20:21 , 04 января 2013

Foreign Policy Путина самым «влиятельным политиком мира» не признавал: история газетного утенка

Читаю и удивляюсь: блогеры «Эха» и еще десятки сайтов трубят о том, что Foreign Policy назвал Путина «самым влиятельным политическим, деловым и общественным деятелем планеты». Oдни ликуют, другие хмурят брови, третьи пожимают плечами. Но ведь никаких официальных рейтингов влиятельности Foreign Policy не составлял. Так откуда же взялась эта мулька?

Псевдо-новость была пропечатана целым рядом сайтов, причем все из них оказались российскими или из ближнего зарубежья и почти все цитировали один и тот же источник, агентство ИТАР-ТАСС.  Последнее, в свою очередь, ссылок никаких не дало. Я долго рыскал по сайту foreignpolicy.com,  но ничего похожего на «рейтинг» там не нашел.   

Наконец в разделе «Блоги» удалось обнаружить пост Яна Бреммера (Ian Bremmer). Бреммер – человек довольно известный в американской журналистике, в чем-то  сопоставимый с Познером, только более академической направленности. В посте от 2 января он сообщает, что несколько дней назад решил составить список наиболее могущественных политиков за 2012 год. Замечу: во-первых, именно «могущественных», powerful, т.е., тех, у кого в руках сосредоточены самые неограниченные рычаги власти, а не influential, «влиятельных», т.е., пользующихся популярностью. Во-вторых, речь не идет о рейтинге, составляемом редакцией. Речь идет о частном мнении одного из блогеров.

Уже потом выяснилось, что на «Эхе» первоисточник идентифицировали правильно, но не поняли частной природы поста со списком «самых могущественных».  

Путин действительно оказался в Списке Бреммера на 2-м месте (первое осталось вакантным), при этом фотография президента сопровождалась рекламным пояснением, что он – не только второй по могуществу политик, но еще и автогонщик, а также обладатель черного пояса по дзюдо. Заканчивается пост словами: «Что вы обо всем этом думаете?»

Отвечая на вопрос Бреммера, я думаю, что он как неплохой политолог имеет право составлять свои рейтинги популярности и размещать их в своих постах. Впрочем, многие его ранее высказанные идеи у меня вызывают сомнение: например, то, что Северная Корея (а также Иран) является стабильным режимом. Диктатуру, где недостаточное восхваление партийных лидеров влечет за собой тюремное заключение, никак нельзя считать стабильным режимом (впрочем, может, и Россия 37-го  года являлась в представлении Бреммера образцом стабильности).

Еще я думаю, что российским СМИ, а также блогерам «Эха»  не мешало бы понять, что частный пост – еще не повод говорить об официальном рейтинге по версии какого-либо издании. То же «Эхо» публикует много всяких мнений, но при этом оговаривается, что они не всегда отражают мнение всей редакции. Например, на прошлой неделе был размещен пост с моим перечнем наиболее важных событий российской истории в2012 г.  Но ведь никто не стал заявлять о том, что подведены итоги российской политической жизни за 2012 г. по версии «Эха Москвы». И правильно, что не стал. Список Сторча – это еще не Список «Эха».  Равно как и точка зрения Антона Ореха не всегда есть точка зрения редакции «Эха».

В свое время один из моих учителей наставлял меня: «Не читайте Конфуция в пересказе, читайте Конфуция в оригинале». И я пытался, хотя часто на это уходило много времени. Но древнекитайский в плане распространенности уступает английскому. Допустим, сотрудники некоторых российских сайтов с английским не дружат и потому предпочитают доверять информации ИТАР-ТАССа. Но ведь блогеры, о которых я говорю, — люди образованные. Почему бы не проверить оригинал, дабы понять, о чем там на самом деле говорится? Зачем критиковать то, чего не было? Зачем помогать распространению утки?

Впрочем, до утки, наверное, дела не дошло, но утенок получился. Причем, сильно пережаренным – от неумения проверять информацию и излишнего доверия печатному слову. В результате все подыграли фарсу. Много шуму из ничего, много пыли из ниоткуда.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире