Введение минфином США ранее анонсированных Трампом санкций против трех турецких министров и двух министерств, на мой взгляд, окончательно подтвердило то, о чем догадывались уже многие в мире: санкции являются инструментом внутренней, а не внешней политики США. Они не достигают номинально заявляемых целей (кто-то всерьез верит в то, что президент Эрдоган прекратит свою операцию в Сирии именно из-за санкций? А Иран прекратит ядерные разработки? А Россия откажется от двух субъектов федерации?), но в той или иной мере решают проблемы самого Трампа с его политическими оппонентами. Так, спикер палаты представителей Нэнси Пелоси считает, что Трамп предал курдов и дал Турции «зеленый свет» на проведение операции. А инцидент с обстрелом турецкой артиллерией военных США в окрестностях города Кобани только подлил масла в огонь.

Трамп оказался в цугцванге и должен был реагировать под давлением не столько действий турок, сколько конгрессменов – он и реагирует в уже привычном санкционном режиме, твердо заявляя при этом, что военных действий больше не будет: «Неужели люди думают, что нам следует воевать с Турцией, членом НАТО? — написал глава Белого дома в «Твиттере». «Курды и Турция воюют много лет. Может, кто-то захочет поучаствовать и сражаться на стороне одних или других. Пусть!».

Другое дело, что не столько санкции, сколько позиция большинства союзников Турции по НАТО может, конечно, в какой-то мере повлиять на поведение Анкары, которой не очень хочется оказаться в полной изоляции.

Российскую же позицию однозначно выразил наш президент, и она касается не только турецкой активности на сирийской земле: территория Сирии должна быть освобождена от иностранного военного присутствия, и территориальная целостность Сирийской арабской республики должна быть полностью восстановлена.

Так тому и быть.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире