В субботу в Кремле Президент по традиции вручил госпремии отличившимся россиянам и провел традиционный прием на Ивановской площади.

Вокруг 12 июня неизменно возникает спор – а что празднуем?
Если независимость – то от кого? От Украины и Грузии?

Согласно опросу «Левада-Центра», большинством населения День России воспринимается лишь как дополнительный выходной, как, собственно, и другие государственное даты – 1 мая и 4 ноября.

Часто слышу, что у России уже есть главный праздник – 9 мая.
Согласен, но вижу принципиальную разницу. День Победы – это наше великое наследство от страны-предшественницы, которое даже сегодня, через 65 лет, приходится отстаивать. А 12 июня – призвано стать праздником современной России.

Путин назвал развал СССР крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века.
Здесь нет противоречия. Нет повода для празднования в том, что от нас ушли те народы и территории, на приближение и вовлечение в орбиту российской государственности которых было потрачено столько усилий наших предков. В чем-то этот уход был логичным, вспоминая, к примеру, историю того, как в состав СССР входили прибалтийские республики. В чем-то – нелогичным и несправедливым, учитывая то, как некоторые народы, присоединившиеся к России в поисках защиты, теперь открывают в столицах (Киев, Тбилиси) музеи оккупации.

Так или иначе, «братство народов», действительно несущее в себе огромный созидательный потенциал (пример объединенной Европы говорит сам за себя), в нашем случае оказалось во многом фикцией, державшейся на (само)обмане.
Сейчас приходится начинать, по сути, сначала: не силой, а примером убеждать, что мы можем быть братьями. С Украиной получается лучше, чем с Грузией. Значит, дело не только и не столько в России.

В любом случае, День России дает, как минимум, возможность осознать, что мы имеем шанс – впервые за многие десятилетия – построить в своей стране дееспособную экономику, опирающуюся на уважение к человеку и привлекающую к себе естественные симпатии.
Россия, безусловно, пока далека от этой цели. Но и прошло, особенно с учетом «родовых травм», не так уж много времени.

20 лет – по общепринятой статистике считается поколением.
Те, кто родился в ту эпоху (моя дочь – в 1989-м, сын – в 1991-м), сегодня – взрослые люди, первое взрослое постсоветское поколение.

Своим детям я говорю – наша страна будет только такой, какой мы ее творим каждый день и час.
Если вы сквернословите на публике, если выкинули окурок в окно автомобиля или обогнали пробку по обочине – вы внесли свой вклад в образ собственной страны. Если промолчали в присутствии тех, кто ведет себя так – не намного лучше.

Иногда Россию в зарубежных СМИ описывают предвзято и утрированно.
Но это не значит, что любая критика несправедлива. Прекрасно, что россияне теперь могут ездить в любую страну мира и сравнивать увиденное за рубежом с тем, как обстоят дела у нас.
Конечно, прошло то время, когда наши люди фотографировались на фоне витрин мясных лавок. Но теперь мы можем привозить из-за рубежа не джинсы и магнитофоны, а опыт, практический опыт функционирования эффективного государства и демократии. Здесь сравнение не в нашу пользу, но, в отличие от СССР, есть сама возможность сравнения.

Отсюда не менее существенный вывод.
Точно так же, как поведение граждан, важна репутация государства, то, что делают (или не делают) официальные власти. Это такой же «товар», такой же фактор конкурентной борьбы и развития, как и экономические либо научно-технические достижения. Поэтому так важно делать все возможное, чтобы на ранних подступах снимать претензии и обвинения в дефицитах демократии или коррупции государственных механизмов. И чем дольше мы будем, например, ожидать ясности в деле об «афере 5.4», тем сложнее будет потом властям доказывать общественному мнению свою непричастность, даже если они причастны не были.
То же самое – в отношении отсутствующих на голосованиях в Думе депутатов, «мигалок» с особыми гражданскими правами и многого, многого другого.

И еще одна мысль вокруг двадцатилетнего юбилея 12 июня.
Примерно тогда в нашем обществе произошел роковой, на мой взгляд, раскол на две антагонистические позиции – демократов и патриотов. Нелепо, если вдуматься в логику этого антагонизма: ты можешь быть ИЛИ демократом, ИЛИ патриотом. По-моему, такого нигде нет.

«Патриоты» клеймят демократию и вожделеют «крепкой руки» Сталина (я считаю позором, что у нас на голосовании «Имя России» долгое время лидировал именно он).
«Демократы» порой злорадствуют проблемам собственной страны, агитируют другие страны против нее, призывают не верить властям, как это было недавно в случае расследования катастрофы польского самолета (типично большевистская тактика поражения своей страны в «империалистической войне»: чем хуже, тем лучше).

Глубоко убежден: не должно быть демократов – непатриотов и патриотов – недемократов.
Тогда острота многих внутренних конфликтов, во многом – искусственная, будет находить свои решения. Но это вопрос политической культуры, которая возникает не сразу и не под конкретную дату, даже праздничную.

А праздники государственного масштаба (особенно такие, как национальный день) становятся действительно всенародными при соблюдении трех условий – когда они вызывают естественную гордость за страну, когда они объединяют поколения и когда они объединяют политических оппонентов.
И для первого, и для второго, и для третьего тоже нужно время.

Но главный из этих факторов – безусловно, первый.
Мы продолжаем обоснованно гордиться Победой и Гагариным в космосе. Этого уже мало. К сожалению, поводов для гордости за мировые достижения современной России – в экономике и демократии, в науке и технике, в культуре и спорте – гораздо меньше, чем хотелось бы.

Вспоминаю рассказ тогда еще советского специалиста, который, впервые попав в Индию в 80-е, с удивлением обнаружил, как много местные власти делали для стимулирования развития компьютерных технологий.
«У вас нищие по дорогам валяются, а вы – про какие-то компьютеры», — с удивлением спросил он собеседника. «Для того, чтобы страна развивалась, ей обязательно надо чем-нибудь гордиться,» — последовал убежденный ответ.

Тот же «Левада-Центр» показывает, что за последние 10 лет доля россиян, недовольных своей страной, сократилась с 57 процентов до 19.
Лучше, чем было.
Все равно недостаточно.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире