kosachev

Константин Косачев

14 февраля 2019

F

Сенаторы Менендес и Грэм отметились очередным зубодробительным законопроектом против России. Читаю на лентах обоснование от Грэма:

«Наша цель изменить статус-кво и наложить серьезные санкции и меры на путинскую Россию. Мы должны прекратить вмешательство в выборный процесс в США, прекратить кибератаки на американскую инфраструктуру, убрать Россию с Украины и остановить деятельность по созданию хаоса в Сирии».

Итак, по косточкам: это говорит американец, чья страна с точностью до наоборот

 — вмешивается во все без исключения выборные процессы в России (равно как и в других странах, вот статистика только за ХХ век: в период с 1946 по 2000 год США 81 раз вмешивались в избирательный процесс других стран, к тому же в эту цифру не входят операции по свержению режимов и военные перевороты, которые происходили в странах после избрания неугодных Штатам кандидатов, как, например, в Иране, Конго, Гватемале, Чили и так далее, нынешняя Венесуэла — в том же ряду);

 — осуществляет кибератаки на российскую инфраструктуру (с территории США на Россию приходит до 30% от всех хакерских атак, из России на США — не более 3%, разница в 10 раз), при этом открыто провозглашает кибероружие своей госполитикой;

 — полностью подчинила Украину своей воле, присутствуя во всех провальных политических и экономических начинаниях нынешних киевских властей, включая провокации на российском направлении;

 — привнесла хаос в Сирию ещё в 2011 году вслед за хаосом в Ираке и Ливии, ещё более усилив порождённый за долго до того в Афганистане демон радикального исламизма.

Американцам очень хочется быть исключительными во всем. Пока удаётся большей частью по другую сторону добра и зла. Но ведь 22 триллиона госдолга и искореженные судьбы многих народов надо как-то отбивать? А кроме тотальной гегемонии, других инструментов для сокрытия собственных поражений не остаётся. Сдержать развитие суверенных государств и навязать свою волю странам-вассалам.

Отсюда безумные и бездумные санкции.

Оригинал

Две главные беды, постигшие мир по завершении эпохи блокового противостояния — это утверждение де факто неравенства в международных отношениях (самопровозглашение исключительной нации американцев, присвоение Евросоюзом определения «Европа») и выход интеграционных структур Запада за пределы собственной компетенции (в годы «холодной войны» всё, что происходило в НАТО и ЕС, оставалось там же, «внутри»; сейчас же на вооружение принята доктрина «оборона территории НАТО начинается за пределами границ альянса», а корпоративная солидарность ЕС пытается управлять внутренними процессами от Ирака с Ливией до Сирии с Венесуэлой).

Неравенство в отношениях с потенциальными партнёрами и бесцеремонное навязывание Западом собственных интересов по всему миру по определению провоцируют встречную реакцию неприятия и защиты от экспансии — политической, экономической и военной. Возникает порочный круг, сравнимый по тупиковости с межблоковым противостоянием «холодной войны».

Но тот, прежний замкнутый круг разомкнулся в результате собственного выбора «социалистической» части мира, отказавшийся от идеологии коммунизма. Нынешний — не разорвётся, он не про идеологию, а про национальные интересы, которые не выбирают.

Гордыня Запада и его маниакальная зацикленность на собственном доминировании — две главные политические проблемы современного мира, не позволяющие этому миру стать по настоящему мирным и безопасным.

Оригинал

Только ленивый не рассуждает на тему кризиса ЕС и ослабления влияния входящих в него стран на мировые процессы. И это правда. Последние события вокруг ДРСМД — очевидное тому подтверждение. Объединённую Европу забыли спросить.

Одна из причин (пусть и не единственная) в следующем. ЕС пребывает в иллюзии, что его позиции в мире укрепятся в случае дальнейшего расширения, условно говоря — в результате включения в свой «оборот» Сербии и Украины. Это справедливо только частично, это тактика, а не стратегия. Позиции Европы в мире укрепятся только в случае выстраивания стратегического взаимодействия ЕС с Россией наряду с тем стратегическим взаимодействием, которое у ЕС уже есть с США.

В основе второго — геополитика, навязываемая европейцам американцами, но явно исчерпавшая себя после завершения «холодной войны». Первое — продолжает заставлять себя ждать уже три десятилетия. Европе нужны новые политики, способные выходить за пределы блокового мышления.

Но их отчаянно не хватает.

Оригинал

Заявление Трампа о намерении «разрабатывать варианты собственного военного ответа» России на якобы нарушения ею Договора по РСМД, собственно, и есть самое простое объяснение, ради чего все затевалось, и почему была сделана ставка на разрушение столь важного договора в сфере безопасности: Америке очень хочется разрабатывать новые системы вооружений, нарушающие этот договор, но нужно было представить этот шаг в качестве «ответного». Классическая схема: обвинение – отказ от обсуждения – ультиматум – «ответ» (то есть – изначально запланированное действие).

ДРСМД просто мешал Вашингтону, как любой документ, который ограничивает его действия и грандиозные планы по достижению абсолютного военного превосходства над любыми противниками. Под крики о «российской угрозе» и обвинения в адрес России США превратились в самый серьезный вызов для глобальной безопасности со времен второй мировой войны.

Тут же последовавшее заявление НАТО в поддержку опасных действий США в связи с якобы невыполнением ДРСМД Россией должно наконец показать любому европейцу, что альянс более не обеспечивает безопасность Европы, а служит исключительно интересам США. Для России же вывод тоже неутешителен: судя по всему, в Брюсселе у нас более нет адекватного и полноправного партнера для переговоров по темам безопасности.

Оригинал

События в Венесуэле со всей очевидностью имеют полноценные признаки госпереворота. Можно предъявлять претензии к обеим сторонам противостояния, однако «самообъявление» президентом невозможно считать конституционным актом в любой стране. Наш собственный опыт в похожей ситуации в 1993 году показывает, что противостояние ветвей власти ни к чему хорошему не приводит, и для Венесуэлы единственным выходом должны быть переговоры сторон.

Это в нормальной ситуации, однако венесуэльская, конечно же, далека от нормальной, поскольку там огромное – если не решающее – влияние оказывает внешний фактор. И вот оценка роли этого внешнего фактора – то есть реакции Запада – показывает, что мы имеем дело с отработанной моделью.

Происходящее на этом направлении в равной степени противоправно и аморально. Так, вице-президент США Майк Пенс в видеообращении, опубликованном в соцсетях за день (!) до протестов венесуэльской оппозиции, призвал народ этой страны «высказаться во весь голос, чтобы ваше мнение было услышано», назвав действующего президента суверенной страны диктатором, «не имеющим законных прав на власть». А сразу после того, как глава Национальной ассамблеи Венесуэлы Хуан Гуаидо объявил себя «временно исполняющим обязанности президента страны», его в этом качестве тут же признал президент США Дональд Трамп, заявив о том, что «народ Венесуэлы смело выступил против Мадуро и его режима и потребовал свободы и законности».

(в скобках обращу внимание на одну деталь: спикер парламента в Венесуэле с 2015 года ротируется на ежегодной основе, дата ротации — 5 января. Так вот: Гуаидо, нынешний самопровозглашенный «президент», он же свежеиспечённый спикер, представляет самую проамериканскую партию в Венесуэле «Народная воля», по некоторым данным, напрямую или косвенно финансируемую США. Дождались удобного «кандидата»?).

Именно западные политики в эти дни выступают главными самоназначенными рупорами воли «народа Венесуэлы». Так, Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Федерика Могерини 23 января заявила, что венесуэльский народ требует демократии и возможности «свободно принимать решения о собственной судьбе». А Председатель Европейского совета Дональд Туск утверждает, что, в отличие от Мадуро, парламентская ассамблея, в том числе Хуан Гуаидо, «получили демократический мандат от венесуэльского народа».

Как обычно, вместо призыва к переговорам и к прекращению противостояния – подстрекательство к протестам, затем – немедленное признание политически более угодных сил в качестве в качестве законной власти, и все это под демагогию про «волю народа» и даже про «конституционный процесс», в рамках которого все якобы и происходит.

Как говорится, это все, что вы хотели знать о классическом вмешательстве во внутренние дела суверенных государств и о том «мировом порядке, основанном на праве и правилах», который сегодня отстаивает Запад: мы в мире власть, и мы будем решать, чего хочет народ и какую власть в любой стране считать легитимной.

Оригинал

Заявив в ходе неожиданного визита в Ирак о намерении сохранить военную базу в этой стране в качестве передового плацдарма для действий в Сирии, президент США Дональд Трамп пытается «усидеть на двух стульях».

С одной стороны, он по-прежнему хочет продемонстрировать намерение отказаться от роли «мирового жандарма» с вытекающей из неё миссии проливать кровь американцев за страны, «о которых большинство ничего не слышало».

С другой стороны, Трампу, безусловно, нужно гасить недовольство в рядах республиканцев в связи с решением о выводе американских военных из Сирии, что уже стало поводом для отставки главы Пентагона Мэттиса накануне — а тот был в Вашингтоне явно популярнее самого Трампа.

Полагаю, само заявление ничего не изменит в нынешней ситуации. Американцы находятся в Ираке (в отличие от Сирии) на вполне легальных основаниях, ибо поддерживают местное правительство в противодействии боевикам. Если они захотят нанести удар и в Сирии, вряд ли их остановят какие-либо соображения, кроме американских внутриполитических.

Но есть смысл на всех уровнях и раз за разом напоминать США, что военные действия в соседней стране без согласия ее руководства и мандата СБ ООН будут силовым вмешательством во внутренние дела суверенного государства. И выполнением той самой миссии «мирового жандарма», которой никто, кроме самих США, Вашингтон не наделял. Как говорится, уходя, уходи.

Оригинал

Голосование на Генассамблее ООН по внесенной Россией резолюции в поддержку Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) (за — 43 страны, против — 46, еще 78 воздержались), конечно же, разочаровывает.

Но, с другой стороны, нагляднее и откровеннее уже некуда – чтобы понять, кто в мире выступает за сохранение важнейшего столпа международной безопасности, а кто – за сохранение блоковой солидарности и американской благосклонности.

Ведь, как справедливо отмечал наш представитель в ООН, проект никоим образом не указывал, кто прав, кто виноват в возникшей ситуации, не содержал ни одного антиамериканского или антинатовского положения. Его единственная задача – высказать коллективную поддержку членов ООН дипломатическим усилиям по решению возникших проблем.

И тем не менее атлантизм победил здравый смысл и даже инстинкт самосохранения. Против проекта голосовали те, кто больше всего пострадает от срыва ДРСМД – страны Европы, население которых когда-то решительно встало в похожей ситуации против размещения американских «Першингов» и подталкивало стороны к диалогу. Это голосование – очередной позор Европы, показавшей, что в вопросах безопасности суверенитет есть только у одного участника НАТО – у США.

Однако мы видим, что «сокрушительного» результата не получилось, и на деле за нашу позицию выступает намного больше стран, многие из которых просто опасаются гнева Вашингтона, всерьез нацелившегося на слом контроля над РСМД. Поэтому опускать руки перед банальной нахрапистостью евроатлантистов совершенно точно не следует. Выход по-прежнему безальтернативные — пока договор див, бороться за него, за здравый смысл, за умы вменяемых людей во всем мире до конца. Западная партийная дисциплина становится самостоятельной угрозой миру, и уничтожение важнейшего договора по контролю над вооружениями будет на совести не только Вашингтона, но и его союзников – это теперь должны знать все европейцы.

Чтобы никто не мог потом сказать, что не предупреждали.

Оригинал

21 декабря 2018

Интересный сигнал

Объявление об отставке министра обороны США Джеймса Мэттиса не стало неожиданностью. Впервые слухи об этом появились в октябре, когда Трамп заявил, что глава Пентагона «немного демократ», и намекнул на его возможный уход.

Причины разногласий выглядят на первый взгляд также очевидными: сам факт, что Мэттис объявил о своей отставке на следующий день после того, как президент США Дональд Трамп одобрил вывод американских войск из Сирии, говорит за себя. В четверг сообщали также, что Белый дом рассматривает план значительного сокращения численности контингента в Афганистане. А лидер демократов в Сенате Чак Шумер заявил, что у Мэттиса были серьезные разногласия с Трампом по поводу Сирии и стены с Мексикой.

Но практический интерес – прежде всего, для понимания будущей политики самого Трампа – имеет анализ глубинных причин, а не конкретных поводов расставания главы Белого дома с главой Пентагона. Об этом можно судить из письма самого Мэттиса, который сказал, что у президента США есть право иметь министра обороны, чьи взгляды лучше совпадают с его представлениями по этим и другим вопросам. По каким же?

Первый – это отношения с союзниками. «Мы не можем защищать свои интересы, не поддерживая сильные альянсы и не проявляя уважения к союзникам», пишет уходящий минобороны США. Бывший вице-президент США Джо Байден подчеркнул, что у них с Мэттисом были разногласия, но они сходились на уважении к союзникам и приверженности альянсам, а, мол, администрация Трампа «отказалась от данных ключевых американских убеждений».

Второй – это, по словам самого Мэттиса, подход США к странам, чьи стратегические интересы противоречат американским, то есть Китай и Россия – по мнению министра обороны этот подход должен быть твердым и непоколебимым.

Таким образом, можно сделать вывод, что Трамп в общении с союзниками, в отношениях с Россией и Китаем, в решениях о сокращении американского присутствия за рубежом отходил от позиции Мэттиса, которого не случайно считал «немного демократом» — это и правда ближе к позиции демпартии. Отходил настолько, что посчитал продолжение этой линии более важным, чем сохранение Джеймса Мэттиса на нынешнем посту. И это сигнал интересный, причем, скорее, положительный.

Оригинал

Принятая Генассамблеей ООН 17 декабря резолюция о «российской милитаризации Крыма, районов Черного и Азовского морей» не должна производить впечатления «весь мир против России».

Во-первых, это резолюция украинская, а не коллективная. А потому там сохранился и весь актуальный украинский «сленг» на тему «оккупации», однобокая трактовка инцидента в районе Керченского пролива и т.п., конечно же, поддержанные западными «кураторами» Киева.

Под давлением западников ГА отклонила также вполне разумные предложения Ирана и Сирии о проведении «тщательного и транспарентного расследования» инцидента в Керченском проливе и привлечении виновных к ответственности, а также логичный призыв к обеим сторонам быть сдержанными, уважать суверенные границы друг друга, и воздержаться от призывов к разрушению критически важных инфраструктурных объектов – то есть баланс в эту украинскую «агитку» даже не попытались привнести.

Во-вторых, демонстрации «единства международного сообщества» тоже не получилось. Проголосовавших «против» и воздержавшихся больше, чем голосов «за»: 91 против 66. Зато получился хороший смотр «внутрипартийной дисциплины» Запада и ясный список стран, зависимых от него. А треть от общего числа членов ООН — это абсолютный максимум, который могут собрать вокруг себя американцы, последовательно поддерживающие Украину в противостоянии России.

В-третьих, осуждение «милитаризации Крыма» Россией в условиях, когда военные провокации Украины при полном попустительстве Запада только нарастают – это абсолютно бессмысленный акт. Любая страна будет защищать свою территорию теми средствами, которые у нее имеются. Прекратится показная военная активность у Крыма – не будет и «милитаризации». Это следствие, а не причина.

Наконец, «шедевр» резолюции – осуждение строительства моста (!) через Керченский пролив. ГА ООН не осудила отключения Крыму жизненно важных ресурсов – воды и электричества, но осуждает создание «дороги жизни» для крымчан, чьи права грубо попраны Украиной и санкциями Запада.

Поэтому резолюция не просто бесполезная – хотя она и не будет иметь юридических последствий, но вполне может иметь военно-политические: по сути, Киеву развязывают руки на любые шаги, даже самые безумные. С учетом истекающего скоро срока военного положения и неумолимо приближающихся выборов на Украине нет оснований не верить, что украинская власть к таким шагам готова. Это значит, что 66 голосовавших в ООН за одиозную резолюцию по Крыму разделяют ответственность за дальнейшие возможные шаги Киева, которые вполне могут привести и к трагедии.

Оригинал

Категоричное заявление США по «Северному потоку — 2» с призывом к Германии отказаться от него, а к Евросоюзу сплотить ряды «против российской агрессии» — это явное и бесцеремонное вмешательство в дела суверенных партеров, к которым США не имеют права иметь хоть какое-то отношение.

У России есть своя позиция по США. Нам представляются крайне опасными для всего мира и деструктивными для международного сотрудничества попытки Вашингтона доминировать и вмешиваться в дела других государств. Такая линия напрямую противоречит интересам любых стран, не являющихся сателлитами США. И она очевидно противоречит интересам России.

И если бы Россия следовала исключительно собственным эгоистическим интересам, нам точно так же бесцеремонно следовало бы вмешаться, скажем, в торговые споры Вашингтона и Пекина на стороне нашего китайского союзника, в кризис НАФТА, чтобы доставить США дополнительные проблемы за счёт Канады и Мексики, или в судьбы Трансатлантического и Транстихоокеанского партнерств, где США опять же непросто. Исходя из американского же принципа «чем хуже (сопернику), тем лучше (нам)».

Мы так не поступаем. Во-первых, потому что Россия уважает суверенитет партнеров и никогда не вмешивается в чужие дела. Во-вторых, потому что так в принципе не пристало вести себя мировой державе, претендующей на свою долю глобальной ответственности за судьбы мира и безопасности. Когда комфортно всем и каждому, а все остальное — иллюзия.

И в этом мы совершено точно соответствуем статусу мировой державы.

И этим мы, разумеется, отличаемся от нахрапистых американцев, пребывающих в иллюзии собственной исключительности и вытекающей из этого вседозволенности.

Что разочаровывает меня в этой ситуации в первую очередь? Нет, не поведение США, иллюзий на этот счёт давно не осталось. Разочаровывает молчание Германии, на интересы которой фактически посягают сейчас США, и пассивность Евросоюза, который никак не реагирует на вторжение американцев в свои суверенные дела. Евросоюз ведь не НАТО, там до сих пор без внешних хозяев обходились.

Или я ошибаюсь?

Оригинал



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире