То, что происходит с Брекзитом последние дни — премьер-министру Джонсону запретили выходить из ЕС, не заключив нового соглашения — лишний раз показывает, как мало в современной демократической политике значит личность. Премьер-министр поменялся — вместо тихой бюрократки Терезы Мэй, которая сама бы осталась в ЕС, но по долгу службы пыталась вывести страну из него, премьер стал громокоголосый шоумен, давний сторонник Брекзита — и ничего не изменилось. Тот же расклад в парламенте приводит в точности к той же ситуации. Пока Джонсону не удалось получить поддержку в парламенте ни по одному вопросу (кроме, собственно, формирования правительства).

Напоминаю, что британский избиратель сказал в 2016 году, «Выходим!», проигнорировал советы и мольбы элиты, но на выборах 2017 года сказал, — «Нет, погодите!», отняв у консерваторов чистое большинство. Поскольку консервативные правительства Мэй и Джонсона опираются на фракцию, в которой есть и сторонники, и противники Брекзита, ни на Брекзит, ни на отказ от него, ни на соглашение, ни на выход без соглашения голосов не набирается. «Соглашение с ЕС» — это примерно «оставить всё как было», с косметическими изменениями. А досрочных выборов теперь не хочет оппозиция — потому что у них тоже есть и те, и те — и они боятся, что те, кто свято верит в Брекзит, проголосуют за «Партию Брекзита», а те, кто жёстко против — за либерал-демократов, которые жёстко за отмену.

И, глубоко не вникая, прогноз такой — лейбористы дождутся первых признаков спада (Брекзит плох для экономики и когда-то это должно сказаться — ну, или начнётся мировой спад) или хотя бы некоторой усталости от Бориса и тогда согласятся на досрочные выборы. Ну и, возможно, по итогам выборов получат ровно ту же патовую ситуацию.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире