Вот, скажите, мне одному слышится в тексте Геннадия Гудкова про ЦБ на сайте «Эха» не только глупость и хамство, но и откровенный и совершенно неуместный сексизм? Чтобы там ни было по существу, Эльвира Набиуллина — «госпожа банкир» (я бы не стал так обращаться, но пусть), а не «госпожа банкирша».

Экономически там в тексте нечего обсуждать. Гудков предъявляет, коротко говоря, две претензии. Во-первых, председатель ЦБ говорит, что инфляция — 4%, а ключевая ставка — 8% (а банковские существенно выше). Во-вторых, ЦБ говорит о возобновлении роста, а вокруг, смотрите, всё плохо (полупустые торговые центры, незанятые площади, и т.п.).



Первый вопрос — правда ли, что инфляция 4%? Шум про то, что с цифрами инфляции что-то мутят, часто поднимается во время стагнации, спада, или даже роста (если рост не касается какой-то группы населения). Вон в Америке в последние пятнадцать лет профессиональные пропагандисты правого толка скормили множество сказок про галлопирующую инфляцию рабочему классу, доходы которого стагнировали/слегка падали. Никаких независимых проверок, что масштабных, что маленьких, эти сказки не выдерживали, но в большую инфляцию, когда её нет, многие верят. А эксперимент провести не сложно даже самому — возьмите какие-то десять продуктов, самых базовых, плюс, скажем, электроэнергию и стандартные предметы одежды и записывайте год цифры раз в месяц. Увидите, что результаты близки к официальным. Конечно, важно, чтобы товары были ровно теми же самыми в течение года. (Если вам повысили зарплату, то, как правило, вы слегка меняется набор потребляемых продуктов — чуть чаще покупаете чуть более дорогие продукты, например — и ваша «личная инфляция» оказывается выше, но это не значит, что официальный показатель ошибся.)

Второй — нормально, что инфляция 4%, а ключевая ставка — 8%? Да, нормально. Ключевая ставка — это инструмент ЦБ, которым он, среди прочих, управляет и который влияет на инфляцию. Делая ключевую ставку 8%, он добивается сейчас инфляции в 4%. Вот, скажем, из 1000 грамм сырого шашлыка выходит примерно 700 грамм блюда. И что, надо орать, что 300 грамм украли? Связь между ключевой ставкой и уровнем инфляции довольно сложная и совпадать они должны только в ситуации долгосрочного стабильного равновесия, в котором инфляционные ожидания — то, что в голове у людей — совпадает с уровнем инфляции. ЦБ в отчётах как раз пишет, что пока инфляционные ожидания относительно высоки. (Собственно, что тут писать, и так видно — если бы коммерческий банк был уверен, что инфляция через год будет 4%, он бы выдавал бы кредиты под гораздо более низкий процент, чем 11-12.)

Третий — всё плохо, а они говорят о росте?! В том куске, на который ссылается Гудков, говорится о росте в последние месяцы в 1,8%. Это, конечно, цифры, которые невозможно почувствовать непосредственно. Дело даже не в том, что этот рост «маленький», а в том, что промежуток — очень короткий. Рост чувствуется, когда он 4-5% несколько (пять? семь?) лет. Рост за отчётный период никак не противоречит тому, что российская экономика стагнирует — не растёт, не падает — уже почти десять лет. За эти десять лет были резкие падения, были годы по 3-4% роста, но в среднем за десять лет ни производство, ни уровень жизни практически не выросли (точнее, выросли чуть-чуть, меньше чем на 1% процент в год, что незаметно). Это низкие показатели — с нашими данными страна должна была бы расти 3-4% в год, догоняя богатые страны Европы и Америки. Но стагнация именно из этого и складывается — небольшой рост, небольшой спад, рост подлиннее, спад посильнее — и если политик будет, как Геннадий Гудков, поднимать крик «враньё» каждый раз, когда показывают данные о росте, то у него получится, что экономика падает (потому что если из последовательности, где есть положительные и отрицательные числа, а сумма ноль, убрать все положительные, то будет отрицательная сумма). А это неправда.

И ещё одно, помимо экономики. За все свои пятнадцать лет экономической публицистики я исходил из того, что политики и чиновники не имеют права ни на какие привилегии, типа «презумпция невиновности уровня уголовного преследования», полная защита личной жизни и т.п. Становясь политиком — то есть избираясь куда-то или получая назначение на государственную должность, ты отказываешься от защиты, которая полагается обычным гражданам. Все твои поступки в политической сфере могут обсуждаться, тебя можно обвинять и упрекать просто потому, что я так считаю и т.п. К тому же я считаю, что хороший публицист должен больше писать про проблемы и недостатки, чем про достижения и успехи. Объективное освещение недостатка — более ценная для общества вещь, чем объективное освещение успеха. В данном случае — это совершенно правильно, что политик Гудков предъявляет претензии. Важные, сложные вопросы. Председатель ЦБ и любой другой чиновник обязан ему разъяснять, в чём он не прав — потому что любой чиновник, от президента до последнего клерка, работает за зарплату от граждан. Но, хочу заметить, предъявление претензий в таком тоне — и с такими очевидными сексистскими обертонами и — или я дую на воду? — закамуфлированными националистическими — не помогает.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире