kosachev

Константин Косачев

12 октября 2018

F

Согласно медицинским словарям, одним из проявлений психоза является истерия. А истерика — это приступ истерии.

Я не медик. Но массированную информационную кампанию Запада против России иначе как параноидальным и истеричным психозом не назовёшь. Причём хроническим — понятно, что наша страна мешала Западу и в XIX, и в XX веке, в этом смысле век нынешний ничего не меняет по существу. И дело не в том, что мы какие-то иные по языку, вере или цвету волос. Просто мы по-другому смотрим на мир, мы менее циничны, менее (sic!) прагматичны и у нас более острое ощущение справедливости. Да, мы такие. И мы уважаем многообразие мира, где другие тоже имеют право быть другими, а не такими, «как все».

Так или иначе, Россию продолжают сдерживать. В прошлом это выражалось в экспорте в нашу страну разрушительных идей марксизма вкупе с их носителями-большевиками, в попытках стравить нас до взаимного уничтожения с гитлеровской Германией и в разорении нашей экономики безумной гонкой вооружений. Разумеется, наш собственный, отечественный вклад в развал Российской империи и затем СССР неизмеримо больше, но я сейчас не об этом. Внешний фактор был, и он остаётся.

Так вот. Линия Запада на сдерживание современной России правовыми, легальными средствами эффекта не даёт, что и показывают наглядно результаты развития нашей страны в последние два десятилетия. А решить «проблему» ой как хочется. И тут наступает новый этап, который мы наблюдаем сейчас.

В чем его суть? В том, чтобы создать для себя, любимых, возможность использовать против нашей страны любые, а не только правовые инструменты противодействия. В цивилизованных условиях это невозможно. Но если в максимальной степени лишить Россию реальной, заслуженной репутации и приписать ей репутацию мирового изгоя — становится возможным всё.

С изгоем, находящимся вне цивилизационных рамок, можно и вести себя нецивилизованно. Иными словами — лишая оппонента легитимности, можно допустить противодействие ему любыми, в том числе самыми нелегитимными, незаконными, неправовыми методами.

Однако в эпоху вседоступности информации уже недостаточно выстраивать соответствующие комбинации в руководящих кабинетах. В правомерности собственных неправовых действий по отношению к противнику («мы же все-таки цивилизованные люди, это они там…») нужно обязательно убедить своё население, ту самую общественность. Сформировать общественное мнение.

Отсюда все эти оголтелые информационные волны. Но вот что любопытно. Линий на делигитимацию России Западом выстроено немерено. Однако они рассыпаются каждый раз, когда подлежат проверке. Скажем, долгое время раскручивалась версия разрушенной и криминализированной страны с агрессивными фанатами и унитазами по две штуки в одной кабинке. Но стоило пройти чемпионату мира по футболу, как эта мулька лопнула с оглушительным треском. То же самое происходит с кампанией по шельмованию российских спортсменов, якобы поголовно ширяющихся мельдонием и иже с ним — раз за разом анализы (вот она, проверка!) показывают обратное, и сочиненный образ страны, жульничающей с допингом, существенно корректируется в лучшую сторону (а то, что начудили сами в 2014 году, пусть останется на совести тех, кто это сделал у нас).

Но это там, где верификация возможна. Именно поэтому, уверен, центр тяжести всё более нелепых обвинений во все возрастающей степени переносится в виртуальные сферы, где ничего проверить нельзя — приходится верить на слово.

Мистическое присутствие российских тролллей в социальных сетях не опровергнуть, пока сам не прочтёшь все посты — а это по определению нереально.

Хакерские атаки из России на базы данных — так кто его знает, были они или нет, хакерами весь свет кишит, и кто их разберёт?

Невидимые агенты спецслужб, закидывающие гречку на ваши кухни, предварительно обмазав отравой всё, что попалось по пути — ну да, мы давно подозревали, что «русские идут».

Выборы и референдумы, давшие не тот результат — ясен пень, вами манипулировали из Кремля.

Не говоря уже о сферах, где непосвящённому просто заказан доступ — химическое оружие, ракеты средней и меньшей дальности, ядерные центрифуги и прочая, прочая.

Сейчас вырисовалась предсказуемая на обозримое будущее модель дальнейших атак на Россию. Она — прежде всего в информационном пространстве, это раз. И она там, где проверить ничего не возможно, это два.

Но главное, что вслед за этим — круговая порука Запада, когда очередная бредовая инсценировка тут же сертифицируется союзниками «(«у нас нет оснований не доверять…») и тут же трансформируется в реальные программы противодействия — сначала санкции, затем идеи бомбить Россию за нарушение ДРСМД, а теперь уже и открытые угрозы нанесения киберударов по нашей управляющей инфраструктуре. «Они же изгои — чего с ними церемониться?».

Ещё из справочников. «Параноиков от других больных психозом также отличает целенаправленное, упорядоченное, последовательное и в какой-то степени предсказуемое поведение». Из маниакальной идеи править миром в интересах этого мира предсказуемо вырастают извращённые методики подчинения себе этого мира всеми легальными и нелегальными средствами.

Сон разума рождает чудовищ?

Оригинал

В Страсбурге на этой неделе очередная сессия ПАСЕ. Российской делегации там нет без малого три года, но за событиями следить приходится — наша страна неизменно в центре дискуссий, даже когда речь идёт о процедурных вопросах.

Сегодня на ассамблее было жарко как никогда. Обсуждали как раз идеи по изменению правил процедуры.

Для инициаторов данной инициативы речь шла о том, чтобы сделать регламент более демократичным, это раз, и более соответствующим Уставу Совета Европы, это два.

Для ее противников — о том, как всеми правдами и неправдами удержать фокус на России и законсервировать ситуацию с санкциями против нашей делегации до тех пор, пока Россия «не поменяет своего поведения» (читай — навсегда).

В подготовленном Комиссией по регламенту ПАСЕ докладе содержались в целом здравые идеи, подтверждающие российские оценки недемократичности нынешних процедур (напомню: сейчас санкционные решения могут приниматься меньшинством от списочного состава — достаточно простого большинства от присутствующих в зале, плюс санкции распространяются на право голосовать на выборах руководящих органов и судей ЕСПЧ).

Здравые-то здравые, но все равно недостаточные: тем же докладом возможность наказывать парламентариев санкциями за политическую позицию все равно сохранялась. А это корень наших с ПАСЕ разногласий: российская сторона считает подобного рода санкции «по содержательным мотивам» в принципе недемократичными и неприемлемыми. Так что предложенных развязок, по моему личному мнению, вряд ли оказалось бы достаточно.

Но и до них сегодня не дошло. Зал раскололся пополам, и бельгийская докладчица Петра де Суттер приняла решение отозвать проект резолюции и вернуть его в Комиссию по регламенту без голосования.

Сохраняется статус кво, и до январской сессии, когда по регламенту все национальные делегации запрашивают подтверждение полномочий, с юридической точки зрения больше ничего не произойдёт.

Не сомневаюсь, что записные русофобы в ПАСЕ попытаются выдать это за свою победу. Только над кем и над чем? Нам приписывают некие мечтания о возврате в Страсбург любыми средствами. Большая ошибка либо осознанное искажение действительности. Саму Россию эти «маневры» напрямую не затрагивают, мы никого ни о чем не упрашивали, да и в докладе о нашей стране не было ни слова.

Да, здравомыслящие люди в ПАСЕ попытались спасти — только не Россию, но саму организацию. Россия в спасении не нуждается. Однако ПАСЕ продолжает пребывать в глубочайшем кризисе, в который ее ввергли те самые русофобы. И несмотря на то, что действующий регламент ПАСЕ, как констатировали независимые международные юристы, противоречит Уставу Совета Европы, для этих русофобов главное — не ПАСЕ и не Совет Европы, а возможность продолжать сводить межгосударственные счёты.

Именно в такую структуру местечковых разборок и превратилась ПАСЕ в последние годы. И именно в такой структуре не готова участвовать Россия, ведь мы вступали в 1996 году в Совет Европы как организацию, отстаивающую демократию, верховенство закона и права человека.

Если и когда у Совета Европы найдётся сил, чтобы справиться с метастазами недобросовестной и конъюнктурной политики в ПАСЕ, России будет о чем говорить с этой организацией и найдётся чем заниматься совместно. Но до тех пор — кризис так и будет лишать Совет Европы легитимности и дееспособности. Руками тех, кто поднимает на свои боевые знамёна лозунги свободы и демократии, но на практике делает всё для того, чтобы не допустить свободного и демократичного диалога в масштабах всей Европы.

Оригинал

Иногда полезно читать недоброжелателей — понятней становится извращенность их сознания.

Во вчерашнем выпуске программы «60 минут» на телеканале «Россия» ответил на вопрос ведущей, а что я хотел бы услышать в выступлении на Генассамблее ООН президента Украины Порошенко.

Ответил следующее (воспроизвожу примерно, проверить можно по записи):

«Считая себя национальным лидером всей украинской нации, включая жителей Юго-Востока, обращаюсь сейчас к вам с призывом примириться. А как лидер нации гарантирую вам свободное проживание в единой Украине, включая безусловное соблюдение ваших прав на автономию, на использование родного языка в образовании, в культуре и в быту, на собственную интерпретацию нашей общей истории, на безопасность и благополучие».

Скажи Порошенко так, добавил я от себя, у урегулирования конфликта на Юго-Востоке сразу же появились совершенно другие перспективы.

И что же? Сегодня читаю украинскую версию сказанного мною. Разумеется, моей цитаты там нет, но вот что написано (как раз процитирую дословно):

«Кремль устраивают только гауляйтеры, которые помогают решать «украинский вопрос». Не просто так, например, российский сенатор Константин Косачев может публично размышлять, что бы он сказал и сделал, если бы был бы главой Украины. У него совет один: сдаться Кремлю…»

То есть идея объединить нацию на принципах взаимного уважения прав и свобод всех и каждого — это, по мнению Киева, ни что иное как «сдаться Кремлю».

Как гвоздь в крышку гроба. За перспективы Минского процесса с такими бредовыми интерпретаторами становится просто страшно.

Оригинал

Впечатления от выступления Трампа на Генассамблее ООН — ожидаемо противоречивые. С одной стороны — много правильных слов про уважение суверенитета, про национальные интересы и про недопустимость навязывания политической воли извне. С другой — всё это только про себя, любимых, и про американских союзников. Остальным — понимать своё место и внимать командам.

Оценок роздано более чем достаточно, многие из них крайне нелицеприятны для адресатов (Иран, Венесуэла, Куба, Сирия). Зато и союзников похлопал по плечу (опять же, оказывается, четвёрка — Индия, Саудовская Аравия, Израиль и Польша). Отдельно — про КНДР как самый большой внешнеполитический успех США последнего времени (помнится, в прошлом году тот же Трамп с той же трибуны обещал стереть эту страну с лица земли).

Про Россию — лишь однажды, в контексте энергетической безопасности (Германии, дескать, следует опомниться…).

И всё время — об исключительных американских интересах и об исключительной правильности американского видения современных мировых проблем. Для зала явно недостаточно. Если Обаму в его выступлениях неизменно прерывали аплодисментами с десяток раз, самого Трампа в прошлом году — 4 раза, то в этом — ни одного, за исключением завершающих, из вежливости. Зато трижды смеялись над сказанным — когда Трамп хвалился «несравнимыми» результатами деятельности своей администрации, когда он ругал ОПЕК за «грабеж» и когда он вдруг поделал всем без исключения странам «стать снова великими», отказавшись от коллективной миграционной политики.

В общем, Трамп не был бы Трампом, если бы его речь не была соткана из противоречий, замешанных на американизме.

Хорошо, хоть Россия наряду с эболой не оказалась вновь в ряду «осей зла», как это бывало в прошлые годы. Хотелось бы верить, что в этом — небольшое пространство здравого смысла в видении современного мира Трампом, где-то между нагромождениям противоречий и пан-американизмом.

2983374

Оригинал

Слова госсекретаря США Майка Помпео в интервью телеканалу NBC о том, что Россия «не оказывает содействия в Украине, в Сирии», можно в какой-то мере считать комплиментом и официальным признанием эффективности наших усилий. Если учесть, что действия самих США в обоих случаях деструктивны. И ведь в каждой из стран, что удивительно, Вашингтон поддерживает абсолютно разные силы: на Украине официальные власти, а в Сирии – тех, кто противостоит официальным властям.

Очевидный двойной стандарт, но дело даже не в этом – в каждом из этих случаев помощь и мотивация от США идет именно тем, кто объективно не дает состояться мирному процессу и урегулированию. Вместо жестких сигналов Киеву о необходимости выполнять Минские соглашения Америка поставляет ему оружие на продолжение войны со своим народом. Как и с сирийской вооруженной оппозицией, которая во многом отказывается идти на переговоры с Дамаском исключительно потому, что мотивирована на этом Вашингтоном.

Соглашусь с госсекретарем в том, что это «весьма прискорбно, поскольку есть места, где у нас (т.е. у России и у Америки — К.К.) общие интересы». И по Сирии, и по Украине можно было бы достичь мощного прогресса, если бы мы совместно работали в интересах скорейшего прекращения конфликтов. Но для этого нужна лишь одна «мелочь»: Америке просто следует встать «на правильную сторону Истории», о чем там очень любят рассуждать на высшем уровне.

Россия абсолютно точно не действует ни против американских, ни против любых иных «третьесторонних» интересов ни в Сирии, ни на Украине, потому что в каждой из этих стран мы стремимся к решению проблем ради самих сирийцев и украинцев. И мы можем лишь сожалеть, что цели США там все еще не совпадают не с какими-то сугубо российскими, а именно с коренными сирийскими и украинскими интересами.

Оригинал

Китайский МИД сделал США резкое и мощное представление в связи с санкциями за военное сотрудничество с РФ, назвав их грубым нарушением принципов международных отношений.

«Первое китайское предупреждение», конечно же – серьезный сигнал американцам: заигрались в санкции. Что еще раз подтверждает отношение к ситуации незападного мира, который до какого-то времени молча смотрит на нарастающую санкционную активность Вашингтона, однако, во-первых, не считает их обоснованными какими-либо объективными и внешними обстоятельствами, и, во-вторых, отвергает и саму претензию Америки на полномочие судить и карать кого-либо в мире.

Слова китайской стороны о том, что «действия американской стороны грубо нарушили основные принципы международных отношений», весьма жестко переводят ситуацию из плоскости двусторонних отношений в оценку поведения США как безответственного глобального игрока. И, на мой взгляд, именно так и нужно сейчас трактовать действия Вашингтона, категорически отказывая ему в праве определять и наказывать виновных в нарушении каких-либо международных норм. Любые «санкции» США (на деле – экономический шантаж с политическими целями) – это исключительно инициатива самого Вашингтона, диктуемая лишь его собственными интересами и внутриполитическими резонами, а потому не имеющая никаких легитимных оснований в международно-правовом поле.

Полагаю, «окрик» из Пекина в этом смысле последовал очень вовремя. И сейчас многое зависит от того, как в Вашингтоне усвоят этот наглядный урок. С одной стороны, терять лицо нельзя, а потому давать «задний ход» никто не будет. Но, с другой стороны, сначала европейцы, а теперь и китайцы, то есть ведущие мировые экономические игроки, четко показали Америке не только пределы ее санкционной активности, но и подлинное отношение к ее подоплеке: США больше не считают мировым лидером. Наоборот, все больше — мировой проблемой.

Оригинал

19 сентября 2018

Прорывной документ

Декларация по итогам переговоров в Пхеньяне, которую подписали председатель Госсовета КНДР Ким Чен Ын и президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин, несомненно – серьезный и прорывной документ, значение которого, пожалуй, даже выше политического веса июньских договоренностей северокорейского лидера с Дональдом Трампом.

Прежде всего, уделено особое внимание конкретным договоренностям в сфере безопасности и предотвращения конфликтов, включая создание реального органа по надзору за исполнением соглашений в военной области. Открыто заявлена цель денуклеаризациии полуострова. Кроме того, не менее конкретными выглядят и инфраструктурные проекты, которые свяжут оба корейских государства прочнее любых деклараций.

Все это, на мой взгляд, помимо прочего, подтверждает успех линии Пхеньяна на отделение межкорейского досье от отношений с США и Западом в целом. Тем самым дается сигнал, прежде всего, южнокорейским визави: если хотите реального прогресса, то договаривайтесь напрямую и без предварительных условий, и найдете в нас хорошего, готового к компромиссам партнера.

А вот американский санкционно-шантажистский подход в этом ракурсе выглядит непродуктивным и конфликтным. При том, что президент Трамп поспешил своим одобрением межкорейского успеха явно попытаться приписать часть успеха себе и своей политике угроз и давления. Но, несомненно, логика КНДР выглядит в данном случае предпочтительнее. Во всяком случае, Сеулу придется призадуматься, прежде чем проводить, например, очередные масштабные учения с США в регионе, что, конечно же, даст повод для обвинений в нарушении столь важных договоренностей.

А вот для мирового сообщества и для соседей обоих корейских государств момент действительно стоящий того, чтобы затаить дыхание и, как говориться, не сглазить. Будем надеяться и, конечно же, готовы помогать в реализации всего задуманного обеими корейскими сторонами.

Оригинал

Санкционный раж в США, похоже, достигает своего апогея: на сей раз президент Трамп ввел санкции за то, что еще даже не произошло – за будущее вмешательство в американские выборы. При том, что, если вдуматься, единственным, кто вмешался в те же президентские выборы в США, является… Конгресс США. Ведь это именно он откровенно блокирует реализацию президентом США того мандата, который ему дал американский избиратель.

Однако в данном случае Трамп пытается извлечь из этой ситуации выгоды для себя и для Америки. Тема внешнего вмешательства, тем более – с акцентом на активность в соцсетях и в киберпространстве в целом, с увязкой с предвыборными кампаниями, с «дезинформацией и пропагандой» — все это крайне удобные поводы для casus belli, для различных санкций и иных мер, которые можно представить в качестве ответных. С учетом уже имеющегося опыта («13 блогеров», «12 хакеров» и т.п.) можно предположить, что убедительностью доказательств ответственные инстанции в США грешить не будут, да это никому и не нужно – достаточно найти пару блогов в сетях с минимальной релевантностью к внутриамериканским реалиям – и можно вписывать «еще одну строку в историю введения самых жестких мер на сегодня любым из президентов Соединенных Штатов», как охарактеризовал новый указ Трамп.

У указа есть еще одна подоплека: как поведал один из американских чиновников, «администрация хочет установить новую норму в киберпространстве». Это, мол, «первый шаг в установлении границ и публичном объявлении нашей реакции на плохое поведение». То есть Вашингтон в условиях почти отсутствующего правового регулирования в киберпространстве старается застолбить за собой монополию на установление правил в виртуальном мире, то есть, по сути, все то же право на экстерриториальное применение своих норм.

Ну и не будем забывать о том пикантном моменте, что санкции за внешнее вмешательство вводит государство, которое уверенно и десятилетиями держит мировой рекорд по вмешательству в дела других государств планеты, включая силовое. Полагаю, если бы все страны мира, в дела которых вмешивалась Америка, ввели санкции, США стали бы государством — абсолютным изгоем. Но пока право силы побеждает силу права. Пока – и поэтому многополярный мир так опасен для США.

Оригинал

Предложение В.В.Путина заключить мирный договор между Россией и Японией до конца года выглядит сенсацией. Однако оно, прежде всего, отражает состояние наших двусторонних отношений, которые сейчас явно на подъеме – даже с учетом санкций и иного негатива между Россией и «семеркой». Могу всецело подтвердить это моим личным опытом общения с японскими парламентариями – таким интенсивным я его давно не помню.

Непосредственно во внешне неожиданном, но явно совершенно искреннем предложении российского президента я бы рекомендовал обратить внимание на слова «без всяких предварительных условий». Это означает – перестать привязывать устранение исторического анахронизма – отсутствие формального мира между крупнейшими державами АТР – к территориальному спору между ними.

Именно это действительно могло бы привести к качественному прорыву в отношениях, который бы позволил искать развязки по самым трудным проблемам уже в принципиально иной обстановке. Поэтому я бы предложил не искать с лупой в семантике слов В.В.Путина каких-то уступок или обещаний. Это вполне конкретное и открытое предложение, сделанное тому, кого российский лидер искренне считает хорошим партнером для совершения возможного прорыва – японскому премьеру Синдзо Абэ, преисполненному решимости не перекладывать проблему (или хотя бы его часть) на будущие поколения.

Главное, чтобы политические спекулянты с обеих сторон не похоронили этот уникальный шанс, почву для которого очень бережно создавали оба лидера все последние годы. В 1956 году такой шанс был упущен именно из-за японской позиции «все или ничего». Сегодня наш диалог имеет качественно иной характер, а потому есть основания рассчитывать на развязки и в этом, доселе считавшемся безнадежном, вопросе.

Оригинал

Сегодня вместе с коллегой Олегом Морозовым отозвали из Государственной Думы наш законопроект о необходимости аккредитации визовых центров.

По-прежнему убеждены в правильности самой идеи и будем добиваться ее законодательного оформления в интересах защиты интересов российских граждан. Ситуация, когда в принципе отсутствуют правовое регулирование и контроль за деятельностью частных компаний, не известно кому принадлежащих, но имеющих дело с персональными данными граждан и оказывающих массовые услуги населению, не допустима.

В то же время не можем не учитывать информационную кампанию, развёрнутую оппонентами самой идеи и подогреваемую, как можно предположить, владельцами и бенефициарами таких центров. Чего только не приписали нашему законопроекту — от якобы неминуемого подорожания услуг и вплоть до неизбежного исчезновения самих центров.

Оставляем эту оголтелую кампанию на совести тех, кто ее организовал. Можем только посочувствовать гражданам, которых откровенно дезинформировали и запугали. Да мы и сами без всякого сомнения проголосовали бы против закона, закрывающего визовые центры.

Другое дело, что такого намерения у нас никогда не было, да и в самом законопроекте, если его читать, а не интерпретировать, его тоже нет и в помине. Есть определённые идеи ведомств, как эту работу организовать, они не в законе, а в проектах прилагаемых нормативных актов (такие сейчас требования), которые, конечно же, подлежали обсуждению и корректировке в ходе работы над законопроектом. Обычная, нормальная практика.

Но оставлять возникшую ситуацию на лето, позволяя и далее будоражить общественное мнение тем, кто сейчас зарабатывает миллиарды в мутной воде, мы тоже не вправе.

Кстати, увидели в ходе развернувшейся дискуссии и несколько здравых идей, которые обязательно учтём в ходе дальнейшей работы над законопроектом. Так что — да, отзываем, но нет — не отказываемся от самой идеи и обязательно вернёмся к ней в ходе осенней сессии. А до перевнесения законопроекта в новой редакции приглашаем разумное и здравомыслящее профессиональное сообщество, всех заинтересованных граждан к продолжению диалога. Увидимся в сентябре.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире