Который раз, приступая к написанию поста, клянусь себе сосредоточиться на какой-то одной теме, дабы сделать дискуссию последовательной и внятной – и не получается.
И вот опять – в одной точке времени и пространства парадоксально сошлись два совершенно разных дела: Кононова и Магнитского.
Да и люди совершенно разные. Если что-то их и объединяло, так это, во-первых, российское гражданство и, во-вторых, мощный общественный резонанс, грозящий перерасти в большую международную политику. Думал даже объединить в один пост. Но почувствовал, что неправильно. Хотя и откладывать нет смысла.
Поэтому на этот раз – два поста в один день.


Впервые об этом деле широко заговорили в ноябре прошлого года, когда некий гражданин России Сергей Магнитский скончался в камере предварительного заключения.
Как и многие другие, я воспринимал эту тему поначалу исключительно через призму дискуссий об условиях содержания в российских тюрьмах.

Но 26 апреля история приобрела неожиданный поворот: американский сенатор Бенджамин Кардин обратился с открытым письмом к госсекретарю Хиллари Клинтон с требованием закрыть въезд в США для 60 российских официальных представителей, причастных к данному делу. Причем, не из-за гибели заключенного в СИЗО, а в связи с причастностью всех поименованных в списке к масштабной коррупции.

В представлении американцев (а затем эту версию подхватили некоторые российские СМИ – см. «Новую газету»), дело выглядит примерно так: юрист солидной американской компании «Эрмитаж Кэпитал» Магнитский разоблачил крупную коррупционную комбинацию с участием высокопоставленных чиновников (5.4 млрд. рублей или 230 млн. долларов), за это его бросили в тюрьму, где пытали и не давали лечиться, а когда он отказался сотрудничать со следствием, довели до гибели.
Иными словами, «бандитская Россия прикончила честного человека, бросившего вызов системе».

Поскольку после слушаний в профильной комиссии американского сената по заявлению Кардина дело приобрело международный размах, я тоже счел необходимым вникнуть в детали.
Как говорится, использовал служебное положение и ознакомился с первоисточниками. Прочел, обратите внимание, а не выслушал. И вот что у меня пока получается.

«Досье» Магнитского действительно состоит из трех историй – его ареста, его гибели и украденных из бюджета 5.4 млрд. рублей.
Но именно в этой последовательности, а не наоборот, как у американцев.

Начну со второго – обстоятельства гибели Магнитского в СИЗО требуют самого тщательного расследования и наказания виновных.
Условия содержания в наших следственных изоляторах по-прежнему далеко не соответствуют нормальным человеческим нормам, и за каждую смерть, равно как и за любые нарушения законности по отношению к подследственным, должна наступать ответственность. Правда, не огульная – выяснилось, например, что сам Магнитский в своих многочисленных (более 150) обращениях следователям жаловался на что угодно, но ни разу – на болезни и неполучение медпомощи. Его смерть была, судя по имеющейся у меня информации, внезапной, хотя и это нужно перепроверять.
Но Трифонова на днях, к примеру, скончалась в схожих обстоятельствах действительно от многочисленных зарегистрированых болезней, так что там вина тюремщиков и следователей, не обеспечивших необходимую медпомощь, по определению выглядит как совершенно иная.

Теперь собственно о деле Магнитского и причинах его ареста.
Начнем с того, что он не был юристом (не было у него юридического образования, вся карьера – бухгалтерские и аудиторские должности, включая работу на «Эрмитаж Кэпитал»). Во-вторых, «Эрмитаж Кэпитал» в лице его владельца, гражданина Великобритании Уильяма Браудера, НИЧЕГО не вкладывал в российскую экономику, а играл на рынке ценных бумаг, покупая подешевле и продавая подороже. Деятельность сама по себе абсолютно законная, только не хочется больше слушать байки про «американского предпринимателя, который пытался облагодетельствовать Россию».

Для покупки акций «Газпрома», например, было создано два подставных российских юрлица (иностранцам не продают).
После перепродажи прибыль составила несколько сотен (!) процентов. Но и это, кстати, не криминал, хотя и на уровне циркового искусства. Заработанные деньги при этом в конечном счете были выведены из России, а не вложены в нее.

Но дальше – самое интересное.
Магнитский придумал схему резкого сокращения налога на прибыль. Оба упомянутых юрлица были зарегистрированы в Калмыкии и состояли (каждое) из трех работников – один директор «от иностранцев» и два (внимание!) инвалида из Калмыкии. Почему инвалиды – да потому что если количество инвалидов на предприятии более 50%, то и налог на прибыль в федеральный бюджет по нашим законам скашивается наполовину, а в региональный и местный – вообще обнуляется. Закон, правда, про предприятия, создающие рабочие места для инвалидов и реально использующие их труд. А в компании Браудера (так и хочется вспомнить Остапа Бендера) наши сограждане из Калмыкии хоть и числились финансовыми аналитиками (по совместительству), но работали у себя дома – штукатурами и каменщиками.

По делу Магнитского было установлено несколько эпизодов использования этой схемы, что позволило «Эрмитаж Кэпитал» и подведомственным структурам недоплатить в российский бюджет налогов более чем на полмиллиарда рублей.

И наконец, третье – из бюджета в дальнейшем действительно пытались увести 5.4 млрд. рублей как сумму неправильно начисленного налога на прибыль через три другие компании.
Тут много неясного, во всяком случае, связь с «Эрмитаж Кэпитал» я пока не понял, кроме того, что воровали из выплаченных Браудером в конце концов 12 миллиардов (представьте обороты компании, если налог на прибыль такой!). Но воровали не у Браудера и не его деньги, а из бюджета, т.е. наши с вами.

Так или иначе, Магнитского арестовали совершенно по другим обвинениям, дело было возбуждено в 2004 году, а афера «5.4» реализовывалась в 2007.
Да и вопрос возникает – с чего это вдруг сотрудник американской компании (Магнитский) и ее владелец (Браудер) вдруг ринулись в бой, защищая российский бюджет от аферистов? Совесть проснулась?

Много вопросов.
Действительно неясно, почему молчат наши официальные структуры. Много деталей. Много дыр в российском законодательстве. Не делаю окончательных выводов. Буду разбираться дальше с помощью коллег по Госдуме.

Но уже сейчас вижу как минимум несколько сюжетов, по которым Россию в США поливают грязью заведомо необоснованно, принимая на веру слова либо мошенника, либо обведенного вокруг пальца своими же сотрудниками человека (это я о Браудере – он тоже фигурант уголовного дела в России и находится, на всякий случай, в международном розыске. Вот бы ему в суде свое имя отмыть, а не через Сенат Россию клеймить).

Буду писать об этой ситуации своему визави, председателю Комитета по международным делам Палаты Представителей Конгресса Ховарду Берману.

В конце концов, и в Конгрессе, раз уж занялись этим делом, должна быть вся информация.
И пусть в конце концов восторжествует истина. Она так нужна нам всем.

P.S Извините за многословие, но все так важно.
Пишу этот пост в 2 ночи из Китая, где проходит Большая межпарламентская комиссия. Но об этом в следующий раз.
О деле Кононова


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире