20:15 , 04 марта 2013

Приговор помору Мосееву? Нет, гражданская казнь – и не только над ним (Хроники травли-5)

История вопроса

В Архангельске закончился проходивший под видом суда четырехмесячный фарс, на котором поморского активиста Ивана Мосеева обвиняли в экстремизме и возбуждении ненависти по отношению к русскому народу (ст. 282(1) УК РФ).  Ненависть и вражду ФСБ узрела в анонимном комментарии, оставленном на сайте «Эхо Русского Севера»: «Вас миллионы быдла, а нас 2 тысячи людей». Чекисты объяснили, что «быдло» значит «русские». Текст был оставлен с компьютера, имеющего динамический IP: т.е., его автором мог быть кто угодно. В момент, когда комментарий был оставлен, Мосеев спал.

Параллельно ФСБ ведет против него следствие по ст. 275 УК РФ о государственной измене, выразившейся в попытках  дестабилизировать политическую ситуацию в Архангельской области и в дальнейшем присоединить эту область к Норвегии (до 20 лет лишения свободы).

* * *

1 марта 2013 г. судья Октябрьского Районного  Суда г. Архангельска Александра Кочебурова огласила приговор по делу  Ивана Мосеева.   Именно «огласила»: вынесен приговор был весной прошлого года местными чекистами, когда ФСБ передало материалы только что сфабрикованного дела в Следственный Комитет.  Добросовестно имитируя независимость судебного мышления (об имитационной природе «российского правосудия» см. мой пост здесь).Кочебурова даже взяла двухнедельный тайм-аут  на «анализирование» дела и «подготовку решения». Что там было анализировать, осталось загадкой.

И вот приговор зачитан: Мосеев виновен. Своим экстремистским комментарием (тем самым, который он не оставлял) Мосеев возбудил ненависть по отношению к русскому народу и унизил достоинство миллионов представителей этого народа (который в комментарии, который он не оставлял, даже не упомянут) и потому заслуживает наказания штрафом в размере 100000 рублей. Прокуратура просила 125000, но не выпросила: судья дала скидку — возможно, в виде компенсации за то, что зимой отказалась отменить Мосееву подписку о невыезде и не выпускала его из города на срочную операцию на почках, тем самым нанеся серьезнейший вред его здоровью, и без того расшатанному изнуряющей травлей со стороны властей и их подпевал в университетской среде.

Забавно, что многие в Архангельске считают, будто судья проявила гуманизм и что Мосеев должен радоваться приговору. Мол, сто штук – конечно, сумма немалая, но ведь не в деньгах счастья. В конце концов, другие и не на такие бабки попадали.

И действительно, самый справедливый суд в мире вполне мог впаять поморскому активисту «двушечку», максимальное наказание, предусмотренное ст. 282(1), – причем даже и не условно.  Но, во-первых, еще неизвестно, чем кончится травля Мосеева: ведь подозрений в шпионаже в пользу Норвегии и государственной измене (а за это полагается аж до 20 лет тюрьмы) с Мосеева пока никто не снимал, и, более того, вышестоящая судебная инстанция, отказалась это сделать. А во-вторых, для Мосеева 100000 руб. штрафа ничем не отличаются от двух лет (пусть даже условного) тюремного заключения. Для ФСБ было важно объявить лидера поморов экстремистом, отнять у  него возможность заниматься делом своей жизни, уничтожить его как публичную фигуру, и, тем самым, дискредитировать все поморское движение, поставив его на грань исчезновения (зачем – см. здесь).  Всего этого доблестные чекисты добились. Все это им дал обвинительный приговор. Поэтому, на какую именно скидку смилостивилась судья Кочебурова, становится уже совершенно неважно.

Что теперь? Теперь собиратель поморского фольклора, исследователь «поморской говóри», хранитель вымирающей поморской культуры, защитник прав поморов, просветитель, врач,  директор центра «Поморский институт коренных и малочисленных народов Севера» при Северном Федеральном Университета им. М. В. Ломоносова Иван Мосеев официально превращен в «экстремиста». Это пока еще не так преступно, как быть врагом народа или террористом, но этого уже достаточно, чтобы потерять возможность функционировать в России и стать лицом второго сорта.

В результате заказного вердикта Мосеев: (1) будет уволен из Университета; (2) не сможет устроиться ни на какую иную работу в академических структурах: (3) не сможет являться членом каких-либо НКО; (4) не сможет официально заниматься своей деятельностью по развитию поморского движения; и (5) даже не сможет пользоваться услугами какого-либо банка на территории РФ (собственно, еще задолго до вынесения приговора банки на всякий случай внесли его в черные списки экстремистов и террористов, которым специальный циркуляр Центробанка запрещает осуществлять банковские операции).  

Другими словами, приговор, вынесенный ФСБ и оглашенный судьей Кочебуровой, стал гражданской казнью Мосеева!  Так что умиляться «гуманизму» суда здесь может разве что сумасшедший или садист.

Но главное даже не в этом. Ситуация намного страшнее, чем может показаться.  Мало кто понимает, что 1 марта в Архангельске приговор был вынесен не только Мосееву Ивану Ивановичу, 1965 г. рождения.  Приговор был вынесен ВСЕМУ РОССИЙСКОМУ НАРОДУ.  Вердикт, зачитанный судьей Кочебуровой, означает, что отныне любая строка на форуме, любой комментарий, любой пост, оставленный кем угодно в любом уголке необъятного интернета может привести к уголовному делу по ст. 282. То, что обвиняемый текста не оставлял, теперь уже будет не важно и не будет являться защитой от обвинения. Единственным критерием виновности становится теперь мнение ФСБ, Следственного Комитета или Прокуратуры. Если власть сказала «экстремист», значит, ты экстремист. А экстремист должен быть наказан и поставлен вне общества. Тот же принцип доказательности может прекрасно работать и в вынесении приговора за распространение клеветы в интернете  (ст. 128.1), за государственную измену (ст. 275), за разглашение государственной тайны (ст. 283), за призыв к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280), и за многие другие преступления.

Да, приговор Мосееву был вынесен чекистами задолго до начала суда.  И все-таки списывать со счетов роль судьи Кочебуровой – нельзя.  Как я писал в связи с проходящим ныне делом Навального, с установлением путинизма российский суд превратился из правообеспечительной инстанции в карательную. Сами судьи видят себя неизбежным началом пенитенциарного процесса: за ними следуют охранники СИЗО, потом надзиратели в колониях. Судьи свыклись с мыслью, что если не они вынесут «правильный» приговор, то это сделают другие. 

«Но они ведь тоже люди подневольные» — скажут многие. – «Что же им остается делать? С работы, что ли, уходить?»  Да, именно так: уходить.  Если от врача требуется сымитировать лечение и затем отравить больного, то он не должен быть врачом. Если от судьи требуется выполнение политического заказа, то он (она) не должен быть судьей.  Оправдания «семью кормить надо» и «они все равно своего добьются» здесь неуместны. 

Кочебурова достойно выполнила заказ: игнорировала показания о том, что между МАC-адресом компьютера Mосеева и IP его порта отсутствует связь; забыла о показаниях о том, что IP Mосеева – динамический и что комментарий мог быть оставлен не с его компьютера; отмахнулась от результатов лингвистической экспертизы, проведенной доктором филологических наук профессором Т.А. Сидоровой, в которой та показала, что комментарий не содержит экстремистского призыва и не является унизительным по отношению к русскому этносу. Судья сделала и много «разумного, доброго, вечного», так что оснований для подачи кассационной жалобы, казалось бы, предостаточно.

Но если вы, господа, думаете, что в деле Мосеева, заказанном самой ФСБ, можно просто так взять и подать кассацию, то ваша наивность серьезно превышает допустимый уровень. Для грамотной подготовки кассации требуется приговор и протоколы слушаний.  На подачу кассационной жалобы (а это документ, требующий огромного количества работы) «щедро» выделяется 10 дней, начиная со дня оглашения приговора, т.е., в случае Мосеева – с 1 марта. Но 1 мартa судья Кочебурова ни приговора, ни протоколов Мосееву НЕ ДАЛА. Сказала: «Потом». А 2 и 3 марта судья отдыхала после тяжелой трудовой недели. Так что легким движением руки Кочебуровой десять положенных дней превращаются – в семь дней. А дальше – если карта ляжет, то и во что-нибудь поменьше.

Возможно, когда-нибудь все эти люди – кочебуровы, сыровы, дворянчиковы, кокуновы, неверовы, данилкины – предстанут перед настоящим судом. Каждый из них будет выкручиваться, прикрываться фиговым листком «нюрнбергской защиты» и мямлить: «Я ни в чем не виноват.  Меня так учили». Ответ на этот аргумент давно дал Евгений Шварц в «Драконе»:  «Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?»

Судя по тому, что деется в России, изувеченной нынешним режимом, до этого дня еще очень далеко. А пока Иван Мосеев все-таки попытается подать в урезанные сроки подать кассационную жалобу.  Поскольку шансы на успех жалобы близки к нулю, его дело должно дойти до Европейского Суда по Правам Человека в Страсбурге. Параллельно с делом знакомятся американские сенаторы и конгрессмены на предмет включения фигурантов травли в Список Магнитского. Так что у этой истории будет продолжение.

P.S. Сразу после оглашения приговора Мосееву и «успешного» завершения этого дела, судья Кочебурова была с почестями переведена на повышение в Областной Архангельский Суд.  

Мои предыдущие публикации на эту тему:

Леонид Сторч, Помор Иван Мосеев: имитация правосудия, права и суда (Хроники травли-4) (8 февраля 2013)

Леонид Сторч. Верховный Суд РФ о деле норвежского шпиëна Мосеева: «Шоу должно продолжаться!» (Хроники травли-3) (6 февраля 2013)

Леонид Сторч. Помор Иван Мосеев: презумпция виновности и прочий беспредел (Хроники травли-2) (23 января 2013)

Леонид Сторч. Помор Иван Мосеев: Хроники травли-1 (21 января 2013)

Леонид Сторч. Травля помора Мосеева продолжается (13 ноября 2012)

Леонид Сторч. Дело Мосеева: в Россию возвращается 37-й год? (12 ноября 2012)

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире