Я мало что знаю о перипетиях нынешней предвыборной кампании в Брянске. Я давно там не живу, поэтому новости получаю, как и все – из СМИ. Но мне хотелось бы несколько слов сказать о самом городе.

Сразу после наступившего Нового 2012 года перед нашей семьёй встала непростая дилемма: где и как жить дальше. Не то, чтобы к этому были какие-то особые предпосылки. Никто нас насильно не сгонял с насиженного места. Просто возникла вот такая внутренняя необходимость перемен. Захотелось расширить горизонты. Тот, кто превыше всего ценит уют и стабильность, меня не поймёт. Как можно, имея багаж, весом в трёх разновозрастных отпрысков, вдруг захотеть изменить местожительство. Это же форменное сумасшествие!

Но для нашей семьи это нормально. Нас гоняет по свету пресловутый «северный ветер».

— После декабрьских событий в России, — сказал муж, — есть смысл подумать о возвращении на родину.

Как я уже говорила, проснувшаяся зимняя активность москвичей нас очень удивила и обрадовала. В воздухе вновь витали идеалы свободы, казалось, безнадёжно потерянные моими согражданами за прошедшие с августа 1991-го годы.

— Хорошо, давай вернёмся в Брянск.

Я бросилась к телефону, чтобы сообщить маме о нашем решении, она согласилась посмотреть для нас варианты квартир. Первая же предлагаемая для съёма жилплощадь вызвала у неё неудержимый восторг. Однако меня смутило слишком уж маленькое количество квадратных метров.

— У меня всё-таки трое детей, ты не забывай.

— Люди живут и в худших условиях! – совсем по-советски парировала мама. – Сама звони агенту.

Мы с мужем связались с ним по «скайпу».

— Да, — лениво признал риэлтор, — квартирка, надо сказать, не фонтан, но вашей бабушке любой сарай кажется дворцом.

— Зачем же вы показываете ей сараи! – возмутились мы. – Ведь речь с самого начала шла об элитном жилье.

— А где вы такое найдёте?

— Вообще-то это ваша работа – искать!

— Нет, — открестился парень, — с тремя детьми никто вам приличную квартиру не сдаст.

— Послушайте, — разобиделись мы, — что вы себе позволяете? Мы сейчас живём в крупном городе, с развитой инфраструктурой, с торговыми центрами на каждом шагу, снимаем прекрасную квартиру…

— Так, что вам ещё надо? – ухмыльнулся лентяй. – Там и оставайтесь.

— Ты ещё хочешь вернуться в Брянск? – спросил меня муж после такого общения с риэлтором.

— Но я уже обнадёжила маму …

— Хорошо, давай попробуем ещё раз.

Мы нашли в Интернете телефоны брянских агентств недвижимости и стали их обзванивать по списку. Самое лучшее, что нам предлагалось – это третьесортное жильё по цене элитного пентхауса, но в большинстве случаев, узнав, что мы из Украины да ещё многодетные, риэлторы просто отказывались с нами разговаривать. У меня сложилось стойкое ощущение, что я на правах бедной родственницы упрашиваю этих тётечек, наделённых колхозным акцентом, пустить меня к себе пожить задарма. 

— Вы что, не хотите заработать? – принимался их воспитывать муж.

— У нас здесь достаточно тех, кто приезжает в командировку, — объясняли они, — так что работы хватает, а лишнего нам не надо.

В разгар всех этих споров мы с мужем как-то раз включили телевизор, и так совпало, что по одному из каналов показывали документальный фильм о жизни Центральной России в 60-ые годы прошлого века. Больше всего почему-то показывали Брянскую область. С экрана не сходила чудная картина: толпа народа с лицами зомби шагает на первомайскую демонстрацию, возвращается с покоса, участвует в самодеятельности, радостно выражает свою готовность ехать на Целину…

— Ты всё ещё хочешь вернуться в Брянск? – снова вопросил меня муж.

Я чуть не плакала, потому что уже чётко сознавала, что совсем не стремлюсь к возвращению на малую родину.

А тут случилось то событие, которое облетело все новостные издания страны. В Брянске во время прогулки возле памятника Лётчикам, в буквальном смысле слова, под землю провалилась женщина с коляской.

— Я не хочу ехать в Брянск! – приняла я, наконец, твёрдое решение.

— Вот и славно, — обрадовался муж.

Он позвонил киевским риэлторам, и в скором времени мы уже сняли отличную квартиру в украинской столице. Никто не посетовал на то обстоятельство, что у нас трое детей. Никто не разговаривал с нами как с просителями. Напротив, риэлторы каждый день атаковали нас звонками с предложениями многих равноценных вариантов. Мы могли выбрать лучшее из этих предложений. Поразительная разница между родным городом и Киевом. И не в пользу Брянска, к сожалению.

 

Потом мне понадобились кое-какие документы, поэтому пришлось всё-таки заглянуть на недельку в Брянск. Поехали всей семьёй, на машине. Дети очень любят далёкие путешествия.

Мы довольно быстро проделали путь от Киева до таможни на границе Брянской области. Не знаю, чем объяснить, но объективно украинские таможенники и пограничники душевнее своих российских коллег. Они прямо все, как один, источают радушие. Наши представители власти больше нацелены на официоз. Однако чинить препятствия ни с той, ни с другой стороны нам не стали, и мы очень скоро въехали в пределы родной губернии.

Опять же пришлось объективно признать, что украинские дороги, хотя тоже далеки от совершенства, но значительно лучше по качеству, чем брянские. Попрыгав пару километров по колдобинам, мы решили сделать остановку, и определились на ночлег в какую-то придорожную таверну.

Утром продолжили путь, но теперь передвигались медленно, боясь поймать очередную яму на дороге. Муж от души ругал жуликов и воров, отчего-то причисляя меня к их когорте, словно это я нагло расхитила все средства, выделяемое на дорожное строительство. Стойкости, с которой я сносила упрёки, стоило позавидовать. Ведь в глазах  мужа я делила ответственность за ухабы наравне с президентом и губернатором. В нашей тёплой компании я была основной жуликоватой воровкой.

Разумеется, на всём пути до Брянска нам не встретилось ни одного кафе. Стоит ли спрашивать, кого в этом обвинил муж? Правильно – президента, губернатора и… меня.

Сразу возникла проблема: чем накормить детей. Да, наверное, мы – буржуи и «совсем зажрались», но еду выбираем тщательно. Местные мясные продукты пахнут чем угодно, только не мясом. Муж и в Киеве перед выбором долго вынюхивает сардельки под весёлые шутки услужливых продавщиц. Здесь тоже попросил понюхать. Продавщица чуть в обморок не упала, но пошла навстречу желанию клиента – предоставила ему для обнюхивания весь ассортимент. Муж так ничего и не выбрал. Всю неделю пребывания в Брянске мы питались исключительно кашами.

Справедливости ради, надо сказать, что те документы, за которыми мы собственно ездили в Россию, удалось получить быстро и без проблем. В Брянске процесс выдачи необходимых бумаг оказался компьютеризирован, что меня несказанно порадовало.

« Что же ты не признаёшь в этом заслуги губернатора и президента?» – подколола я мужа.

Он только хмыкнул и неопределённо пожал плечами. Как истинный либерал он склонен всё хорошее приписывать воле случая, а все недостатки валить на власть.

 

Губернатор Брянской области Н.В. Денин со свитой предстал пред светлые очи российского президента в начале июля. Встреча получилась столь замечательной, что мне хотелось бы привести некоторые выдержки из стенограммы.

В.ПУТИН:  Здесь и спортсмены, и предприниматели, и даже люди, у которых… Сколько детей?

Н.КУЗИНА: Пять.

В.ПУТИН:  Поговорим по этим проблемам – о проблемах многодетных семей, о предпринимательстве. Кто директор предприятия?

Д.МОИСЕЕНКО: Брянская мясная компания. Группа компаний «Мираторг».

В.ПУТИН: Одна из крупнейших компаний в стране.

Н.ДЕНИН (подобострастно): Вы благословили эту компанию.

В.ПУТИН (скромно): Ну что я благословил? Работает эффективно. В общем и целом показывает пример, я бы сказал, отрасли.

 Может быть, конечно, она там чего-нибудь и показывает, но как тогда быть с тем, что ни одного съедобного мясного продукта в магазинах Брянска мы так и не обнаружили? И вот что любопытно, стал бы сам привередливый Владимир Владимирович пробовать на зуб колбаску, купленную в Брянске?

Дальше сюжет развивался по накатанным ещё в годы застоя рельсам. Прямо-таки в лучших традициях передовиц газеты «Правда».

В.ПУТИН: Наталья Михайловна, как многодетные семьи себя чувствуют?

Н.КУЗИНА: Владимир Владимирович, я выражу мнение многих матерей, когда скажу, что мы счастливы, что живём в России, где особенным образом заботятся о семьях.

В.ПУТИН: Как Вы себя ощущаете как предприниматель?

Н.КУЗИНА: Что я могу сказать? Великое приобретение быть благочестивым и довольным. Накоплений нет, сбережений тоже. Трудимся.

Как говорит в таких случаях писательница Наринэ Абгарян: обнять и плакать.

Буквально накануне этой встречи в Интернете прошла информация о том, как один мелкий брянский предприниматель пытался публично сжечь себя перед зданием администрации, потому что у него незаконно отняли бизнес. Но это так, мелочи жизни. А в основном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо…

В.ПУТИН (тоном рассказчика): Дети подрастают, идут в школу и одновременно спортом занимаются…

В.МИНАКОВ (спортсмен-инструктор и, конечно, самбист): Последние годы идёт активная пропаганда спорта и здорового образа жизни опять же благодаря Вам.

В.ПУТИН (потупившись): Благодаря нашим общим усилиям.

Ну и так далее, и тому подобное… и в самом конце:

В.ПУТИН: Если Николай Васильевич сделает всё, что сможет, успех гарантирован.

Н.ДЕНИН (с воодушевлением, преданно глядя в глаза): Всё сделаем.

Вот такие они – «Сказки Брянского Леса».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире