В ноябре прошлого года я писал о травле поморского активиста Ивана Мосеева, развернутой ФСБ, прокуратурой и судами Архангельска и Архангельской области (Дело Мосеева: в Россию возвращается 37-й год?)  Хождения по мукам для Мосеева с тех пор не прекращались. Последние два месяца превратились для этого человека – просветителя, собирателя поморского фольклора, хранителя оригинальной поморской культуры, врача-гуманиста, в настоящий кошмар. Увы, еще пройдены не все круги ада, уготованного ему властями и их приспешниками от науки. Сегодня я расскажу о дополнительных обстоятельствах этого дела.    

С июля 2011 г. Мосеев возглавляет научно-образовательный центр «Поморский Институт Коренных и Малочисленных Народов Севера» при Северном (Арктическом) Федеральном Университете им. М. В. Ломоносова.

За это время он сделал немало для  сохранения и развития культуры поморов, а также добивался получения статуса коренного малочисленного народа Севера (КМНС) для них. Казалось бы, что в этом недостойного? Камчадалы, смешанный русскоязычный субэтнос, такой статус получили. Но дело в том, что сделали они это на заре путинского правления, когда вопросы национальной политики еще решались в духе ельцинской эпохи. После серии трансформаций Министерство по Делам Федерации и Национальностей было распущено, а вопросы, связанные с благополучием коренных народов были переведены в 2004 г. в сферу компетенции Министерство Регионального Развития. Впрочем, до компетенции там было очень далеко … «Развитие регионов» в представлении путинских вертикальщиков сводилась к созданию механизмов для выкачивания природных ресурсов и обогащения Центра и транснациональных корпораций.  На сегодняшний день коренные народы уже не имеют существенных прав на фоне прав силовиков-сырьевиков, эксплуатирующих их территории и нарушающих их традиционный образ жизни.  

Поморы, численность которых по разным оценкам колеблется от 3000 до 6000 человек, уже в путинскую эпоху несколько раз подавали прошение на получение статуса КМНС и столько же раз получали отказ. Причина (а точнее: повод) для отказа:  поморы являются не этносом, а всего лишь субэтносом русского народа и потому особых прав не заслуживают. Но дело в том, что многие КМНС также являются субэтносами – те же камчадалы, например.

С поморов же Минрегионов начало новый партийный курс на  изъятие у коренного населения прав на их земли и ресурсы. И процесс должен был стать показательным. Так, в 2007 г. федеральные власти запретили поморам промысел гренландского тюленя, что было равносильно смертному приговору для их уклада жизни. Правда, правительство Путина обещало выделить многомиллионную компенсацию, но потом передумало или забыло об этом. 

С точки зрения международного права и юридических механизмов ООН, коренные народы могут теоретически претендовать на долю от разработки природных ресурсов, добываемых на их территории, а также ограничивать такие разработки, если те представляют угрозу их традиционному образу жизни.  Поэтому коренные народы – как непризнанные, так и уже признанные – стали бельмом на глазу транснациональных корпораций. А бельмо следует удалять.

В Архангельской области эксплуатируются месторождения бокситов, нефти, газа, а недавно были обнаружены алмазы (по предварительным оценкам – около 20% всех российских запасов).  Здесь открыта единственная в Европе алмазоносная провинция.  Верхотинское месторождение, находящееся на севере области, содержит алмазные залежи стоимостью приблизительно 5 миллиардов долларов.  Принадлежит оно компании «ЛУКОЙЛ», которой для эффективной разработки, требуется финансирование.  Одно из требований для получения такого рода кредита от любого крупного международного банка – это отсутствие потенциальных претензий со стороны коренного населения. Так что поморы совсем не вписываются в эту схему. В 2013 г. «ЛУКОЙЛ» планирует начать добычу алмазов на Верхотинском месторождении, и потому совершенно неслучайно, что кампания против движения поморов в целом и Мосеева в частности началась именно в преддверии этого события, столь важного для российского индустриального гиганта.  

Атаки на концепцию поморства и деятельность «Поморского института коренных и малочисленных народов Севера» начались с того, что силовиками был ангажирован некто Дмитрий Семушин, в свое время закончивший ЛГУ по специальности «История КПСС» и три года назад преподававший в Поморском Университете. Семушин, опытный пират от науки, считающий себя российским «патриотом», обосновался на сайте regnum.ru, oткуда лихо изливал потоки грязи и псевдонаучных рассуждений на активистов поморского движения. Затем к нему присоединился архангельский журналист Илья Азовский, редактор сайта «Эхо русского Севера», а вкупе с ним – члены группы «Суть времени», пропагандирующие идеи Кургиняна о величии сталинизма и оплакивающие Советский Союз.

В самом конце марта 2012 г. на упомянутом сайте «Эхо русского Севера» была опубликована статья Александра Беднова «Поморье в евразийском мире».  Статья оказалась в общем-то неплохой, настраивала на дискуссию, и последняя не замедлила последовать – в виде комментариев.  1 апреля 2012 г.  один из пользователей, доцент кафедры философии университета, пенсионер МВД Анатолий Халтурин написал (под разными никами), несколько сообщений пользователю «Поморы»:   

 31.03.2012 13:04

Делимая страна никогда не будет единой. Сейчас автор призывает разделиться на регионы, а завтра — разойтись, послезавтра — присоединиться к Северной Европе. Цари и коммунисты собирали страну, поморы хотят ее развалить. К стенке!

Поморам — 01.04.2012 00:19

Поморы! Уймитесь. Нас, …, В Архангельской области — 1 млн.200 тыс. Вас, поморов — всего 2 тыс. И вы, поморы — угрофинны, считаете себя «духовным и культурным стержнем» Архангельской области? У автора статьи и его друзей — мания величия. Скоро слово «помор» станет именем нарицательным. Мы не допустим, чтобы лидеры поморов оторвали область от русской цивилизации.

На что пользователь «Поморы» ответил:

Поморы — 01.04.2012 01:59

Что ты с нами сделаешь? Вас миллионы быдла, а нас 2 тысячи людей.

Ознакомившись с этим ответом, некто Олег Маслов, директор филиала мурманской компании ООО «Полармар» (г. Северодвинск), странный, агрессивный гражданин, позиционирующий себя как православный радикал, понял, что под словом «быдло» мог подразумеваться только русский народ (кто ж еще?) и оперативно прореагировал: 3 мая 2012 г. заявился в архангельское отделение ФСБ и представил письменный донос, обвиняя пользователя «Поморы» в экстремизме и разжигании национальной ненависти к этническому большинству РФ. В ФСБ согласились: да, действительно экстремизм, охальника надо сажать.

5 мая оперативник РУФСБ Максим Радаев пригласил к себе в кабинет двух старушек-уборщиц (обоим за 70 лет), Валентину Булычову и ее тезку Котлову, моющих полы в здании ФСБ. Радаев  показал им злосчастный комментарий, и те тоже согласились: «Экстремизм, сэр».  При этом, фактически выступая в качестве первых  «экспертов-лингвистов», обе дали следующие показания: «Данный сайт создан для размещения информационных статей информационно-аналитического агентства русского севера …. Я не поддерживаю высказывания посетителя сайта под именем «Поморы», так как они создавали негативный образ этнической группы «русские»».

Вот каких продвинутых тружениц метлы нанимают на работу в ФСБ!  В свое время Ленин уверял, что кухарка может управлять страной. Но вряд ли даже вождь мирового пролетариата мог мечтать о том, чтобы уборщицы давали такие грамотные и аналитически глубокие показания.

10 мая Радаев якобы отослал по почте запрос Илье Азовскому, редактору сайта «Эхо русского Севера», с просьбой сообщить IP, с которого был отправлен экстремистский комментарий.  Азовский якобы ответил в тот же день, причем в письменном виде, хотя на самом деле находился в Тунисе на отдыхе, о чем чекисты, судя по всему, даже не знали. Заметим, что и Азовский, по всей видимости, не знал, что IP, с которого отправлен комментарий, — динамический, т.е., провайдер мог предоставить его тысячам другим пользователям. Но из всех этих тысяч ФСБ выбрал одного, Мосеева.  Когда обвиняемый предоставил информацию о динамическом характере своего IP, следствие эту информацию отвергло как не имеющую отношения к делу.  Несмотря на то, что по показаниям Мосеева он данного комментария не оставлял, и несмотря на то, что в этом комментарии даже не содержится упоминания о русском этносе, ФСБ пришла к выводу, что Мосеев совершил преступление по ст. 282(1) («Возбуждение ненависти либо вражды, а также унижение человеческого достоинства») и переслала дело в Следственный Комитет для последующей передачи в суд.

Параллельно ФСБ раскручивает более увлекательное дело, по ст. 275 УК РФ: о государственной измене Мосеева, выразившейся в попытках  дестабилизировать политическую ситуацию в Архангельской области и последующего присоединения области к Норвегии. 21 июня 2012 г. заместитель Архангельского областного суда Вера Кокунова подписала постановление, признающее, что в действиях Мосеева есть признаки состава преступления, караемого ст. о государственной измене, и санкционирующее прослушивание телефонных разговоров подозреваемого. Документ этот написан весьма увлекательно (ознакомьтесь). Кстати, о нем говорит Дмитрий Быков в своем стихотворении «С чего изменяется Родине?»:  «Сегодня ты спас от забвения // Старинный поморский фольклор // А завтра с норвежскою помощью // Архангельск у Родины спер».

В рамках постановления Кокуновой ФСБ также конфисковала у Мосеева компьютер со всеми его материалами и наработками по поморскому фольклору и поморскому диалекту.  На сегодняшний день компьютер не возвращен. Файлы Мосеев скопировать не успел.  Плоды его многолетней работы могут оказаться уничтоженными.

Мосеев ходатайствовал об отмене постановления Кокуновой, но получал отказы. Власти хотят оставить следствие по «делу об измене» открытым, чтобы в любой момент представить Мосееву обвинение по ст. 275.

Войдя во вкус и вдохновившись усилившейся поддержкой со стороны властей, активизировался и Семушин, не упуская случая оскорбить любую коренную народность Севера. В результате представители общественных организаций КМНС обратились в прокуратуру с жалобами на экстремизм и клевету, распространяемую Семушиным в их адрес. Однако следственные органы проявили недюжинный гуманизм и отклонили все жалобы.

С особым пылом Семушин твердитл о сепаратистских замашках Мосеева и в качестве доказательства оных тыкал в лицо общественности статьей Мосеева «Мы – за Поморскую Республику» (газета «Волна», 3 января 1991).

Видимо считая эту общественность полной дурой, он забывал даже воспроизвести всю статью и упомянуть, что под «Поморской Республикой» Мосеев имел в виду «республику в составе РСФСР». Сейчас в РФ таких республик – два десятка, но никто же пока не судит их руководителей за сепаратизм, шпионаж и экстремизм.  

Впрочем, вскоре после этого в СМИ всплыла информация, что «патриот» Семушин еще лет 20 назад покинул Родину и успел стать гражданином Венгрии, государства, которое так же, как и Норвегия, является членом НАТО и которую никак нельзя считать более дружественной по отношению к России, чем Норвегия. Поэтому постепенно роль Семушина как основного крикуна стала передаваться другим «специалистам», увы, еще более безграмотным.

В ноябре 2012 г. состоялось первое слушанье по делу об «экстремизме Мосеева».  А 22 января, состоится следующее, на котором ожидаются показания упомянутых уже бабушек-уборщиц.  О том, что произошло в промежутке между этими двумя событиями, я расскажу в следующем  посте.

 

 

Мои предыдущие публикации не тему:

Леонид Сторч. Дело Мосеева: в Россию возвращается 37-й год?

Леонид Сторч. Травля помора Мосеева продолжается



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире