Военный переворот

Итак, 22 мая произошло то, что многие ожидали уже несколько месяцев назад: тайские Вооруженные силы (ВС) захватили власть в стране. Во главе хунты оказался генерал Прают Цзан-оча. Он является главнокомандующим ВС, а также президентом популярного футбольного клуба Army United (aналог российского ЦСКА), да еще и руководит одним из крупнейших банков страны Thai Military Bank, т.е., «Военный Банк Таиланда» (услугами которого — каюсь — уже много лет пользуюсь и я, автор этого поста), так что весомых альтернатив его кандидатуре не оказалось. Впрочем, до настоящего Большого брата ему — слава Богу! — очень далеко, да он на эту роль особо и не претендует. Генерал Прают — первый среди равных, физически небольших, но весьма влиятельных и состоятельных братьев, сестер, кузенов, кузин, дядьев и теть, десятилетиями управляющих страной.

Как объяснил в своем телевизионном воззвании к народу глава новой хунты, переворот преследует самые благородные цели — сохранить демократию и подготовить страну к честным выборам. То, что танки, комендантский час, закрытие СМИ, отмена конституции (пусть пока и временная), и волюнтаризм кланово-родового правления могут служить гарантами демократии звучит, казалось бы, абсурдно. Сочетание военного переворота с демократией есть оксюморонное противоречие по сути, конституционный тянитолкай, который по определению не способен куда-либо двигаться. Но, как мы увидим, именно таким тянитолкаем и была политическая история Таиланда последние 80 лет.

Хунта пафосно именует себя «Национальный комитет по поддержанию мира». Вряд ли «нацкомитетчики» знакомы с творчеством Оруэлла, и аллюзия на лозунг Большого брата «Война — это мир», скорее всего, была неосознанной. Однако она не только еще раз подчеркивает дальновидность английского провидца, но также демонстрирует, что все тоталитаристы мыслят одинаково.

Помимо «миролюбия» в программе военных присутствуют и романтико-утопические нотки в духе учения кришнаитов, манифестов хиппи или даже хитов Джона Леннона. Tак, по убеждению упомянутого уже главнокомандующего, «переворот сблизит людей и поможет им полюбить друг друга — как это было раньше». Впрочем, и великий битл, и Бхактиведанта Свами, не говоря уже о самом Будде, последователем которого считает себя генерал, очень бы удивились, узнав, что пули, гранаты, и снаряды способны научить человечество любить ближнего своего. Вряд ли Таиланд станет здесь исключением. С 1932 г. это королевство пережило 19 военных переворотов (включая нынешний), 12 из которых оказались успешными. Увы, ни один из них не научил тайцев «любить друг друга» столь безоговорочно, сколь хотелось бы. Только четыре года назад я лично наблдал, как стреляли друг в друга солдаты и антиправительственно настроенные «краснорубашечники» (см. мое видео об этом здесь). Тогда, в апреле — мае 2010 г. погибло около 90 человек. Возможно, солдаты оказались плохими учителями гуманизма, но, как бы то ни было, наивные рассуждения генерала больше достойны героя мыльной оперы, чем главнокомандующего ВС. Допускаю, что причина наивности — в плохой памяти нынешнего главы хунты, который позабыл, что только четыре года назад он приказывал стрелять в оппозиционеров и посылал на них БТРы.

В свои юбилейные 60 лет генерал Прают страдает не только девичьей памятью, но и подростковой непоследовательностью: 20 мая, обращаясь к нации, он с благочестивостью Тартюфа молитвенно складывал ладони на груди, уверял, что введение военного положения совершенно не означает переворота, и призывал граждан продолжать «жить своей обычной жизнью». Но уже через два дня он же объявил о введении комендантского часа, при котором «жить обычной жизнью» совершенно невозможно, хотя бы потому, что после 22:00 запрещено выходить на улицу.

Из репортажей на большинстве российских новостных сайтов трудно понять, почему произошел переворот и кто на чьей стороне. Например, здесь сказано, что действия военных стали «ответом на непрекращающиеся почти семь месяцев уличные демонстрации оппозиции». Значит, хунта против оппозиции? Но тогда почему она разогнала законное правительство и задержала свергнутого премьера Инглак Чиннават? Тогда, может, хунта играет нейтральную роль и честно пытается развести увлекшихся соперников по углам ринга? Но в том-то и дело, что ВС столь же нейтральны, сколь северокорейский рефери, судящий в Пхеньяне поединок своего соотечественника с американским боксером. Как уже говорилось, в 2010 г. генерал Прают командовал расправой с оппозицией, которая год спустя пришла к власти в парламенте. ВС Таиланда не случайно называются «королевскими» и всегда были на стороне элитных кланов, приближенных к Дворцу. «Главным летчиком» и «главным моряком» страны вот уже лет 20 остается наследный принц Ватчиралонгкон, адмирал Королевского флота и маршал Королевской авиации. Свергнутое правительство яростно обвиняют в антимонархических настроениях, а хунта не скрывает своих симпатий к оппозиции — так о каком же нейтралитете военных может идти речь? Ожидать, что хунта сохранит демократию в государстве и подготовит его к честным выборам, — это все равно, что ожидать от волка обеспечения безопасности в овчарне.

Главными носителями власти в стране является Дворец, примыкающая к нему бангкокская и сопредельная элита, ВС, а также недавно созданный Конституционный Суд. Поскольку они находятся — скрыто или очевидно — в самой сердцевине системы управления, а Бангкок расположен в центральном регионе Таиланда, условно назовем эти силы «Центральянс» («Центральный альянс»). Им вот уже почти 15 противостоит популистское политическое движение, имеющие особо сильную поддержку на Севере и Северо-востоке Таиланда (назовем их еще более условно — «Северная Фронда»). Движение это было начато харизматичным олигархом по имени Таксин Чиннават, бывшим премьер-министром в 2001-06 гг. и низложенным в результате предпоследнего военного переворота. Продолжено оно было членами его клана, притом что сам Таксин все эти годы финансирует и неформально руководит им, находясь заграницей.

Задача Центральянса — сохранить собственную власть и богатство, консервативную монархическую традицию и исключить широкие народные массы из системы выборов, драматически изменив электоральные законы. Задача Северной Фронды — повысить благосостояние бедных за счет богатых и свести к минимуму консервативное начало управления.

Центральянс периодически приходит к власти при помощи ВС или Конституционного суда и проигрывает все последние выборы. Северная Фронда выигрывает все последние выборы (правда, не всегда легитимными методами), но при этом периодически теряет власть из-за не менее легитимных действий ВС или Конституционного суда.

Обе стороны пускаются на всевозможные малозаконные ухищрения для достижения своих целей, но у Центральянса — больше рычагов воздействия.

Обе стороны весьма коррумпированы, но каждая считает, что ее коррумпированность лучше, чем коррумпированность другой.

Нынешний переворот есть следствие 15-летнего противостояния этих двух сил и преследует своей целью в очередной раз лишить Северную Фронду политической власти. Судя по всему, Центральянс опять преуспеет в этом. На новых выборах, скорее всего, снова победят сторонники Таксина. И все начнется сначала. Впрочем, чтобы этого не допустить, Центральянс и пытается изменить электоральные законы. А пока политическая жизнь страны продолжает свое неэффективное движение тропой тянитолкая, которая никуда не может ее никуда привести. К счастью, в силу национальной ментальности тайские перевороты — наименее агрессивные в мире. Посему они проносятся быстро, как торнадо, а причиненные ими разрушения восстанавливаются довольно легко.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире