Собственно говоря, этот пост я мог бы ограничить воспроизведением заявления, принятого сегодня Госдумой по Катыни. Не потому что докладывал данный вопрос от имени трех комитетов, а потому что набивал текст заявления на тех же клавишах теми же пальцами, которыми стучу по клавишам сейчас. И еще потому, что я считаю это заявление одним из важнейших событий нашей политической жизни последнего времени.

А за три дня до этого та же Госдума приняла заявление по Нюрнбергу, в соавторстве которого также признаюсь и отклики на который (в том числе язвительные) появились и на сайте Эха.

Тогда мы говорили о победе СССР в войне, сейчас — о преступлениях этой страны перед своим и польским народами примерно в те же годы.

Непосвященному либо предвзятому наблюдателю эти два заявления могут показаться признаком раздвоения сознания, двоемыслием либо двурушничеством. Не соглашусь.

Считаю одинаково неправыми тех, кто в силу преступлений сталинского режима готов огульно отрицать достижения из нашего советского прошлого, и тех, кто эти достижения использует для огульного оправдания сталинских репрессий.

Победа советского народа в войне — несомненно была, что и зафиксировал Нюрнберг от имени всех держав-победительниц. Кстати, любопытная история приключилась на днях в Литве — там один высокопоставленный чиновник МВД публично поставил под сомнение Нюрнберг и даже Холокост, за что и нарвался на коллективный демарш семи послов западных стран (почему не России, кстати?). Надеюсь, что уволят с треском.

Преступления сталинизма — тоже несомненно были, хотя сегодня в Думе коммунисты договорились до их тотального отрицания. Убежден — позиция Госдумы по Катыни (равно как и по Нюрнбергу) важна не только и не столько для российско-польских отношений. Она прежде всего важна для нас самих. Десталинизация нашего общества еще не завершена, и соответствующая работа может стать одной из объединительных повесток дня для всех здоровых политических сил России.

Другой сюжет из моей депутатской жизни — вчерашняя дискуссия на Комитете по международным делам по «списку 60-и», проголосованному нашими коллегами в соответствующем комитете Европарламента и связанному с делом Магнитского. Мы не обсуждали непосредственно это дело — на то есть следователи и другие, профильные комитеты Госдумы, и они работают. Пишу об этом совершенно ответственно (не буду скрывать — мне, как и многим здесь, тоже не нравится, что работают медленно и в закрытом режиме, но давить на следствие не имею права и не собираюсь).

Так вот — обсуждение было бурным и весьма единодушным. То, что сделали евродепутаты (призыв закрыть въезд в ЕС шестидесяти российским должностным лицам и арестовать их счета) — при всех благих побуждениях не выдерживает критики хотя бы по той причине, что списка-то как такового в резолюции наших коллег нет. Есть просто цифра 60, и все. Тем более нет никакого обоснования, кто и почему в этом «списке» (быть может, это обоснование есть у его реальных авторов, которые мне неизвестны — впрочем, догадаться легко).

Интересно, сколько депутатов Европарламента смогут бы назвать хотя бы 2-3 фамилии? И тем более внятно объяснить, почему они в «списке»? А ведь речь идет опять же о презумпции невиновности, о верховенстве закона и о правах человека, о чем нам так любят напоминать европейские коллеги. Или не для всех?

Допускаю, что в отношении Магнитского допущено бесправие — утверждать наверняка сейчас не может никто. Так это или не так, мы рано или поздно обязательно узнаем (вопрос на личном контроле Президента).

Мой вопрос — допустимо ли с бесправием (еще не доказанным) бороться неправовыми средствами? Например, нарушать права людей (свобода передвижения, банковские счета) «по наводке» и по разнарядке, без разбирательства по существу? По спискам как раз расстреливали в Катыни. Списком же и было проголосовано в Европарламенте. Еще одна «тройка»? Или всего лишь еще одна машина для голосования? Так или иначе, в данном случае, предмет дискуссии – не тема Магнитского, а действия Европарламента – и это надо чётко разграничивать.

За несколько дней до того брожение умов в российских политических элитах наблюдалось по поводу судьбы другого российского гражданина — Виктора Бута, выдворенного таки из Таиланда в США. С самого начала этой темной истории настаивал на том, что защита прав гражданина РФ, с одной стороны, и его заведомое выгораживание по признаку «наш гражданин», с другой — две совершенно разные категории, и автоматически проскакивать эту тонкую грань недопустимо. Рад, что в конечном счете нашел в этом поддержку коллег.

Но так же недопустимо заведомо оправдывать очевидные преступления (Катынь) из-за очевидных же заслуг (Нюрнберг). Или заведомо оправдывать такого же гражданина РФ только по признаку «работал на американскую компанию». Равно как и вносить в «расстрельные списки» других граждан РФ только по признаку их причастности к следствию…

Буду поддерживать в этом нашу официальную позицию. Не потому, что мне нравится происходящее. А потому что это такие же основополагающие начала правового государства, как и все то, о чем совершенно справедливо пекутся российские правозащитники и мои коллеги в Европарламенте.

Без изъятий и без исключений.
























Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире