На фоне (в хронологической последовательности) погромов на Манежной, исхода дискуссий по Химкинскому лесу и вчерашнего общения Путина с российским обществом даже как-то неудобно писать о чем бы то ни было еще. Но так как не причастен к этим важным событиям ни с какой стороны, буду с упорством, достойным лучшего применения, опять о своем, в чем компетентен непосредственно. Замечу, однако, что на Манежной и у Европейского милиция впервые за долгое время работала четко и эффективно, что решение правительства по трассе, нравится оно или нет, было принято по результатам действительно широкой и реально публичной дискуссии и что более чем четырехчасовой прямой разговор премьер-министра с народом — явление в мировой практике уникальное, опять же вне зависимости от качества вопросов и содержания ответов. И все, что сказано в последнем предложении — явления в нашей жизни со знаком «плюс», а не"минус".

А применительно к моей профессиональной деятельности на этой неделе получили развитие многие события, о которых писал в предыдущих постах.

Во-первых, сенат США включил-таки в повестку дня сессии «хромой утки» ратификацию СНВ-3. Отчаянное сопротивление республиканцев вынудило Обаму пойти на попятную по ряду принципиальных для него вопросов — от дополнительного финансирования ядерного комплекса до отказа от реформы системы налогообложения. Решения для супердефицитного американского бюджета, мягко скажем, прискорбные. Тем важнее было убедиться в том, что Обама в своих перезагрузочных усилиях не лукавит и готов идти до конца. Мы (я про Думу) ждем, в какой редакции сенат проголосует ратификационный пакет — дьявол в деталях. Договорились с американскими переговорщиками, что после ожидаемого на днях решения они приедут в Москву интерпретировать сенатские интерпретации. Послушаем — в любом случае не помешает, а возможно и поможет в точном определении последующих шагов российского парламента.

Во-вторых, вчера Европарламент, прислушавшись, в том числе, к нашим аргументам, отредактировал известную одиозную поправку по «списку Магнитского». Окончательная редакция соответствующего текста по-прежнему на грани давления на следствие и столь же нелицеприятна для российских правоохранительных органов, но она видоизменена и хотя бы не выходит за рамки правового поля. С кем бы из евродепутатов я не беседовал в последние дни, каждый из них — без исключения — с изумлением вчитывался в первоначальную формулировку с шестью десятками анонимных «злоумышленников» (многие из которых,очевидно, могут иметь отношение к «делу» Магнитского, но никак не к его смерти в СИЗО), признавая, что ТАК нельзя, что это — лоббирование интересов одной из сторон в следствии, а также нарушение принципа разделения властей и многих других первооснов правового общества. Отрадно, что здравый смысл возобладал хотя бы в минимальном объеме. Наша дальнейшая реакция будет определена после юридического анализа текста. А призыв разобраться во всем этом деле до конца и не взирая на личности — по сути правильный и, еще раз, прежде всего в собственных российских интересах, о чем говорил неоднократно.

В-третьих, российскую псевдо-шпионку Затуливетер британские власти освободили под залог, судя по всему — за недоказанностью обвинений. Их абсурдность и голословность, кстати, признается всеми без исключения коллегами Майка Хэнкока в ПАСЕ, с которыми на этой неделе имел возможность переговорить в ходе очередного заседания руководящих органов Ассамблеи.

В-четвёртых, в ПАСЕ впервые подготовлен на редкость честный доклад по Косово (изъятие человеческих органов, торговля людьми, наркотрафик и прочее). Боюсь показаться нескромным, но справедливости ради — официально инициатива его разработки принадлежит именно российской делегации. Два года назад предвестником Викиликс выступила прокурор Трибунала по бывшей Югославии Карла дель Понте, разоблачившая некоторые детали следствия. Разоблачения, как это часто бывает, если речь не идет о России, наши европейские партнеры предпочли не заметить — на их фоне признание независимости государства, где у власти криминалитет, да еще и под нобелевские фанфары выглядит, мягко скажем, не здОрово. Хорошо хоть в ПАСЕ не всегда готовы принять на веру интересы Realpolitik. Окончательное обсуждение — на сессии Ассамблеи в конце января. Будет интересно.

Я же пишу эти строки недалеко от Косово, по дороге (весьма заснеженной) из Македонии в Албанию, где в развитие договоренностей на высшем уровне работает делегация Комитета по международным делам Госдумы. Обе страны в равной степени не избалованы российским вниманием, в отличие, скажем, от американского. Россию на Балканах, увы, вспоминают большей частью в историческом контексте, хотя и самыми добрыми словами. Потенциал для восстановления искренней дружбы огромный, но активности с нашей стороны явно не достаточно — вспоминаем о балканских государствах, только когда надо протянуть газопровод или проголосовать в ООН. Парламентской дипломатии тут явно не хватит.

Это очень важная проблема для нашей внешней политики — мы не всегда готовы работать вдолгую, со стратегическим прицелом, ограничиваясь ревностью к геополитическим соперникам из-за их большей активности и эффективности. Малые страны, научившиеся складываться в союзы, требуют к себе не меньшего внимания, чем сверхдержавы. Во всяком случае, от держав, претендующих не только на статус региональных.

В Скопье и Тиране договорились о совместном парламентском контроле над рядом текущих проектов, прежде всего в экономической и культурной сферах. Примечательно, что и македонцы, и албанцы этим летом уже отменили в одностороннем порядке визы для российских туристов, а мы, занятые соответствующими (важными!) переговорами с Евросоюзом, так и не собрались отреагировать.

Из таких сюжетов и складываются в конечном итоге двусторонние отношения и многосторонние проекты — от маршрутов трубопроводов до голосований в ООН.
Чему не счесть доказательств, не всегда относящихся к активам российской внешней политики.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире