Московская система электронного голосования выгодно отличается от каких бы то ни было систем тем, что в ее разработке и тестировании бесконечно участвуют все, кто захочет. С легкой руки Алексея Венедиктова мы принимаем в техническую рабочую группу каждого желающего, без оглядки на их политические взгляды, характер и интересы. Мы долго и упорно отвечаем на одни и те же вопросы – на встречах, в чатах, по телефону и даже публично.

Должен признать, что если бы у меня была возможность, я бы прежде чем включить человека в нашу техническую рабочую группу, проводил бы жесткий экзамен, но мы все подчиняемся принципам, озвученным Алексеем Венедиктовым – мы открыты и принимаем всех.

Один из членов технической рабочей группы, которого позвал Венедиктов, – сотрудник уважаемого МГТУ имени Баумана Виктор Толстогузов – опубликовал отчет о наблюдении за электронным голосованием 11-12 сентября. Для этих целей он решил пользоваться нашим обзервером, хотя учитывая его обширные технические знания мог бы пойти напрямую в блокчейн и выгружать данные напрямую оттуда.

Прежде чем разобрать претензии, которые Виктор высказал в наш адрес, необходимо объяснить, чем обзервер отличается от блокчейна. Обзервер – это внешний интерфейс, который показывает всем, даже тем, кто первый раз слышит слово блокчейн, что процесс идет, что записываются блоки, что голосование не останавливается. Обзервер смотрит в блокчейн и отражает то, что процесс голосования идет. Файлы, которые формируются на сайте обзервера не равны блокчейну, потому что они отражают сайт, а не блокчейн. Если следователь логике Виктора, то можно дойти до того, что Виктор и есть блокчейн. Как? Очень просто. Есть блокчейн записывает зашифрованные голоса, в файлы экселя можно записать зашифрованные голоса, значит, тот кто пишет в файлы, например, Виктор — и есть блокчейн.

На самом деле, наш блокчейн «обвешен» несколькими инструментами наблюдения: статистика на панелях в УИКах, принтеры с «бумажным следом», обзервер, а в этот раз еще одно новшество — прямой доступ в блокчейн. Мимо всех интерфейсов и производных от них — прямой доступ в ноды, которые записывают транзакции. И, да, документация на api опубликована и до членов технической рабочей группы доведена.

Итак, какие претензии выдвигает член рабочей группы Виктор Толстогузов по итогам наблюдения за электронным голосованием:

Претензия №1:
Файлы, которые генерируются каждые 30 минут на сайте observer2020.mos.ru , не подписаны электронной подписью и могут отличаться друг от друга, а это значит, что и в голоса могли вносить изменения.

Объясняю:
Файлы, которые генерируются каждые 30 минут на сайте observer2020.mos.ru, — это данные, выгруженные с этого самого сайта, а не из блокчейна. Мы называем это гордым словом парсинг. Таким образом, эти файлы – таблицы эксель – совершенно не равны и не являются блокчейном. Основной прием Виктора — это софистика. С его точки зрения, в блокчейне — зашифрованные голоса, в файлах— зашифрованные голоса, значит блокчейн равен файлам. Но это не так. Изменения в этих файлах не значат, что что бы то ни было изменилось в блокчейне, потому что в нем изменить ничего нельзя, невозможно изменить голос, невозможно вбросить голос в блокчейн.

Претензия №2
В одном из файлов для одной из записей отсутствует информация, которая есть в предыдущих строчках, а это значит, что с голосом избирателя что-то не так.

Объясняю:
Нет, это не значит, что с голосом избирателя что-то не так. Строки в таблице – это не данные из блокчейна, это автоматически высосанное содержание сайта observer2020.mos.ru . Когда вы копируете текст из документа и вставляете его в другой документ, вы можете случайно не выделить последнее слово. Значит ли это, что в первоначальном документе что-то не так? Не значит. Когда вы открываете чек и случайно отрываете его криво, значит ли это, что банковская транзакция в аппарате прошла неверно? Не значит.

Претензия №3
Из одного из файлов пропали записи, которые были в предыдущих файлах, а это значит, что эти голоса могли подменить.

Объясняю:
Аналогично предыдущей претензии — голоса записываются в блокчейн, а Виктор говорит о строчке в файле эксель. В общем чате технической рабочей группы Виктор написал про этот кейс, ему сразу предоставили адрес в обзервере, адрес голоса в блокчейн, где этот голос физически был сохранен, а файл сам автоматически исправился ровно через полчаса.

Претензия №4
Размер файла резко увеличивается, а это значит, что туда что-то дописывают и меняют результаты.

Объясняю:
Вопрос размера Виктора интересует не первое голосование, в предыдущем это был размер ключа, теперь размер файла. Оценивать количество записей в файле, даже не открывая его, просто по размеру — это как посмотреть на тонкую и толстую книгу и сказать: в этой книге шрифт крупнее. Думаю, Виктор специально не стал перепроверять свои догадки через прямой доступ в блокчейн, потому что там ловить было бы нечего.

В сухом остатке мы имеем следующее — блокчейн, на котором построена вся московская система электронного голосования, функционирует так, что подменить голос и тем более вбросить голос невозможно. Если сравнить результаты электронного и традиционного голосования, то мы увидим, что тренды совершенно одинаковые.

3316397
3316399

Мы приглашаем всех специалистов, кто готов вести профессиональный диалог в техническую рабочую группу — там можно увидеть все.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире