kuduktumus

Федот Тумусов

21 июня 2018

F
21 июня 2018

Вейпы к ответу

Наконец-то. Правительство дошло до понимания того, что для вейпов и прочих электронных сигарет не нужно никакого отдельного закона. Принципиальной разницы между ними и обычным курением нет – и это кабинет министров намерен отразить в поправках в уже действующее законодательство.

Конечно, табачное лобби так просто не сдастся. Будет еще много разговоров о «недоказанности», «безвредности», «терапевтическом эффекте», приплетут «инновации» – но все эти слова не должны сбить нас с правильного пути: борьбы с курением.

Если человек взял в руки сигарету – неважно, есть в ней микросхема или нет – он уже стал курильщиком, уже наносит вред своему здоровью. А это значит, что в последующем ему придется лечиться (прямой ущерб для государства, давайте говорить в циничных финансовых терминах), что он сам принесет меньше пользы и себе, и экономике, а главное – будет втягивать в курение окружающих.

Табачные компании коварны: свои «новинки» они распространяют именно среди молодежи. Еще бы, ведь это так «модно».

Ну вот по моде и пора ударить – запретить публичную открытую продажу в каждом первом ТЦ, строжайше ограничить возраст потребителей, а равно и очертить круг мест, где «парить» будет нельзя.

Мне жаль, что Дума до сих пор не смогла сама принять законопроект о вейпах – но пусть это будет сделано хотя бы с подачи правительства.

«Наибольшее понимание увеличения пенсионного возраста проявила молодежь: 12% на фоне 8% в целом». Нет, это называется не «понимание», а «равнодушие». Эти 12% просто не задумываются о том, что когда-то настанет и их пора получать пенсию. А те, кто задумываются, не верят в пенсию в принципе и рассчитывают только на себя, поэтому такие «реформы» их просто не интересуют.
По факту увеличение возраста выхода на пенсию нанесет экономике страны существенный вред. Арифметическая экономия понятна: платить людям нужно будет меньше. Но за арифметикой правительству следовало бы подучить и более сложные науки.
Во-первых, те, кто выйдут на пенсию позже, выйдут уже с большим количеством болезней, лечить которые будет труднее и дороже.
Во-вторых, найти работу 60-летним крайне трудно уже сейчас — и ситуация никак не изменится. Это значит, что мы просто увеличим безработицу.
В-третьих, здесь удар по демографии: бабушки и дедушки вместо того, чтобы заниматься внуками, будут сидеть на работе — а значит, рождение детей семьи будут откладывать, воспитание станет из-за детского сада и т.д. более затратным.
Я уже не говорю о том, что телега едет впереди лошади. Сначала нужно добиться повышения продолжительности жизни, а потом повышать пенсионный возраст.
Я очень советую правительству прислушаться к людям: 90% россиян против очередной реформы, а это значит, что социальные потрясения могут быть не за горами.
«Здесь решаются судьбы миллиона рублей, то есть, простите, людей». Эта фраза из только что закончившегося в Думе обсуждения законопроекта о лечении редких заболеваний очень точно  передает суть дискуссии.

Что произошло: очень важное и очень скверное. Мы, «Справедливая Россия», внесли в Госдуму законопроект о финансировании закупок лекарств против орфанных (редких) болезней. Мы предлагали перенести расходы по 6 из ним, наиболее дорогим, с регионов на федеральный центр.

Проблема заключается в том, что сейчас у регионов просто нет денег. Жизни пациентов буквально зависят от этих средств, люди идут в суды, требуют выполнения гарантированного Конституцией права на жизнь, получают необходимые решения — а денег нет все равно, а значит, либо обрашаться в благотворительные фонды, либо умирать. Поэтому расходы и должны быть переложены на федерацию: другого способа спасти жизни просто нет. Вот мои аргументы:



Сейчас речь идёт о 16 тысячах сограждан (каждый год на 2 тысячи больше): да, мы предлагали оплачивать лекарства лишь части из них (6 нозологий-заболеваний из двух десятков), но, повторюсь, именно это — главные расходы, а увеличить траты и список можно было бы уже в любой момент, главное начать.

Меня в моем докладе поддержали и ЛДПР, и КПРФ, Татьяна Плетнева, сама в своей семье стоокнувшаяся с болезнью, сказала спасибо. 600 тысяч в месяц — это пример, который она привела. Где взять такие деньги обычному человеку?

И — вы не поверите — законопроект не приняли. «Единая Россия» просто не стала голосовать. А в выступлениях отговорилась тем, что ищет «идеальный вариант финансирования». Мол, вот в 2019 году правительство даст субсидии регионам (вдвое меньше, чем нужно) — и хватит.

А то, что централизованные закупки в разы дешевле сотен конкурсов, что неизвестно, дойдут ли они, как и когда, что за это время будут гибнуть люди…

Что, в конце концов, сам Медведев говорил в Думе, что закупки надо переводить на федеральный уровень…

Все эти аргументы прозвучали — но не были услышаны. Мысль о перераспределении 20 миллиардов с трат на чиновников или оружие ЕР напугала. Час обсуждения — и итог вы уже знаете.

Но я продолжу бороться. Делать, что могу, и индивидуально, и во фракции, и в Комитете. Потому что иначе — кто ещё?

В Думе готовятся новые предложения по борьбе с курением, которые я могу только поддержать.

Суть проста: во-первых, запретить курение на общей площади коммуналок. Если у нас до сих пор остаётся это зло (коммуналки), то пусть хотя бы живущим в них людям будет чуть легче.

Во-вторых — запрет курения на расстоянии 10 метров от подъездов жилых домов. Какими «ароматами» дышат сейчас жильцы нижних этажей, объяснять не нужно.

Правда, не упомянутым в поправках остаётся курение на балконах: оно отравляет жизнь соседям ничуть не меньше. Был даже случай, когда таким враждующим соседям пришлось дойти до Верховного суда — а это значит, что законодательное регулирование требуется и здесь.

Но неплохо, если будут предприняты и уже описанные шаги. Чужие вредные привычки не должны мешать жизни других людей.

591 миллиард рублей. Столько, по словам нового зампреда кабмина Татьяны Голиковой, россияне в 2017 году оставили в государственных медицинских учреждениях. То есть – тех, которое должны быть бесплатными. 

Причем сумма с 2016 года выросла на 8%. И тут одно из двух: или наша медицина стала хуже, так что россияне вынуждены платить за то, что должны получать бесплатно, или она стала «эффективнее», то есть бесплатные услуги были переведены в платные. Впрочем, возможно, одно дополняет другое. 

Характерно, что бывшая глава Счетной палаты тоже не  понимает, откуда берутся такие невероятные суммы. Она обещает, что поручит Минздраву разобраться, но я уже сейчас могу сказать, какая мера должна быть первоочередной на пути борьбы с платной государственной медициной. А что бороться с ней нужно – сомнений нет. 

Нужно принять мой законопроект о строгом разделении частной и государственной систем здравоохранения. Частная — за деньги. Государственная – бесплатно. И никаких оговорок, условий и исключений. 

Никаких платных палат. Никаких «за деньги без очереди», никаких «более лучших лекарств», более тщательных уходов и т.д. Все мы и без того платим налоги, чтобы рассчитывать в трудную минуту на помощь, а не на  необходимость вновь открывать кошелек. В конце концов, это просто несправедливо – что граждане одного государства в государственном же учреждении получают услуги разного качества. 

И все же я с большим интересом буду ждать объяснения вот  этому 591 миллиарду.

ФАС предлагает направлять деньги от табачных акцизов на  борьбу с курением и его последствиями. Не все деньги – но хотя бы часть из  более чем 573 миллиардов (только за прошедший год). 

Идея насколько очевидная, настолько и правильная. Ведь последствия курения – это прежде всего – рак. И если бы часть денег пошла на  борьбу с ним, на исследования в этой области, на помощь конкретным больным, чтобы они не должны были искать средства через благотворительные фонды, это стало бы отличным решением. 

Сама по себе борьба с курением особенных средств не требует. Это мы видим на примере нынешних мер: делать сигареты «невидимыми» в магазинах, заставлять табачные компании создавать на пачках отпугивающие коллажи, повышать те самые акцизы, устанавливать требования к позиционированию табака (запрет «для молодежи», «легких» и т.д.), не разрешать рекламу… 

Все эти меры бесплатны для государства – и эффективны. Тут не нужно усложнять и искать особенно дорогие ходы, если затраты по антитабачной работе можно передоложить на сами табачные компании. 

А вот помогать людям за счет акцизных денег – да, безусловно, причем напрямую с табаком проблемы могут быть даже не связаны, не  вся онкология от курения. 

Кроме того, такой подход был бы оправдан и с этической точки зрения: не могу представить человека, который бы возмутился повышением акцизов, если бы знал, что за счет этого будут спасены жизни сограждан.

Комитет по охране здоровья провел в Госдуме слушания по законодательным проблемам паллиативной помощи. Слово это совсем не сложное: оно означает поддержку неизлечимо больных людей. Тех, которых, как пишет фонд «Вера», нельзя вылечить, но можно помочь.

С одной стороны в последние годы в России осознали проблему: что нужны хосписы, что таким людям нужно особое внимание, что нельзя бросать их наедине с собой. И многие учреждения паллиативной помощи берут самую высокую планку.

Для примера приведу лишь одно объявление на воротах бывшей московской 11-й больницы, сейчас ставшей как раз таким «паллиативным учреждением»: там говорится, что близкие люди могут посещать пациентов в любое время суток, такие визиты приветствуются и поощряются. (Сравните с обычным отношением к посетителям в больницах).

Есть и другие данные — о росте числа паллиативных коек: с  2014 года — в 1,75 раза. Хотя их все равно невероятно мало: всего — на всю Россию — 12 329. И нужно ли говорить, что есть они далеко не по всей стране. Также сейчас упрощены условия по выдаче паллиативным пациентам наркотических обезболивающих: сложности есть, но барьеры постепенно уходят.

Все это — результат в том числе и законодательной работы, которую мы, однако, должны продолжать.

Первым пунктом здесь стоит выведение паллиативной помощи только из рамок здравоохранения. Речь должна идти о комплексном социально подходе, профильных выездных службах, обучении врачей по новому профилю, поддержке (в том числе методической) родственников, и т.д.

Приятно видеть подтверждение твоих тезисов в докладе Всемирной организации здравоохранения. Да какое подтверждение: с выверенными цифрами. Вы помните, что здесь я многократно писал о том, что профилактика болезней граждан (диспансеризация и вложения в медицину в целом) гораздо выгоднее государству, чем лечение этих болезней.

То есть лучше отпустить работника в поликлинику, выписать ему больничный (это для работодателя), выделить средства из бюджета на  здравоохранение, ввести лекарственное страхование (для государства), чем потом, задним числом, пытаться наверстать упущенное и вылечить запущенную болезнь. 

К сожалению, экономический блок правительства, равно как и «Единая Россия», понимают эти мысли далеко не всегда. Ну так вот для них – расчеты. 

Достаточно вложить 1,27$ в борьбу с неинфекционными болезнями (рак, сердечно-сосудистые, наследственные, диабет и т.д.), чтобы в  итоге, «на выходе», получить семикратный доход. Иными словами, если вовремя вылечить человека, то потом он будет работать дольше на пользу всей страны, лучше не потребуется новых денег на лечение. 

Правительство готовится повысить пенсионный возраст? В  нынешней ситуации это решение опасно, так как именно вложений в профилактику у  нас пока и не хватает. Направьте деньги туда (это, правда, запланировано майским указом – но давайте его сначала реализуем), а потом уже приступайте к  обсуждению пенсионной реформы. Хотя и в этом случае есть другие меры, которые от повышения пенсионного возраста позволят отказаться. 

Также ВОЗ приводит цифры и по борьбе с вредными привычками. «Каждый доллар, инвестированный в продвижение здоровой диеты среди населения, принесет $12,82 экономике, уверены эксперты. В борьбе с алкоголем один доллар вложений обернется $9,13 прибыли, а в борьбе с курением — $7,43. Поощрение физической активности даст доход в $2,8 на каждый вложенный доллар». 

Тут я могу отметить, что Россия в целом движется в правильном направлении, но нужно, во-первых, не останавливаться, а во-вторых, быть решительнее. Ведь так и не реализованы по идее по льготам для некурящих, непьющих и занимающихся физкультурой работников (дополнительный отпуск, снижение налогов и т.д.). А ведь это был бы крайне эффективный шаг! Просто представьте, что человек, который регулярно проходит медосмотры и ведет здоровый образ жизни, платит меньше налогов (тот же соцстрах). Стимул? Поддержка социально одобряемого поведения? – Безусловно! 

Так давайте вместо мер, ухудшающих жизнь сограждан, как то  же повышение пенсионного возраста, наоборот, стремиться к ее улучшению. Цифры ВОЗ – нам в помощь.

Из-за размеров нашей страны проблемы многих регионов не становятся известны в других. Времени в новостях федеральных каналов не хватает — и зачастую важные истории проходят без внимания.

Нынешнее наводнение в Якутии как раз из таких: история очень серьезная, подтоплено больше 250 дворов, но «это же где-то там». А вот  случились в Москве обычный ливень — и это уже становится темой первых полос.

На сегодня в Амгинском районе республики, если быть точным, пострадали 256 дворов (ситуация может ухудшаться, так как взрывные работы при ледоходе результата пока не приносят), развернуты эвакуационные пункты, в район вылетело руководство региона.

Очевидно, что жителям уже сейчас необходимо начать оказывать помощь.

Я надеюсь, что проблемы разрешатся как можно быстрее: но  узнать о тяжелой ситуации, уверен, должна вся страна.

Интересная статья в «Известиях»: https://iz.ru/736135/elina-khetagurova/proizvoditeli-otechestvennykh-lekarstv-narashchivaiut-doliu-na-rynke. Автор, с одной стороны, пишет, что в ближайшее десятилетие Россия сможет полностью импортозаместить лекарства. С другой же стороны фактически призывает не отказываться от зарубежных медикаментов.

 

Парадокс – но объяснение простое. В статье говорится, что сможем-то мы сможем, но вот качество препаратов-дженериков (копий патентованных) будет уступать зарубежным оригинальным.

И это, на самом деле, серьезная проблема. Во многом она психологическая: людей трудно убедить, что «наше» лучше импортного, сказываются годы и десятилетия печального опыта. Однако ведь никто и не стремится убеждать: вместо доказательных исследований, даже обычной рекламы, мы получаем либо предложения о запрете зарубежных лекарств, либо о запрете той самой рекламы. 

То есть вместо конкуренции – навязывание. И если с сыром это можно пережить, то с лекарствами – уже вряд ли. Ими-то люди пользуются не от хорошей жизни, а для самой жизни и будут делать все, чтобы достать эффективное средство, а не то, которое им навяжут. 

Поэтому нам очень бы помог китайский опыт: там не  отказываются от зарубежных препаратов, но всеми силами развивают свой фармацевтический рынок: дают налоговые льготы и т.д. И такая конкуренция, не  ограниченная искусственными барьерами, в итоге даст свои плоды: не на бумаге, а  на деле. 

Ведь нам нужно не просто обязать собственных граждан пить отечественные лекарства – а сделать фармотрасль экономически успешной, то есть вывести ее и на международные рынки. А граждан других стран можно взять только  качеством – и ничем иным. 

Поэтому цифрам объема отечественных препаратов на  отечественном же рынке рано радоваться. Нужно одновременно смотреть и на их  качество.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире