konstantindobrynin

Константин Добрынин

04 июля 2018

F

Есть тексты, которые надо дочитывать до конца, а есть вещи, для которых и беглого взгляда достаточно, чтобы понять их звенящую пустоту. Но при желании или просьбах авторов можно поковыряться в них и подробнее. Как например в законопроекте депутата-писателя Шаргунова и просто депутата Журавлёва, которым эти два законотворца пытаются облегчить ст.282 УК РФ, а заодно и нашу с вами, уважаемые читатели, несладкую долю.

Подробно ещё вчера разъяснил всем, а заодно и авторам пусть и яркой в смысле пиара, но опасной по реальным последствиям инициативе её несостоятельность. И готов был взять паузу на время, пока все всё поймут.

Не тут-то было.

Неожиданно проснулся депутат Сергей Шаргунов, известный русский писатель, и попытался объяснить мне, что я ничего не смыслю в юриспруденции и в законотворчестве, а «нужно хотя бы уголовку перенести в административку», и жизнь сразу наладится.

Поэтому как в том анекдоте про лису: «не хочется, но детям обещал».

Сергей, ваш законопроект я прочитал потому, что он действительно затрагивает очень важные вопросы применения статьи 282. А не потому, что мне так интересны Вы или Ваш коллега г-н Журавлев. Я на депутатов в своей жизни насмотрелся, в отдельном изучении жизни и деятельности депутатов Госдумы ФС РФ под микроскопом я нимало не нуждаюсь. Свою репутацию Вы сформировали сами, я не могу ее ни испортить, ни исправить. Поздно.

Так что речь вовсе о не о Вас, расслабьтесь. И не о Ваших пиар-акциях. Речь идет о том, что Ваши усилия по раскрутке самих себя могут отправить за решётку тысячи людей. А это – в отличие от Вашей депутатской деятельности – более чем серьезно.

Вы действительно предлагаете дополнить КоАП РФ новой статьей 20.3.1, которая будет называться «Пропаганда ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

Выглядит неплохо.

Согласно диспозиции (это специальный термин такой — юристы еще в Древнем Риме придумали) проектируемой вами нормы ответственность будет наступать за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по перечисленным в статье признакам, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния».

Тоже пока вроде бы всё неплохо.

Теперь следуем вашему совету читать тексты первоисточника и без труда (причём второй раз уже) обнаруживаем оговорку – «… если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния».

Бинго!

Внимание вопрос: так при каких условиях возбуждение ненависти и вражды и унижение достоинства не содержат уголовно наказуемого деяния?

Ответ на этот вопрос мы поищем в предлагаемой вами, Сергей, редакции статьи 282 УК. И мы увидим, что эта норма в измененном виде почти дословно повторяет норму КоАП: все те же действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по перечисленным в статье признакам, только без указаний на публичность и использование СМИ и сети Интернет, но совершенные с применением насилия или с угрозой его применения и (или) лицом с использованием своего служебного положения либо организованной группой.

Если перевести это специально для вас, то смотрите, что получается.

Если, не дай бог, ваш законопроект примут (не уверен,что Вы на это рассчитываете, но Вашей пиар-активностью может воспользоваться кто-то другой, более серьезный и мощный), то распространение любых текстов (как с использованием сети Интернет, так и без использования), в которых правоохранители увидят угрозы совершения насильственных действий, например, в отношении представителей власти (в вашей статье остается пресловутая «социальная группа», к которой правоприменительная практика относит чиновников, депутатов, правоохранителей и так далее), а равно любых других текстов, если при их распространении используется служебное положение (например, главного редактора, например «Эха Москвы») не только остается уголовно-наказуемым, но и повлечет более строгую ответственность, чем раньше.

Так понятнее стало? Хотя не вполне убежден, что Вы стремитесь к пониманию. Законы самопрезентации несколько отличаются от принципов юриспруденции. Главное, чтобы Ваших друзей и близких из-за Ваших усилий не начали сажать. Вот тогда точно поймете. Но для многих будет уже поздно. Боюсь, для Вас тоже.

Спасибо.

Юридический разбор радикальной депутатской инициативы

Давно не было позитивных новостей из Госдумы, подтверждающих за нижней палатой постоянный чемпионский титул по парадоксальным инициативам. И вот на прошлой неделя юмористическая летняя блокада была в очередной раз прорвана. На этот раз облегчить нашу жизнь, а заодно и многострадальный уголовный кодекс попытался дуэт депутатов Журавлева и Шаргунова.

Замахнулись они сразу на особую часть кодекса, а точнее на резиновую 282-ю его статью, которая является головной болью всех более-менее думающих и практикующих юристов. Коллеги предложили её облегчить и и как следует из пояснительной записки «исключить репрессивный уклон указанной нормы».
Практически как коллективный Степан наш Разин, который пришёл дать нам волю, но у которого не вышло.

С депутатом Журавлевым и его способностями все понятно уже давно. Дело даже не в его приснопамятной драке в благородных коридорах нижней палаты с коллегой Делимхановым и его золотым пистолетом. Проблема в том, что почти у всех его инициатив есть всегда лишь один несомненный плюс — они сознательно направлены на привлечение внимания. На этом их плюсы исчерпываются. О юридической компетентности таких инициатив не приходится говорить вообще, эти финты не для того придуманы.

Однажды, по-моему, ещё в мою бытность сенатором, я помню, он пытался править 37-ю статью УК раскрывающую понятие о необходимой обороне. В результате он все перепутал и по его логике в законопроекте вдруг вышло так, что право на необходимую оборону, то есть право лица на защиту, чуть не превратилось в право лица на убийство по территориальному признаку или потому что кто-то не захотел бы думать перед тем как палить у себя в квартире. По логике той его поправки, любой, кто оказался, например, в чужом доме – т.е. на «враждебной» территории, — мог бы быть безоговорочно и бесповоротно убит хозяином.

Потом он отметился ещё раз, окончательно застолбив за собой место в потешной когорте депутатов-троллей, когда, пытаясь быть талантливее гееборца-Милонова, разработал очередную инициативу против опасных геев. По его логике выходило, что если родители заподозрены в однополости, а доказать это путем следственного эксперимента представляется маловероятным, то взрослых надо лишать родительских прав, а детей спасать с помощью детского дома. Российского детского дома, как известно, самого благоприятного для детей места в мире.

Зачем было в общем-то неплохому депутату-писателю Сергею Шаргунову брать такого в напарники мне не очень понятно, но, что вышло — то вышло. А вышло совсем плохо. Тем боее что неплохой писатель тоже отнюдь не обязан быть хорошим юристом. Даже если он депутат Государственной думы от коммунистической фракции.
И вот почему плохо.

Они подумали, что для того, чтобы декриминализовать действия по распространению экстремизма в информационных сетях (лайки, репосты, публикации и проч.) и сделать статью менее репрессивной, достаточно механически исключить ответственность за деяние, предусмотренное в действующей редакции части 1 статьи 282 УК, то есть за возбуждение ненависти и унижение достоинства по указанным в законе признакам, которые были совершенные публично или с использованием СМИ, в том числе сети Интернет.
И в их редакции нормы устанавливается ответственность за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по соответствующим признакам, совершенные:
 — с применением насилия или с угрозой его применения;
 — лицом с использованием своего служебного положения;
 — организованной группой.

То есть, указание на совершение преступления «публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет» они, как в том анекдоте про звездочки и подполковника вдруг ставшего майором, «отшпандорили», а квалифицирующие признаки, предусмотренные пунктами «а», «б» и «в» части 2 статьи 282 УК (указанные выше), наоборот «пришпандорили» и сделали признаками основного состава преступления. Элегантным движением шаловливых рук создав законодательного уродца.

Эффект получился противоположный задуманному.
Потому что, само по себе исключение из текста закона признака «публичности» и формулировки «с использованием сети Интернет» не только не сужает, но напротив — расширяет круг уголовно наказуемых деяний.

Фактически, авторы законопроекта попадаются в логическую «ловушку» — им кажется, что если из нормы уголовного закона просто исключить определенные слова — «понедельники взять, да отменить», то круг уголовно наказуемых действий сузится. Между тем (придётся им открыть тайну) конструирование уголовно-правовых норм путем описания понятия того или иного преступления подчиняется законам формальной логики.
Поэтому закон об обратном соотношении между объемом и содержанием понятия приводит к неизбежному следствию – исключение из определения преступления его признаков (то есть уменьшение содержания понятия), вопреки благому намерению законодателей, не сужает, а расширяет круг уголовно наказуемых действий (то есть увеличивает объем понятия).

Если совсем как для студентов, то отсутствие в диспозиции статьи 282 УК признаков «публичности» и «использования сети Интернет» означает, что преступными теперь станут всякие действия – и те, что совершаются публично и в Интернете, и те, которые совершаются иными способами. Например, строго непублично.
Ещё раз, депутаты Шаргунов и Журавлёв, любые действия!

Что самое нелепое — проектная статья предусматривает за совершение таких действий более суровую санкцию. Было от двух до пяти — стало от трёх до шести. Лет, разумеется.
Такое, вот, современное думское законотворчество.

P.S. Уважаемый Сергей Шаргунов! Если всерьез соберётесь декриминализировать «вербальный» экстремизм, ответственность за который сейчас наступает по статье 282 УК, то, как вариант, часть первую указанной статьи необходимо будет дополнить признаком «с применением насилия», а в части второй оставить имеющиеся квалифицирующие признаки («использование служебного положения», «совершение преступления организованной группой). Тогда уголовная ответственность по статье 282 будет наступать только за физические, а не за словесные экстремистские действия.

И последнее. Когда готовите законопроекты или поправки к ним, обращайтесь все-таки к адвокатам. И дело не только в том, что в таком случае Вы получите шанс выглядеть профессионально и сможете не отправить по тюрьмам дополнительные тысячи наших с Вами сограждан.

Хорошего Вам дня, он же и вечер.

День Победы прошёл, оставив позади себя ворох ненужных споров, ссор, обид и ощущения, что праздник знакомый с детства вдруг стал каким-то другим, в чем-то чуть более карнавальным, в чем-то слишком помпезным и бессмысленным, а в чем-то неожиданно новым — например, маршировали в Антарктиде и даже на Евровидении умудрились устроить шапито. Где-то, говорят, ездил троллейбус с макетом могилы Неизвестного солдата. Пройдет ещё несколько лет и день этот станет совсем иным. Не потому что кто-то так задумал, а потому что все мы смертны.

Помню, в детстве я очень любил парад Победы. Мне нравилось сидеть с отцом на трибуне и разглядывать забавные военные машины, пушки, и ракеты. Единственное, что расстраивало меня, десятилетнего мальчишку — в городе на Неве на параде не было настоящих танков, а может быть мне так кажется и танки были, ведь прошло с той поры тридцать с лишним лет.

Зато на трибунах и на улицах — что самое важное дома было очень много ветеранов. Были живы мой дед и мои бабушки, прошедшие сквозь войну. Кто-то в умирающем Ленинграде, кто-то под бомбежками в санитарном поезде, а дед Коля получал свой свинец в окопах на Невском пятачке.
Ветераны были бодрые, радостные, но веселыми их назвать было конечно же нельзя — они все плакали в этот день. Поэтому песня про праздник со слезами на глазах воспринималась мною всегда буквально — слезы были у меня на глазах и тогда и сейчас, когда я её слышу.

Потом умер дед — в самом начале Перестройки, а потом отменили военные парады. Но ветеранов все равно было ещё много. Мы встречали их на улицах, они уже сильно постарели, но также гордо носили свои ордена и медали на полинявших выгоревших гимнастёрках и старых мундирах. Помню, как мой приятель Костя встретив на улице какого-то боевого и совсем белого деда, пожал ему руку, сказал спасибо и подарил гвоздики.
Время летело, растворяя в вихре жизни воспоминания, людей и историю. Тех, кто прошёл через мясорубку войны, видел смерть и ценил жизнь осталось мало. Через несколько лет не останется почти никого.

Будем только мы со своими воспоминаниями о них и о том, как нам кажется все это было.
Это и не плохо и не хорошо — это то, как это будет. Просто праздник живых героев станет праздником в память о мертвых, а сами они станут черно-белыми фотографиями в руках детей и взрослых, да семейными притчами и легендами .
А Бессмертный полк — это лишь переход из одного состояния в другое, это вода ставшая льдом или огонь дымом.

Парадокс же и усмешка истории, над которыми мы не задумываемся, состоят в том, что День Победы не был даже выходным днем до 1965 года. При Сталине и Хрущеве — когда память о великой войне была еще совсем близкой и теплой — отнюдь не принято было считать, что это великий праздник. Скорее — День памяти и скорби об огромных жертвах народа и ужасных ошибках власти, в начале Второй мировой маршировавшей заодно с Гитлером. Полноценным праздником 9 мая сделал Брежнев, который в силу своего возраста не участвовал в событиях 1917 года и нуждался в новом источнике легитимации — в данном случае, событиях 1941-45 гг. Сам Брежнев, кстати, закончил войну реальным — не паркетным генерал-майором и заслуженно принимал участие в Параде Победы.

Власть и партия сейчас пытаются забрать «Бессмертный полк» у его основателей и это может получиться. Это чревато не только выхолащиваем самого действа с последующей дискредитацией (тот же марш полярников в Антарктиде выглядит, мягко говоря, неуместным) , но и новыми вопросами о том «А была ли вообще та Победа, которой вы так канцелярски и выспренне гордитесь?»

Поэтому Бессмертный полк нужен и он нужен не мертвым — он нужен живым. Причём живым во всех смыслах и значениях этого слова. Это тот самый настоящий крестный ход под иконами, которым готовы молиться все и который объединяет вне зависимости от веры.
Главное, не опошлять его ложными святыми и дешевым балаганом вместо настоящего поклонения.
И мы не имеем право втаптывать в грязь память о предках всей этой бесовщиной на федеральных каналах и на улицах где кто-то порой «хочет повторить».
Вот они с пожелтевших фотографий смотрят на страну и мир, который спасли.
Они — это наше небесное воинство. Не сотня, а двадцать семь миллионов.
Мы их сами призвали с того света.

Забыв, что это довольно опасный ритуал — призывать мертвых.
Они ведь могут не только помогать, но и осудить.

На прошлой неделе возбуждённая умными ракетами и твитами президента Трампа российская Госдума вновь удивила. Спешно был внесён законопроект потенциально запрещающий всё американское, включая лекарства, и юридических консультантов. Негласная команда по коридорам парламента гласила «Срочное принятие».

Комментарии депутатов были суровы и разящи , а формулировки законопроекта точны и безжалостны, направлен он на «минимизацию угрозы интересам и безопасности Российской Федерации, прав и свобод ее граждан со стороны Соединенных Штатов Америки и (или) иных иностранных государств.», а для этого надо запретить или ограничить «выполнение отдельных видов работ (услуг), в том числе консалтинговых, аудиторских и юридических услуг, на территории Российской Федерации для обеспечения государственных и муниципальных нужд, а также нужд отдельных видов юридических лиц»

В общем всё как полагается во времена, заявленной пару лет назад, «военной суровости».

С депутатами и как бы их инициативами все более менее ясно, не они скорее всего писали, а внесли то, что «велено было».
Однако пока есть установленные регламентом самого парламента сроки принятия законопроекта и стадийность, подразумевающая первое, второе и третье чтение, необходимо всем миром помочь депутатом понять, что иногда полезно побыть, все-таки, вдумчивыми законотворцами и самостоятельными мудрыми государственными деятелями — взять и трезво оценить риски для страны от подобной, хоть и рамочной, но безусловно вредящей стране законодательной инициативе.

Уважаемые депутаты, мои бывшие коллеги!
Я не буду ничего рассказывать вам о медицине, лучших лекарствах от ВИЧ, например, которые могут попасть под запрет, это сделают более компетентные люди.
Что же касается вашего невоздержанного коллеги — депутата Толстого, предложившего больным пить боярышник вместо западных лекарств и который сам при этом, как поговаривают, привык лечиться в Австрии, то я бы в ответ, как в том анекдоте, предложил бы ему просто чаще мазаться землёй, помочь не поможет и язык его дурной не вылечит, но к земле привыкнет.

Вам же я попытаюсь терпеливо объяснить почему, убирая с нашего рынка такие компании (американские юридические фирмы) как, например, Akin Gump, Baker Botts LLP, Baker & McKenzie, Berwin Leighton Paisner Bryan Cave, Clearly Gottlieb, Debevoise & Plimpton LLP, Dechert, Hogan Lovells, Jones Day, King & Spalding, Latham & Watkins, Morgan Lewis & Bockius LLP, Norton Rose Fulbright, Skadden, Arps, Slate, Meagher & Flom LLP, Squire Patton Boggs, Vinson & Elkins, White & Case, Winston & Strawn вы рискуете столкнуться с тем, что при возникновении у государства в ближайшем будущем вопросов, связанных обеспечением сделок по привлечению капитала этот вопрос не будет решён и о зарубежных рынках капитала придётся забыть.
Никто не сможет помочь государству в большинстве вопросов связанных с защитой интересов российского бизнеса по английскому праву и праву США. При необходимости проведения compliance (проверки соответствия деятельности законодательству), который включает в себя трактовку экстерриториальных норм законодательства США и Великобритании о противодействии коррупции за рубежом (FCPA, UK Bribery Act) сделать его будет невозможно. Также при каких то крупных трансграничных М&А сделках Россию никто не сможет так квалифицированно консультировать.
Если же вдруг в Россию захотят прийти инвестиции, то их защиту российским фирмам, увы, пока не доверят, поэтому они (инвестиции) могут расхотеть приходить.
Помимо этого проблемы начнутся с:

1. Любыми спорами в зарубежных госсудах
2. Инвестиционным арбитражем
3. Покупкой / продажей активов за рубежом
4. Розыском активов по миру (asset tracing worldwide)
5. Сложными размещения ЦБ на иностранных биржах
6. Сделками в экзотических юрисдикциях

Да, кстати, чуть не забыл. Если государству, государственными компаниям или просто лидирующим российским компаниям придётся вдруг прибегнуть к услугам международных консультантов для ознакомления с лучшими мировыми практиками в своих отраслях, разработать с их помощью передовые управленческие решения, оперативно получить информацию о трендах и возможностях на зарубежных рынках или напротив проанализировать информационный поток, который как раз идёт преимущественно в Россию, а не наоборот, как говорят разные неучи, то после подобных законодательных инициатив ничего не будет.
И не забудьте, что страна потеряет квалифицированных специалистов, потому что в отличие от начала нулевых, сегодня подавляющее большинство сотрудников международных консалтинговых компаний — граждане РФ, хорошо образованные англоговорящие аналитики и юристы, работающие над повышением эффективности российских компаний, как в частном так и в госсекторе. При ограничении деятельности их работодателей на территории нашей страны, многие из этих конкурентоспособных профессионалов не захотят менять работу в международной компании на местную, а решат просто уехать работать в офисы своих компаний в другие страны, усугубляя ту самую утечку мозгов, с который Россия безуспешно борется.

В конце-концов, возможность получить действительно независимое экспертное мнение у государства тоже исчезнет. А вот это уже не заменить никаким суррогатом.

Достаточно?

Никакие родные условные ЕПАМы, ЮСТы, КИАПы и наша коллегия адвокатов Pen & Paper также ничего вышеперечисленного делать пока самостоятельно не могут на том уровне, который требуется и признаётся, потому что еще не умеют и потому что другая экспертиза, другой опыт и т.д. Да, просто потому что нашему юридическому бизнесу всего двадцать пять лет, из которых пять на улицах была пальба и никто не думал о западных стандартах ни в каком бизнесе.
Даже если кто-то говорит вам обратное и трясёт рейтингами — не верьте. Нам всем ещё необходимо время, чтобы научиться и главное — примеры с кого учиться.

Такими законодательными темпами вы скоро придёте к запрету видов услуг, например услуг по подготовке отчетности по МСФО и US GAAP и в итоге останется только отчетность по РСБУ.
Вы к этому двигаетесь или сами пока не знаете в чем ваша задача?

Сейчас попробую по-товарищески обьяснить.
Задача государства, а значит и ваша (пока вы ещё депутаты — а время летит быстро, поверьте) не выжигать сильных игроков в угоду моменту и внешней политике, а приглашать сильных, чтобы свои учились у них и перенимали опыт, практики, экспертизу и стандарты. Всего того, чего пока у нас нет на том уровне, который требуется, чтобы стать конкурентными в глобальном мире.

Момент пройдёт, внешняя политика изменится и будет Перестройка всего и в первую очередь сознания. Вашего вне всякого сомнения, но и нашего тоже, потому что вы депутаты всего лишь наша мизерная часть.
Потому что задача номер один это демилитаризировать наше сознание, признав логику войны ущербной и архаичной, признав то, что в современном мире проблемы решаются конкуренцией идей, технологий и смыслов.
Задача номер два, это демилитаризация бытия, которая предполагает выход за пределы силовой политики, признающей, что лишь военная мощь является ключевым фактором.
Задача номер три, это демилитаризация будущего и создание новейшего не оружия, а политического мышления, в котором мир — высшая ценность. Мир, где свобода, гласность и открытость естественны, а фиксированные зоны влияния определяются не ялтинско-потсдамским соглашением 1945 года, а количеством и охватом мессенджеров Telegram созданных новыми гениями из России, США или Украины.
В таком мире ценен каждый человек в отдельности и всё общество в целом и эта ценность не противоречит ценности государства, а напротив усиливает его кратно.
Если мы хотим в этом мире жить нам необходимо оставаться в системе международного права, международного арбитража и свободной международной торговли, не выгонять и запрещать работу носителей и практиков этого права, а учиться и научиться, наконец, играть по тем правилам, которые существуют в этой системе. Мы должны научиться играть сильно, используя все доступные возможности и аргументы, играть лучше всех.

Нам надо перестать на всех обижаться, всех выгонять, запрещать отовсюду выходить и уходить — мы должны оставаться и выигрывать.

Вообще конечно, вся эта политическая истерика последних в лет в России с её неистовой борьбой с Западом и с самими собой, вернувшейся советской риторикой и теми же привычками говорит только об одном.
Если и когда человек стареет, теряет уверенность в себе и собственных силах, интерес к жизни и творчеству, личному и общественному прогрессу, он нередко замыкается в себе. Отключает телефон. Перестает встречаться с друзьями. Теряет самих друзей, подозревая в них соперников или даже врагов. Потом друзей выгоняет. Утрачивает контакт с родными и близкими. Опускается, перестает следить за собой. Потом — переходит в стадию дома престарелых и полного анабиоза. Становясь живым трупом. Гораздо раньше, чем трупом реальным.
Хотим ли мы такой участи для нас для всех? Для нашей России с ее огромными возможностями и неискоренимым будущим?
Я лично — нет.

К адвокатам в России привыкли относится плохо со времен прихода большевиков. Помните эту ленинскую «адвокатскую сволочь»? Впрочем, Ленин сам был адвокатом и вероятно говорил о себе.

Почти год назад на Петербургском международном юридическом форуме все юристы и не юристы дружно бились над вопросом «Почему же адвокат так и не стал героем нашего времени?»

Почему, например, героем американских фильмов адвокат стал? Честный или не очень, защищающий дьявола или невинного подростка, возглавляющий юридическую фирму миллионер или бедный активист, а в России герой этого времени – полицейский, чекист или криминальный авторитет, да кто угодно. Но не адвокат!

Как случилось, что само понятие «защитник» так отличается в наших странах?

Мы тогда единого ответа не нашли, хотя лично для меня он заключается в том, что Россия так пока и не стала страной закона, она является страной благодати, в ней превалируют категории совершенно иного порядка: от «справедливости» до «понятий». В массе своей, строгое следование нормам закона не только не приветствуется, но и считается проявлением девиантного поведения. В такой ситуации адвокат и близко не играет той роли, которую он исполняет в евроатлантическом мире.

Сформированный увы в искусстве, а значит и в нашей жизни образ российского адвоката, это фактически так называемый «решальщик», человек, который может обстряпать вопросы клиентов путём раздачи взяток пресловутым silovikam. В этом смысле ни квалификация ни красноречие адвоката не имеет значения. Платят лишь за полезные знакомства. Вот почему адвокат – заложник крайне низкой правовой культуры в нашей стране. И превратить адвоката, на уровне общего и частного восприятия, в некий условный аналог семейного доктора, без которого не принимаются никакие важные решения это вопрос не только самопродвижения и самопозицианирования адвокатского сообщества, но и культивирования совершенно нового восприятия закона и права в нашей стране.

Мы остались страной культа силы. Прав тот, кто сильнее, богаче, влиятельней. Прав всегда начальник. Это — наследие веков Орды, абсолютной монархии и большевизма. Власть в России — это не столько Закон, сколько Порядок. Синий околышек полицейской фуражки в России точно важнее корешка подарочного издания Конституции, пылящегося в кабинетах министров.

Самым же неприятным является то, что даже внутри адвокатской корпорации нет привычки уважать ни закон, ни собственную корпорацию, ни своих коллег. Мы хотим всё и сразу. Мы считаем, что мы плохо организованы, недостаточно квалифицированы, да и народ адвокатский какой-то у нас не тот. Во всем виноваты, разумеется, чиновники от адвокатуры (коим я тоже являюсь, поэтому текст предвзят), чиновники Минюста и Путин разумеется. Как только что-то нас у нас же не устраивает — мы тут же говорим, что это плохие правила, а мы гениальны, но недооценены и готовы писать красивые петиции, называть их «Адвокатская инициатива 2018» и жаловаться, жаловаться, жаловаться.


При этом нас не смущает то, что жаловаться на эту несправедливость мы умудряемся тому же Путину, кого сами обвиняем во всех своих проблемах.

Мы не пытаемся даже осознать, что надо научиться прежде всего жить по своим же правилам и научиться выигрывать по этим правилам, потому что их придумали мы сами, а не Путин и даже не Медведев.

Мы до сих пор не пришли пониманию что профессиональные корпорации особенно в юридической сфере должны быть полностью отделены от государства точно так же, как формально отделена от него церковь.

Государство есть слуга и защитник закона. Государство создано ради закона. А не наоборот.

Наконец, государство должно следовать доминирующим в обществе представлениям об общественном благе, а не формировать такие представления.

Соответственно мы должны для себя определить кому служит адвокатура. Государству? Категорически нет.

Она служит:

а) закону

б) а поэтому – нации.


Следовательно общественному благу.

Именно в этом двухчастном или двухтактном служении залог независимости адвокатуры. Независимости не только правовой, но и психологической. Последнее не редко важнее. Особенно когда подавляющий массив законодательства принимается, а ещё чаще применяются по известному ленинскому принципу: формально правильно, а по сути издевательство.

Адвокатура тогда преодолеет ментальные или если угодно эстетические барьеры между собой и народом, когда докажет, что работает именно не на коллективного полицейского, а на то самое общественное благо.

В этом смысле, то спонтанное обьединение всех адвокатов России во имя помощи семьям погибших и пострадавших во время страшной трагедии в Кемеровском ТЦ «Зимняя вишня» и является тем, что вернёт Российской адвокатуре ее идентичность и ощущение самости и самостоятельности. Это и есть истинная Адвокатская инициатива 2018, та инициатива, которая и может послужить объединением профессии и сообщества. Та инициатива, за которую не стыдно.

А адвокатские челобитные государю или коллективному полицейскому, например, в лице Генерального прокурора, это дурной тон, слабость, да и просто нелепо — они не могут служить инструментами решения важных вопросов внутри адвокатского сообщества. Наших собственных вопросов!

Адвокатура выжила и сохранилась даже в самые жестокие и тоталитарные годы только потому, что вопреки государственному давлению отстаивала собственные фундаментальные принципы. Тем более так надо действовать сейчас, когда ситуация в отношениях власти и адвокатского сообщества не безоблачная, но все же далеко не такая мрачная как при Сталине.

Отделение адвокатуры от государства вот наш лозунг!

Перефразируя И.В. Мичурина — не надо ждать милостей от власти, взять их у неё наша задача!

12 марта 2018

Дорога к хаму

Я долго наблюдал за ситуацией вокруг депутата Слуцкого и его борьбой с несправедливыми и чудовищными обвинениями в сексуальных домогательствах выдвинутых против него тремя девушками-журналистками. Путём грубых манипуляций им удалось буквально выбить из его поджатых губ подобие абстрактного извинения и то после моральной вербальной поддержки спикера Володина, заявившего всем журналисткам «Вам опасно работать тут? Меняйте работу!».

Со Слуцким все более-менее понятно. За те почти четыре года моей работы сенатором о существовании оного я узнал всего однажды и то не в связи с его законотворчеством. Однажды я был в командировке в Казахстане, парламент которого пригласил нас на научную конференцию по случаю юбилея Конституции. От Госдумы был Слуцкий с группой товарищей и запомнился он там двумя историями.
Первая, когда прямо во время заседания верхней палаты и чтения доклада он ворвался в зал, пробежал по рядам и громким шепотом сказал своим, что все, мол, срываемся, посол ждёт — и делегация Госдумы тут же покинула зал прямо посреди заседания. Выглядело это убого.

Вторая, когда вечером того же дня, придя на торжественный ужин к главе парламента и руководству палаты я обнаружил, что от России я ужинаю в одиночестве — вся делегация Госдумы улетела, несмотря на протокольное мероприятие. Когда хозяева меня спросили, а где же остальные гости, мне пришлось на ходу извиняться и объяснять, что, рейс, время, график, ну и все в таком духе. На что глава палаты с мудрой улыбкой мне сказал: «Конечно, мы все понимаем — личные чартерные рейсы они ведь строго по времени летают, не задерживаются. Спасибо, что вы остались!». Я сквозь землю готов был провалиться тогда.
То, что депутат Слуцкий как минимум бестактен, не профессионален и не на своём месте и так очевидно.

А депутату Вячеславу Володину, конечно, пора понять, что он если он хочет быть президентом (пусть и самой низшей палаты парламента), а не рядовым депутатом, то ему необходимо осознать, что он говорит от имени России, а не только себя. Его странноватые высказывания наносят репутации нашей страны ущерб не меньший, чем дикие крики ястребов, стремящихся стереть с лица Земли все живое.
При всём при этом Володин ясно дал понять, что не видит в происходящем и в поведении Слуцкого ничего предосудительного и скорее наоборот — считает неправильным поведение журналисток.

Теперь можем посмотреть, кто вообще во властных структурах России заступился за объектов возможного харрасмента .
Администрация президента — ноль человек.
Правительство РФ — ноль человек.
Руководство и знаковые фигуры парламента — ноль человек.
Представители других госорганов — ноль человек.
Кандидаты на пост президента РФ — один. Вернее одна.
Доверенные лица действующего президента РФ Владимира Путина — ноль человек.
Отсюда понятно почему Леонид Слуцкий чувствует себя абсолютно безнаказанно.

Вероятно он убеждён, что сексистская культура нашего общества, замешанная на демонстративном унижении женщин настолько тверда и прочна, что никто ни во власти, ни даже среди считающих себя оппозиционными мужчин-кандидатов президенты (с Жириновским все понятно, но усатый Грудинин и остальные то где?) не пойдут против неё. А значит так, как (возможно) Слуцкий не только можно, но и должно поступать.

Можно сколько угодно рассуждать после этого, что Россия это часть Европы или другая Европа, но Слуцкий-гейт доказывает обратное, как не доказали бы и сотни лучших аналитиков.

То, что случилось, это хуже чем неэффективная экономическая политика и даже всепроникающая коррупция — и с первой и со второй ещё можно хоть как-то справится. Но справится с тем, что глубоко засело в наших головных и костных мозгах гораздо сложней.
Во второй половине 1980-х годов настоящая перестройка началась не столько с половинчатых реформ Михаила Горбачева (при всей их необходимости и спасибо ему за них), сколько с идеи покаяния (и одноимённого фильма Тенгиза Абуладзе) — нашего покаяния перед самими собой и господом богом.
И сегодня какие-либо кардинальные перемены в стране могут начаться только с покаяния, например с покаяния мужчин перед женщинами за все, что вытворяет коллективный Слуцкий.
По-моему пора уже создать движение или профсоюз мужчин, которые выступали бы за права женщин. Всякий трудный путь должен начинаться с первого шага. По дороге к хаму.

P.S . Пункт первый: я сам бывший член российского парламента — экс-зампред комитета по конституционному законодательству Совета Федерации.
Пункт второй: в данном случае я выступаю в личном качестве, а не как адвокат предвыборного штаба кандидата в президенты Ксении Собчак.

Главе Чувашской республики М.В. Игнатьеву
Уважаемый Михаил Васильевич!

По многочисленным сообщениям средств массовой информации, министр здравоохранения Чувашской республики В.Н. Викторов 19 февраля 2018 года на совещании по подведению итогов развития Новочебоксарска за 2017 год в Вашем присутствии заявил буквально следующее: «если у женщины до рождения ребенка было семь мужчин — это 100% бесплодие. Это для информации, это факт».

Позднее, в оправдание откровенно невежественной и псевдонаучной точки зрения руководителя министерства здравоохранения Чувашии, на портале ведомства был размещён комментарий его главного репродуктолога Сергея Милашева, «обосновавшего» столь экзотическую позицию своего руководителя причинно-следственными связями между количеством партнёров у женщины, связанным с этим риском распространения инфекций, передающихся половым путём (ИППП), и увеличением процента женщин, неспособных к деторождению. При этом вопрос о связи ИППП и мужским бесплодием, в том числе, о возможной роли женщин в нём, стыдливо умалчивается.

Такая трактовка руководящими «эскулапами» деликатной медицинской проблемы делает их позицию не только псевдонаучной, но также сексистской и антиконституционной, поскольку принцип равенства полов закреплён и гарантирован статьёй 19 Конституции Российской Федерации. Несостоятельность и смехотворность подобных утверждений, как и разработанной на их основе «теории» телегонии (так называемой «памяти матки»), давно доказана академической наукой, и это общеизвестный факт.

Возникает закономерный вопрос: как человек с таким уровнем научной подготовки, явно находящимся ниже нулевой отметки, смог не только возглавить республиканское здравоохранение, но и защитить диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук в 2015 году? Даже будучи специалистом в области стоматологии, он обязан был иметь общемедицинскую подготовку, позволяющую претендовать на учёное звание, сдать кандидатский минимум, подготовить рукопись и автореферат диссертации, обосновать теоретическую и практическую значимость работы, а также её новизну.

Нельзя исключить, что существуют объективные причины, обсулавливающие столь неприемлемое публичное поведение министра Викторова. Их наличие может быть проверено и подтверждено либо опровергнуто. В соответствии с п.4 ч.1 ст.16 ФЗ от 27.07.2004 N79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» и в порядке, предусмотренном п.4 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 14.12.2009 N984н, государственные служащие и лица, замещающие госдолжности, обязаны проходить ежегодную диспансеризацию, включающую в себя осмотр специалистами, в том числе, психиатром и психиатром-наркологом.

В связи с очевидными странностями в поведении В.Н. Викторова прошу Вас направить его на внеплановую диспансеризацию на предмет проверки наличия или отсутствия расстройств здоровья, препятствующих исполнению возложенных на него должностных обязанностей. В случае выявления таковых расстройств, прошу оказать ему необходимую медицинскую помощь. Если же будет установлено, что состояние здоровья В.Н. Викторова не является причиной его описанного выше поведения, то прошу Вас воспользоваться предусмотренными п. 6 ст. 72 Конституции Чувашской республики полномочиями и освободить В.Н. Викторова от занимаемой должности по причине отсутствия у него должной компетенции, способности здраво мыслить и принимать рациональные решения, то есть, глупости.

К нам в коллегию обратились прямые потомки В.И. Ленина, проживающие сейчас во Франции.
Их имена пока не могу разглашать по этическим соображениям, но сомнений в том, что эти лица – настоящие правнуки основателя СССР, у меня нет – ими предъявлены соответствующие документальные доказательства и заверения. Они хотели бы добиться перезахоронения В.И. Ленина в Париже (на Монпарнасом кладбище, где у них есть необходимые возможности). Контрагенты просили меня прояснить правовой статус тела Ленина в Мавзолее на Красной площади в Москве и обрисовать спектр возможностей перемещения тела в том или ином направлении, а также изменения его статуса.

Пришлось разбираться.

Кстати, вчера, 21 января – была годовщина смерти Владимира Ильича, с чьим именем на устах прошло детство многих из нас, включая автора этих заметок.
И потому – дополнительный повод проанализировать и понять, какой в будущем может и должна быть судьба тела Ленина.

Самое очевидное-невероятное, что удалось выяснить за время беглого анализа – это то, что четкий правовой статус этого покойного отсутствует.

Фактически имеет место пробел в правовом регулировании, дающий возможность для всевозможных инсинуаций, спекуляций, идолопоклонства и мракобесия вроде аналогий со святыми мощами.
Такое положение в цивилизованной стране 21 века, именующей себя правовым светским государством, терпимо быть не может. Следовательно, пробел должен быть ликвидирован путём отнесения этого объекта к одному из возможных видов объектов правового регулирования, а именно: если это труп человека – он должен быть захоронен в соответствии с законом о погребении; если это объект исторического наследия – то должен экспонироваться как музейный экспонат, в том числе и на платной основе. Решить это должен законодатель с учётом результатов экспертного и общественного обсуждения, которое давно пора инициировать.

И вариантов здесь всего два.

Первый: захоронение (или перезахоронение).

У нас есть Федеральный закон «О погребении и похоронном деле», согласно которому под «погребением» понимаются обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям.
Погребение может осуществляться путем предания тела земле, огню и воде. Погребение не означает исключительно закапывание в землю. Тело может быть захоронено также в «иных зданиях и сооружениях, предназначенных для осуществления погребения умерших». Одним из способов погребения является захоронение в склепе.

В соответствии со ст. 4 этого же закона местами погребения являются отведенные в соответствии с этическими, санитарными и экологическими требованиями участки земли с сооружаемыми на них кладбищами для захоронения тел умерших, стенами скорби для захоронения урн с прахом умерших (пеплом после сожжения тел умерших), крематориями для предания тел умерших огню, а также иными зданиями и сооружениями, предназначенными для осуществления погребения умерших.
Места погребения могут относиться к объектам, имеющим культурно-историческое значение.

Создаваемые, а также существующие места погребения не подлежат сносу и могут быть перенесены только по решению органов местного самоуправления в случае угрозы постоянных затоплений, оползней, после землетрясений и других стихийных бедствий.

Исторически гроб с телом В.И. Ленина было решено «сохранить в склепе, сделав последний доступным для посещения», в целях предоставления всем желающим, которые не успеют прибыть в Москву ко дню похорон, возможности проститься с вождем.
Данное решение было принято ЦИК Союза ССР и закреплено в его постановлении от 25.01.1924. Скорее всего, эта мера была временная, о чем свидетельствует, например, выбор слов в самом постановлении: «сохранить», а не «захоронить». Да и термин «склеп» использован в постановлении ЦИК в необычном значении, поскольку в обычном склепе открытый гроб с покойником не устанавливают, и посетители внутрь склепа не ходят. Было бы логично полагать, что через какое-то время после того, как все желающие простились бы с вождем, тело Ленина должно было быть захоронено в соответствии с законом. В самом деле, вряд ли под «не успевшими прибыть в Москву ко дню похорон» ЦИК мог иметь в виду людей следующих поколений, которые в момент смерти вождя мировой революции ещё не родились.

Однако имеет право на существование и иная трактовка: Постановлением ЦИК определено именно место погребения – склеп, который со временем предполагалось закрыть.
Тем более что сооружен он был «у Кремлевской стены, на Красной площади, среди братских могил борцов Октябрьской революции». Таким образом, само расположение склепа (а впоследствии и Мавзолея) среди братских могил может означать намерение ЦИК Союза ССР именно «захоронить» Ленина в склепе (мавзолее).

Что не вызывает сомнений – так это то, что при любом толковании намерений ЦИК ССР, тело В.И. Ленина не предполагалось использовать в качестве музейного экспоната.
Однако, как мы все знаем, оно не используется в этом качестве только де юре, де факто же – более чем.

В то же время, все музейные предметы подлежат учету (ст. 6 Федеральный закон от 26.05.1996 N 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации») и включаются в Государственный каталог Музейного Фонда.
Мы проверили – тело В.И. Ленина в список не внесено.

Более того, законодательство нашей страны ни исторически, ни в настоящее время (ст. 218 ГК РФ) не предусматривает оснований для возникновения права собственности на человеческие останки.

В 1990 году Мавзолей Ленина в составе Красной площади и Московского Кремля был внесен в список объектов Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, но именно как памятник выдающейся монументальной советской архитектуры.
Тело Владимира Ильича, находящееся в этом памятнике, к объектам культурного наследия ЮНЕСКО не отнесено, что также подтверждает тот факт, что оно не является музейным экспонатом.

К тому же, если придерживаться версии о захоронении Ленина в склепе, а затем и в Мавзолее, то просто так вытащить тело из места погребения для его экспонирования где-то ещё нельзя – есть риск претерпеть от ст. 244 УК РФ, предусматривающей ответственность за «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения».

В любом случае, этот сакраментальный вопрос – «что делать?», должен быть решен либо специально созданной для этого комиссией, либо на референдуме.
Что касается комиссии, то у государства есть соответствующий опыт – можно создать Правительственную комиссию (по аналогии с комиссией Б.Немцова по останкам царской семьи), она и проработает этот вопрос, собрав всех необходимых специалистов. Бориса Немцова, увы, с нами больше нет, но правительство-то и вице-премьеры в нём вроде бы по-прежнему есть.

Вариант второй: экспонирование в музее.

Для целей экспонирования в качестве музейного экспоната тело Ленина может быть признано мумией.
Ещё раз – признано мумией.

Мумия, в отличие от трупа, может быть музейным предметом, то есть культурной ценностью, качество либо особые признаки которой делают необходимым для общества ее сохранение, изучение и публичное представление.
Последнее, кстати, как мы уже отметили, фактически происходит уже сейчас. Культурные ценности – это предметы религиозного или светского характера, имеющие значение для истории и культуры и относящиеся к категориям, определенным уже в законе «О вывозе и ввозе культурных ценностей». Этот перечень достаточно обширный, полагаем, что «наш» труп может попасть под понятие «составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников и памятников монументального искусства» или «другие движимые предметы, в том числе копии, имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение, а также взятые государством под охрану как памятники истории и культуры».

Музейные предметы и музейные коллекции, в том числе включенные в состав Музейного фонда РФ, независимо от того, в чьей собственности или во владении они находятся, подлежат государственному учету.
Государственный учет состоит из первичного и централизованного учета.

Первичный учет осуществляется государственными и муниципальными музеями, государственными и муниципальными организациями, во владении или в пользовании которых находятся музейные предметы и музейные коллекции, в том числе включенные в состав Музейного фонда Российской Федерации (далее – «МФРФ»).
Первичный учет включает в себя: экспертизу культурных ценностей в целях отнесения их к музейным предметам и музейным коллекциям; первичную регистрацию музейных предметов и музейных коллекций, подлежащих включению в состав МФРФ. В государственных и муниципальных музеях экспертиза культурных ценностей и экспертиза музейных предметов и музейных коллекций, в том числе включенных в состав МФРФ, в целях ФЗ проводятся уполномоченным коллегиальным органом музея, в собственности или во владении которого находятся музейные предметы и музейные коллекции, в том числе подлежащие включению в состав МФРФ.

В соответствии с законодательством, музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав государственной части МФРФ и находящиеся в государственной собственности, могут передаваться в безвозмездное пользование государственным и муниципальным музеям и другим организациям с разрешения федерального органа исполнительной власти в сфере культуры на основании соответствующих договоров в порядке, установленном Правительством РФ.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 10.08.2017 N960 «Об утверждении Положения о передаче музейных предметов и музейных коллекций, включенных в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации и находящихся в государственной собственности, в безвозмездное пользование государственным и муниципальным музеям и другим организациям», музейные предметы и музейные коллекции передаются музеям и другим организациям в безвозмездное пользование с разрешения Министерства культуры РФ.
Соответствующее разрешение оформляется приказом Министерства культуры РФ. Музейные предметы и музейные коллекции передаются музеям в целях осуществления просветительской, научно-исследовательской и образовательной деятельности, их учета, хранения, изучения и публичного представления. Музейные предметы и музейные коллекции, находящиеся в федеральной собственности, передаются в безвозмездное пользование музеям и другим организациям на основании договоров, заключенных Министерством культуры РФ и соответствующим музеем или другой организацией.

Если считать, что обсуждаемый нами труп является мумией, то есть «сохранённым бальзамированием телом умершего человека, подвергнутым специальной химической обработке, в результате которой прекращается или замедляется разложение тканей», то весьма вероятно, этот факт может быть установлен юридически (например, путём принятия соответствующего ненормативного или что лучше – судебного акта на основе экспертного исследования), после чего, вероятно вопрос об обязательном захоронении утратит актуальность.

Таким образом, ФСО (в ведении которой находится Мавзолей) может передать труп или мумию или мумифицированный труп ) Ленина на экспертизу в музей на предмет его культурной ценности (в целях первичного учета).
Далее, если труп будет признан таковым, он проходит первичную регистрацию. До передачи трупа в музейный фонд, ФСО должна будет обратиться за получением разрешения на такую передачу в Министерство культуры РФ (все процедурные моменты уже благополучно установлены в Постановлении Правительства от 10.08.2017 N960).

Вот о таких двух юридических возможностях я и поведал потомкам Ленина, а заодно и всем вам, потому что – да, конечно, воля прямых потомков имеет большое значение в таком деле.
Но всё-таки Ленин – крупнейшая фигура российской истории. И его (пере)захоронение или иное использование – важный политической акт. Потому мы должны как можно быстрее прийти к консенсусу не только относительно правового статуса мавзолейного тела, но и его перспектив как историко-политического символа. Мое личное мнение: Ленина надо убрать с Красной площади, чтобы тем самым символически проститься навсегда с тоталитаризмом, ярчайшим воплощением которого был и остаётся покойный коммунистический вождь. И решать это должны не только его родственники по крови и по духу, но активная мыслящая часть российского общества в целом.

Конечно, нынешние правители России едва ли пойдут на (пере)захоронение Ленина; они слишком консервативны и не хотят бередить коллективную душу 15-20 млн. (экспертная оценка) избирателей, зверски ностальгирующих по советским временам (часто по принципу «тогда трава была зеленее, а чукчу девушки любили», но всё же) и считающих Ленина носителем тотального добра.
Но решать вопрос всё равно придётся. Отделаться от цепких фантомов тоталитаризма, которые по сей день сжимают нас в своих костлявых объятиях, иначе не удастся.

Вот такие вот заметки по следам 21 января 2018 года.

P.S. В тексте правда всё, кроме нашедшихся родственников Ильича. Мне же надо было, чтобы этот нудный юридический текст вы прочитали до конца.

10 января 2018 года Ксения Собчак опубликовала в своих аккаунтах социальных сетей Instagram и Facebook краткую информационную подборку о провокационных, насильственных, экстремистских и прочих противоправных действиях, совершённых в отношении её, а также в отношении сотрудников, активистов и волонтёров её предвыборных штабов: одних избили, другим угрожали, третьих оскорбили.
Все указанные ею сведения о фактах полностью соответствуют действительности, эти факты зафиксированы и не могут быть опровергнуты. Ксения также высказала свои оценочные суждения по поводу происходящего и заверила читателей в том, что и дальше будет продолжать бороться за свои гражданские права. Подтверждаю это как её адвокат: будем бороться.

В том своём, небольшом по объёму, тексте Ксения уделила немного внимания и некой загадочной «межрегиональной общественной организации защиты прав потребителей» под бравым названием «Гражданский патруль», которая 09 января 2018 года от имени своего председателя правления Р.В. Антонова разослала руководителям региональных штабов К. Собчак дерзкое письмо с угрозами и требованием прекратить деятельность по сбору подписей, ведению избирательной кампании и организации её финансирования. Эта деятельность, по мнению «Гражданского патруля» в лице г-на Антонова, является экстремистской из-за высказываний Ксении про Крым. Дословно же К. Собчак было сказано следующее: «… Только я это написала, как получила информацию о том, что некая общественная организация «Гражданский патруль» угрожает всем моим штабам, планомерно разослав всем их руководителем письмо с предупреждением о том, что все они занимаются экстремистской деятельностью. Якобы мои слова о международном статусе Крыма незамедлительно влекут за собой соответствующие юридические последствия. На самом деле последствия возникнут у т.н. «Гражданского контроля» и его главы Р.В. Антонова. Мой адвокат Константин Добрынин уже обратился с заявлением в прокуратуру с требованием провести проверку т.н. «Гражданского контроля» и выступить с иском о ликвидации оной организации в связи с нарушением действующего законодательства. Мы будем бороться за свои права!».

Пользуясь любезно предоставленной г-ном Антоновым и МООФЗПП «Гражданский патруль» возможностью, как адвокат Ксении Собчак, подтверждаю: сведения о моем обращении в прокуратуру от 09 января 2018 года по поводу их письма и с целью восстановления нарушенных прав моей доверительницы не были рождественской шуткой и полностью соответствуют действительности.

Однако уже 11 января 2018 года тот же неугомонный «Гражданский патруль» все в том же лице г-на Антонова сообщил Ксении очередным своим письмом, что «обнаружил» в опубликованном ею тексте «заведомо ложные сведения, которые порочат честь, достоинство и деловую репутацию МООФЗПП «Гражданский патруль»» (так в тексте г-на Антонова). Не более того, но и никак не менее.

На этом «основании» г-н Антонов, просветив всех и попутно мою доверительницу по поводу содержания и толкования некоторых норм Уголовного и Гражданского кодексов РФ, а также Конституции РФ, просит «незамедлительно удалить» опубликованные сообщения, «а также дать опровержение изложенных сведений в средствах массовой информации» (так в тексте г-на Антонова).

Выражая признательность г-ну Антонову и МООФЗПП «Гражданский патруль» за их бескорыстную просветительскую деятельность и проявленную заботу о повышении уровня правовой грамотности Ксении Собчак, не могу не заметить, вместе с тем, что именно эта — просветительская — часть письма особенно наглядно демонстрирует истинность и актуальность учения небезызвестного доктора З. Фрейда: ведь именно на предмет нарушения упомянутых в их письме законодательных норм (а также ряда других, не упомянутых в нём) я и попросил прокуратуру провести проверку их самих и принять подобающие меры реагирования.

Я также рад за МООФЗПП «Гражданский патруль», обнаружившую у себя «честь и достоинство». Насколько мне известно, до сих пор этими нематериальными благами обладали только люди, но никак не организации. Не менее приятно и то обстоятельство, что МООФЗПП «Гражданский патруль» что-то знает о своей деловой репутации. К сожалению, у меня таких знаний нет, поэтому не имею возможности судить о том, может ли деловая репутация патрульных быть чем-либо опорочена.
Для меня осталось неясным, хотят ли г-н Антонов и  МООФЗПП «Гражданский патруль», чтобы К. Собчак опровергла те сведения, которые ей предварительно следует по их же желанию удалить, или они имеют в виду какие-либо иные сведения и иной порядок действий.

В любом случае мы можем гарантировать г-ну Антонову, что обязательно будем адекватно и нелицеприятно, всеми не запрещёнными законом способами (в том числе и публично) реагировать на любые дальнейшие провокации, оскорбления, угрозы и незаконные попытки воспрепятствовать избирательной кампании и любой другой гражданской активности Ксении Собчак. Даже если г-н Антонов и  МООФЗПП «Гражданский патруль» снова «обнаружат» в её словах и поступках что-нибудь неприятное для себя и расстроятся.

Чуть не забыл.
Как видно из его текстов, г-н Антонов, похоже, испытывает дефицит общения и желание поделиться своими мыслями, обосновать позицию и доказать свою правоту относительно его письма, разосланного региональным координаторам предвыборного штаба. Искренне надеюсь, что ему представится такая возможность, скорее всего, в ближайшем будущем: его, вероятно, попросят представить свои объяснения, заявления и комментарии представителям уполномоченных государственных органов, в которые мы обратились.

Оригинал

Радует, что КПРФ включилась в президентскую гонку и пытается втянуть в неё прокуратуру, однако выступление моей доверительницы Ксении Собчак на пресс-конференции 24 октября т. г., когда она заявила, что «с точки зрения международного права, Крым — украинский», являются лишь констатацией одного из существующих по этому вопросу мнений. В частности заключения Веницианской комиссии от 21.03.2014 № 762/2014 о крымском референдуме, суть которого сводится к выводу о возможной неконституционности (т.е. несоответствию действовавшей на тот момент Конституции Украины) состоявшегося в Крыму в 2014 году референдума. Данная комиссия представляет собой консультативный орган по конституционному праву при Совете Европы.

Совершенно очевидно, что согласие либо несогласие с высказанным мнением этого консультативного европейского органа можно отнести лишь к её личной оценке.

Внимательный анализ выступления Собчак показывает, что оно не содержит никакого призыва к насильственным действиям или незаконному изменению территориальной целостности РФ. Как известно, после проведения референдума в Крыму эта республика и город Севастополь были приняты в состав Российской Федерации на основании соответствующих российских решений, и в её словах ни в коей степени не содержится ни малейших намеков на необходимость  совершения каких-либо действий, направленных на изменение принятых решений.

Если обратиться к диспозиции статьи 280.1 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ», то можно легко убедиться, что уголовная ответственность предусмотрена лишь за такие действия.

Можно с высокой долей уверенности предположить, что привлеченные к производству комплексного психолого-лингвистического исследования специалисты столичного ГБУ «Московский исследовательский центр» придут именно к такому выводу, т. е. об отсутствии в словах Собчак публичных призывов к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации.

Также очень хочется надеяться, что после этого, когда коллегу Рашкина ещё раз взбудоражит какое-то заявление будущего кандидата во время уже непосредственно президентской кампании, он не будет использовать своё служебное положение и преимущество в виде депутатских запросов, а будет обращаться в компетентные органы как рядовой гражданин России.

Хотя допускаю, что такая гиперактивность коллеги Рашкина связана с тем, что он сам собирается принять участие в президентском забеге вместо Геннадия Зюганова и тогда депутатских запросов будет много.



Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире