет аналогичен добровольной эвтаназии или же даже самоубийству.

В дополнение к вышесказанному невольно возникает вопрос: как, собственно, отнесется обладающий самосознанием робот к понятию «религия»? Все ли в данном аспекте человеческого существования покажется ему логичным, захочет ли он, если ему будет дано право на собственное мнение, иметь с религией хоть что-то общее? И если нет, то как к этому отнесутся люди, для которых религия занимает не последнее место в жизни? Будут ли роботы причислены к атеистам?

На данный момент вопросов гораздо больше, чем ответов. Но  задуматься над возможными ответами стоит уже сегодня.


С 5 июля 2017 года вступили в силу поправки в Воздушный кодекс РФ, в соответствии с которыми владельцы летающих беспилотников и квадрокоптеров весом более 250 граммов должны будут их регистрировать и уведомлять о каждом полете. Причем следует отметить, что данная норма это вполне осмысленный шаг, которая была принята спустя почти 3 года после того, как произошел так называемый бум летательных беспилотников, и их можно было купить реально на каждом шагу или даже по почте. Несомненно, эта норма должна и еще будет совершенствоваться, учитывая, что в процессе ее  применения всплыл ряд технических недоработок и трудностей в реализации. В  целом же, принятые поправки в Воздушный кодекс РФ не сильно отличаются от  требований иностранного законодательства, которым, в частности, нормативно закреплено, что владелец летательного беспилотника должен иметь лицензию на  пилотирование.

Тем не менее, в  российском сообществе любителей беспилотных летающих дронов и квадрокоптеров даже такие незначительные поправки, не сильно отличающиеся от мировой практики и опыта, о принятии которых к тому же было заранее всем известно и которые вступили в силу спустя 3-х летний мораторий, распространяющийся на какую бы то ни было их законодательную регламентацию, были восприняты крайне неоднозначно.

Попытки законодательно регламентировать использование и владение летающих беспилотных аппаратов является, вопреки имеющемуся мнению, не желанием ограничить зарождающийся и развивающийся рынок, а наоборот попыткой дать направление и  сформулировать законодательные нормы, по которым данный рынок будет развиваться и формироваться в дальнейшем. И это видно как минимум из того, что для регистрации предлагаются дроны массой более 250 граммов, хотя уже сейчас есть квадрокоптеры с возможностью нести видео — и звуко— записывающее оборудование, имеющие массу менее 250 граммов.

Таким образом, когда дроны приобрели возможность вмешиваться и фиксировать частную жизнь они, несомненно, должны соблюдать определенные правила, ведь «новый и  зарождающийся рынок» не означает нивелирование значимости действующих институтов персональных данных или коммерческой тайны, защита которых зафиксирована на законодательном уровне, а также нарушать закрепленные в  Конституции РФ права и свободы.

Так что когда происходит столкновение двух взаимоисключающих систем, таких, например, как возможность фиксировать без спроса чужие персональные данные и требования к их охране, кто-то должен будет уступить, и вряд ли это будут нормы, закрепленные в  Конституции РФ. Таким образом, любые инновации и новые технологии, так или иначе, должны будут встраиваться в имеющуюся правовую систему путем выбора наилучшего режима регулирования, а это может быть не только ограничения, но и изменение уже действующих статутов — например так, как это происходит в  сегменте беспилотных автоботов. Но, в случае с летающими дронами и с учетом уровня их возможностей, пусть даже и потенциальных, следует говорить именно о  встраивании их в существующую правовую систему, и именно поэтому некоторые их  функции могут быть регламентированы и/или ограничены.

27 апреля министр сельского хозяйства Российской Федерации Александр Ткачев на заседании Правительства РФ под председательством Дмитрия Медведева представил национальный доклад о ходе и результатах реализации в 2016 году Госпрограммы развития сельского хозяйства на 2013-2020 годы. В рамках доклада Александром Ткачевым был отмечен стабильный рост российского сельского хозяйства по каждому направлению начиная от животноводства и производства молочной продукции и вплоть до экспорта продукции сельхозназначения. По  нынешним прогнозам, в 2017 году данная положительная динамика также сохранится. Представляется, что указанная динамика, в том числе и по мнению Минсельхоза России, во многом обусловлена увеличением государственной поддержки сельского хозяйства, в том числе и путем санкционной политики.

Таким образом государство, обеспечив должную поддержку, а  также положительного для отрасли стечения обстоятельств в виде добровольно-принудительного импортозамещения, сделало сельское хозяйство очень привлекательным видом бизнеса в том числе и для новых инвесторов, ранее в данной отрасли не замеченных. А как известно, чем больше внимания приковано к сфере бизнеса, чем больше доходности он способен генерировать, тем он более становится открыт инновациям для снижения имеющихся гостов и тем самым еще большему увеличению прибыли.

Однако сельское хозяйство, несмотря на всю свою привлекательность с точки зрения доходности, временами может быть крайне убыточным бизнесом. Причем как из-за форс мажорных факторов, например, плохой погоды, так и из-за человеческого фактора, связанного с недостаточной мотивацией или банальным отсутствием квалифицированного персонала. Именно поэтому автономные агроботы в сельском хозяйстве потенциально крайне перспективная технология, которая справится сразу с несколькими задачами: это и инновация, и модернизация, и оптимизация, и переход на качественно иной уровень средств производства.

С точки зрения реализации, в их применении в реальных условиях также не будет проблем — в отличие от автоботов, эксплуатируемых на дорогах общего пользования и несущих теоретическую угрозу жизни и здоровью окружающих людей, так как автоботы постоянно находятся на дорогах общего пользования и соответственно постоянно имеют дело с различными проявлениями человеческого фактора (опасное вождение, пешеходные переходы, велосипедисты и т.п.). Агроботы эксплуатируются исключительно на территориях, доступ на которые извне ограничен, и единственному, кому они могут нанести вред — это забредшее не туда мелкое животное, которое агробот может не заметить, к тому же окажется не сильно расторопным, чтобы уйти с траектории движения агробота, да еще и крайне невезучим. Т.е. агроботы безопасны в своей зоне применения.

Таким образом, единственный барьер, который может встать на пути их повсеместного внедрения и эксплуатации — это их высокая стоимость. Однако и данный вопрос может быть изящно решен созданием единого государственного оператора автоботов, который будет их закупать и либо сдавать их в аренду фермерам, либо за плату оказывать услуги фермерам по работе агроботов на их участках.

А учитывая, что техника роботизирована, и территория обслуживания закрыта и ограничена для проникновения извне, агроботы смогут работать круглые сутки, тем самым имея возможность обрабатывать более чем в 2 раза большую территорию за то же самое время. При этом агроботы смогут обеспечить одинаково ровное качество своей работы, что несомненно будет выгодно фермерским хозяйствам.

Такое сотрудничество будет крайне выгодно не только  фермерам, но и государству, т.к. благодаря такому бизнес-плану, исчезнет необходимость субсидировать сельское хозяйство и выдавать кредиты и безвозмездные субсидии на приобретение техники каждому отдельному фермерскому хозяйству, учитывая что в соответствии с имеющейся статистикой, к августу 2017 года Минсельхозом России была просубсидирована покупка более 7000 тысяч единиц сельхозтехники, при этом, за данный период, всего сельхозтехники фермерами было куплено 7397 единиц на общую сумму более 22 млрд рублей. А величина субсидий производителям составила 5,7 млрд рублей, но это не предел, т.к. на весь 2017 год было выделено 14 млрд рублей.

Так что потенциал данной технологии огромен, а учитывая повсеместную трансформацию бизнеса в рамках программы Цифровой экономики, агроботы, как технология возможная к реализации в ближайшие год-два, могут стать одним из самых успешных кейсов по модернизации экономики, и около 80% всех эксплуатируемых в России беспилотников, так или иначе, будут заняты в аграрном секторе.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире