После последнего поста – чехарда событий.

Не успели разобраться с весьма критичной, но в основных чертах справедливой резолюцией ПАСЕ по Северному Кавказу – как пришлось разбираться с появлением в здании ПАСЕ Ахмеда Закаева.
Вряд ли понимает сам (хотя наверняка тоже считает себя патриотом своего народа), но появился он очень не вовремя и некстати – это признали практически все наши партнеры в Ассамблее. Ведь мы имели возможность продолжать начатый разговор по действительно непростой ситуации, а сбились на обсуждение данного эпизода.

Как появился – знаю досконально.
Детали оставлю разоблачать официальным лицам в ПАСЕ (а все, что мы узнали – им доподлинно известно) – это их обязанность.

Обязанность не столько перед Россией и Интерполом, сколько перед заявленными ими же принципами верховенства закона, которые совершенно точно не предполагают проникновения в здание международной организации персонажей, находящихся в розыске, под чужой фамилией и с чужими документами.
Чем бы это ни обосновывалось. Что и сказал тем, кто причастен, и кого знаю лично.

Там же, в кулуарах ПАСЕ, попытались в рабочем режиме завершить потерявшее разумные пределы обсуждение так называемой войны между Россией и Грузией.

В последнем предложении ключевые слова – «разумные» и «так называемой».
Войны не было, был исход многолетнего противостояния всех со всеми, в результате которого народы Абхазии и Южной Осетии оказались жертвами, народы Грузии и России – заложниками.

Бесконечно обсуждать то, что произошло, неразумно, пока не будет представляться разумных альтернатив происшедшему.
Крики «отзовите признание» и «выведите войска» – столь же неразумны, будет новая война. Война и разум несовместимы. Привет грузинскому президенту.

Так вот.
Голосование по закрытию «грузино-российского» досье в профильной комиссии ПАСЕ закончилось вничью: 16 голосов «за» и 16 «против». Нового докладчика так и не назначили, доклад де факто все равно заморожен.

Ничья – это никому.
Оно сейчас по совокупности и к лучшему – реально хочется с грузинами добрососедствовать, а не воевать – и в Ассамблее, и наяву.

Из Страсбурга улетел в Вашингтон.

Участвовал в «парламентской части» визита нашего Президента в США.
Эта часть была одним из трех «китов» пребывания российской делегации в столице – наряду с переговорами с Обамой и встречей с бизнесменами.

Американский конгресс готовится к выборам 3 ноября – переизбирается вся Палата представителей и треть Сената.
Этой задаче сейчас подчинено все, включая международные контакты. Поэтому, наверное, американские законодатели решительно отказались встречаться с нашим Президентом совместно – в палатах были две раздельные встречи с одинаковым наполнением.

Атмосфера была в целом доброжелательной.
Перезагрузка отношений дает ощутимые результаты – это признавали даже республиканцы. Диалогу способствовало и то, что наш президент воспринимал английскую речь напрямую, без перевода.

Вопросы ставились на обеих встречах по очереди всеми присутствующими, но одни и те же, что под конец смотрелось уже несколько комично.

Первый и главный – Иран и история с поставками противоракет «С-300».
Президент подтвердил, что соответствующий контракт заморожен.

На втором месте – ратификация ДСНВ и разоруженческие перспективы на будущее.
Председатель сенатского комитета по международным делам Керри пообещал пропустить договор через комитет до конца июля. Окончательная ратификация – скорее всего в режиме так называемой «сессии хромой утки», то есть уже после ноябрьских выборов, но еще старым составом.

Затем – традиционный набор тем из сферы экономики – вступление России в ВТО, инвестиционный климат, поправка Джексона-Веника.
Обычно конфликтный сенатор МакКейн задал вопрос про Грузию, сенатор Либерман – про библиотеку Шнеерсона (сборник древнееврейских книг и рукописей, собранных любавичскими хасидами).
Не хотел бы преувеличивать и приукрашивать, но у меня сложилось впечатление, что развернутые ответы Президента собеседников в целом удовлетворили.

Любопытная деталь – во время встречи в Палате представителей в пленарном зале началось обсуждение нового санкционного закона в отношении Ирана.
Извиняясь, конгрессмены один за другим выскакивали из-за стола и бежали голосовать. Внешне выглядело не совсем вежливо, но правила не дано нарушать никому. Хороший пример для Госдумы.

И еще одно знаковое пришествие «перезагрузки» – в рамках встречи с Президентом мой визави – председатель Комитета по международным делам Палаты представителей Ховард Берман передал мне подборку внутренних (как у нас говорят – для служебного пользования) документов, связанных с тем же «иранским» законопроектом (он его автор) – разъяснения для коллег по сути текста, что говорить «на прессу» и какие прогнозируются последствия.

Было неожиданно и приятно.
Неужели начинаем реально сотрудничать?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире