Отбурлила в пространстве – растворилась во времени еще одна сессия ПАСЕ.
Сравнивая свои внутренние ощущения от пятидневного, чуть ли не круглосуточного общения с европейскими коллегами с внешней картинкой, транслируемой из Страсбурга российскими СМИ, во-первых, и с вполне предсказуемой вяло-раздраженной реакцией официальной Москвы, во-вторых, в очередной раз испытываю разочарование тем, как поверхностно и неправильно в России воспринимают Совет Европы.

Начиная от журналистов, которые (без упреков) затем в Страсбург и едут, чтобы разбирать по косточкам конфликты и скандалы.
Но ими не заканчивая – не в журналистах проблема, конечно.

Гораздо серьезнее то, что и власти российские в лице всевозможных министерств и ведомств большей частью отмахиваются от советоевропейских мнений и рекомендаций как от назойливой мухи.
Членство России в Совете Европы у нас, по моим наблюдениям, воспринимается как пресловутый чемодан без ручки – «раз уж вступили, надо держаться», но и не более того, всего лишь как досадная неприятность.

На нынешней сессии и в самом деле было, как всегда, достаточно неприятных для России сюжетов.
В очередной раз прицепили «вагончик» про российскую оккупацию к не имеющему прямого отношения к данной теме тексту мониторингового доклада по Грузии (напомнило мне ситуацию с польской табличкой на месте смоленской трагедии апреля прошлого года – вроде бы о погибших, но заодно и про «геноцид в Катыни»).
Замолчали проблему неправовых арестов российских граждан в Грузии – а чем она отличается от не менее неправовых преследований грузин у нас, возмутивших несколько лет назад Ассамблею? Позвали разбираться в минских беспорядках прошлого декабря только белорусских оппозиционеров, сами себе запретив контакты с официальными властями – «а чего с ними говорить?», но претендуя на истину в последней инстанции…
Это навскидку.

Но все это было не более чем эпизодами в работе сессии – одними из многих, в чем-то действительно досадными, но не самыми главными.
Вот еще навскидку несколько докладов из повестки дня, которые в России, как всегда, не заметили читатели газет с Интернетом и, как обычно, могут не заметить правительственные эксперты:
«Чрезмерная задолженность государств: угроза для демократии и прав человека»;
«Религиозное измерение межкультурного диалога»;
«Борьба с бедностью»;
«Воспитательная работа по борьбе с насилием в школе»;
«Усиление механизмов предотвращения пыток в Европе»;
«Женщины в сельских районах Европы», и др, и др.

Все это тоже события минувшей недели в Страсбурге и все это по идее интересные, актуальные для России темы.
Какие-то для узких специалистов, но многие – для властей, да и для гражданского общества в целом (поэтому и даю соответствующие ссылки – в надежде, что вдруг дойдет до конечного потребителя и пригодится уже не в митинговом, а в рабочем режиме).

Совет Европы – полезная, но во многом странная организация.
Из ежегодного бюджета в 260 млн. евро только 40 идет на реализацию программ для стран-участниц, остальное – на содержание себя, любимых. Это не только бюрократия, а и тот же Европейский суд по правам человека, с которым проблемы далеко не только у российского государства, и Венецианская комиссия за демократию через право, которую мы по непонятным для меня причинам пока игнорируем, и многое другое.

Но и бюрократия тоже – контракты у большинства страсбургских секретариатских пожизненные, что там наш Трудовой кодекс!
Уволить – ротировать никого невозможно, так что у России после вступления в Совет Европы своих представителей внутрь организации ввести толком так и не получилось. Отсюда и невладение многими внутренними механизмами и возможностями.

И все же главное в этой организации, разумеется – не секретариатские должности.
Главное – интеллектуальный продукт, ноу хау по демократическому обустройству общества, накопленный в Совете Европы в течение нескольких десятилетий апробации оптимальных решений и не имеющий аналогов в современном мире. Дело не в том, чтобы втиснуть всех в единый шаблон, но в том, чтобы гражданин в любой стране, претендующей на статус демократической, мог иметь определённый набор современных жизненных и политических стандартов, некий «демминимум». Обеспечьте его, а дальше оригинальничайте как хотите: можете сохранять монархию, как в Великобритании, или проводить референдум в каждой деревне, как в Швейцарии – ваше национальное право. Но всё общеполезное, универсальное и проверенное собирается в копилку Совета Европы, чтобы служить всем.

Путь, которым с таким трудом шло большинство европейских стран Запада, пока мы у себя пытались построить коммунизм в отдельно и без спросу взятой части земного шара, самоценен и безальтернативен: либо реальное разделение властей, соответствие дел словам и ценности как норма повседневной (а не только по праздникам) жизни, либо опять будет как всегда, а значит – ничего не получится.
А далее этот опыт распадается на многие совершенно разные составляющие – борьба с коррупцией, защита свидетелей, доступная среда для инвалидов или, скажем, допустимые параметры видеонаблюдения в общественных местах. Мелочей нет, всему свое внимание, лучшие практики моментально становятся общим достоянием.

Усилия делегации по возвращении с очередной сессии заинтересовать лучшими европейскими практиками соответствующие инстанции в России, как правило, уходят в свисток.
Какой-то КПД есть, но не намного выше паровозного – «сами с усами». Почему это происходит? Сколько еще нам предстоит пытаться пройти вперед своим, особым путем, раз за разом начиная этот путь сначала и делая вид, что мы мудрее других, но скрывая за этим всего лишь свое нежелание быть такими же?

В этом году членству России в Совете Европы стукнуло 15 лет.
Ровно половину этого срока мне довелось работать в ПАСЕ. Ассамблея на фоне других институтов Совета Европы орган весьма безответственный, часто не выше уровня встреч пикейных жилетов. Поэтому, увы (но не зря, ибо гораздо хуже, когда о тебе судят заочно), большей частью это были годы столкновений позиций и жестких споров. С моей стороны – иногда абсолютно искренне, иногда не совсем (должность руководителя делегации обязывает, личная позиция уместна только до определенных пределов). В общем и целом это не противоречит тому, что писал выше – субъективных предвзятостей и политических корыстей по отношению к России, диктуемых в основном далекими от ценностей интересами, в ПАСЕ тоже хватает, это не институт благородных девиц.

И все же порой становится завидно коллегам из других, соседних стран, установка для которых по приезде в Страсбург, транслируемая из соответствующих столиц – «а как сделать еще лучше?» и «чем мы хуже других европейцев?».

Простые вроде бы вопросы.
Но никак не получается задать их самим себе, дома, в России.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире