Прошу сразу обратить внимание: я не пытаюсь вам, господа, сообщить, что произошло в моем городе Бостоне, штат Массачусетс, я пытаюсь сам себе объяснить почему. И то, что я выношу эти заметки на ваш суд вызвано лишь одним: возможно кто-то найдет свое видение ситуации, а может быть, и сумеет объяснить в чем я неправ. В любом случае все нижеизложенное не имеет ни малейшего отношения к разжиганию межнациональной или религиозной розни. Любые доброхоты по этой части  — примите во внимание, что я не хочу кого-то с кем-то ссорить (или мирить). Просто пытаюсь осмыслить произошедший кошмар, чего и всем желаю.

Итак, ситуация понятная: двое братьев — этнических чеченцев по происхождению, мусульман по вероисповеданию и легальных американцев по месту проживания убили троих человек и искалечили около 180 в течение 12 секунд на финише 117-го Бостонского марафона. Старший погиб при задержании, младший с тяжелыми ранениями доставлен в один из лучших американских госпиталей, где ему за  деньги, американских налогоплательщиками, в том числе и вашего покорного слуги, пытаются спасти жизнь. Для чего? Чтобы потом судить – долго и очень за дорого, а потом содержать в тюрьме, видимо пожизненно, опять-таки за наши деньги. Не просто большие, а очень большие.

Не сочтите меня сквалыгой, но привыкши сводить концы с концами на уровне семейного бюджета, я хотел бы, чтобы и правительство исходило из соображений возможностей, а не желаний. По самым скромным предварительным подсчетам, бостонский взрыв обойдется налогоплательщикам немногим меньше 100 миллионов долларов. Это без судебных издержек и содержания осужденного до конца жизни в клетке. Там, глядишь, еще наберется десяток-другой миллионов. А если учесть, что прожиточный минимум в США ниже 30.000 долларов в год для семьи из 4 человек (в разных штатах по-разному), то очевидно, что за эти деньги можно содержать целый год минимум четыре тысячи семей или 10 – 12 тысяч человек. Небольшой город. Хочется, чтобы иммиграционная служба США, которая впустила это семейство в нашу страну и дала им политическое убежище, знала эту цифирь. Разумеется, их за это преследовать не станут: нигде в мире чиновники не отвечают за профнепригодность и за ошибки, совершенные в рамках собственного непонимания профессии, которой они занимаются.

Но я не об этом, вообще-то. Меня в данном случае волнует, почему терракт совершили этнические чеченцы. То, что терракт совершили не китайцы, не монголы, не зулусы, не евреи, и даже не марсиане, а именно этнические чеченцы, заставляет задуматься над фактом. Меня, во всяком случае.

Я понимаю страстное желание вождей и предстоятелей этого народа быть независимыми. Полагаю, что 200-100 лет тому назад сие диктовалось обычаями и верованиями народа. Не сомневаюсь, что в нынешние времена оно продиктовано огромными деньгами (читай – баблом), которые сулит владение нефтяными ресурсами. Откровенно говоря, для меня и не важно, какие идеи понуждают их к обретению свободы. Меня гораздо больше интересует вопрос: почему во имя Свободы нужно отрубать головы иностранцам? Истязать 18-20 летних военнослужащих Российской армии, попавших в плен? Не отправлять в лагерь для военнопленных, не посылать работать на восстановлении разрушенных домов, не обменивать на своих пленных, а именно зверски убивать? Равно как, я не в состоянии понять, почему ради великой Украинской незалежности надо было убивать евреев сотянями тысяч во время Второй мировой войны.

Почему же Великая Свобода обязательно должны быть перемазана в человеческой крови по самые уши? Почему? Причем, это, как правило, кровь либо людей, которых в силу обстоятельств принудили воевать против сияющей Свободы, либо вообще не имеющих не малейшего отношения к ней, прекрасной.

У меня, разумеется, есть ответ на этот вопрос. Не стану вам его сообщать в надежде, что вы без меня сможете сформулировать свою позицию по этому поводу. Места для комментариев в Интернете хватит для всех – и для умных, и для прочих.

Уж не обессудьте, но я полагаю, что ничего случайного в чеченском исполнении бостонского терракта нет. И, хотя наш исключительно замечательный президент Барак Хусейн Абама в своей проникновенной речи, с которой он обратился к городу и миру тут же после поимки второго бомбиста Джохара Царнаева не упоминает российский след жуткого терракта в моем городе, я, тем не менее, полагаю, что Российский след этот очевиден и Россия реально виновата в том, что произошло рядом с моим домом.

Вот попробуйте понять такую логику. 200 лет Россия всеми возможными для нее способами третировала чеченцев. От вырезания целых поселений на первых шагах колонизации до выселения всего народа с родной земли в 1944-м и тотального уничтожения населения в конце 20-го – начале 21-го веков. . За 200 лет Россия добилась от чеченцев только одного: воспитала устойчивое неприятие империи, ее законов, ее главной религии, правил и обычаев. Даже когда чеченцы смирялись перед неприеодолимой силой, в душе они все-равно не принимали навязываемого. А значит в любой момент были готовы к сопротивлению. Думаю, что именно тут кроются истоки «чеченского темперамента» — именно взрывным темпераментом наиболее неумные политологи объясняют непредсказуемые действия некоторых представителей этого народа. На самом деле, на мой взгляд, проблема в веках культивируемой обиде народа. И когда империя стала разваливаться на глазах, чеченцы захотели получить свою часть гарантированной конституцией СССР Свободы. А взамен получили войну, страдания, гибель надежд. И сатрапа Кадырова.

Понимаю, что анализ достаточно схематичный. Уверяю вас: я не сомневаюсь, что по предложенной схеме можно защитить десяток докторских диссертаций по истории, политологии и даже психологии поведения этниченских групп в рамках исторического процесса. Но мне этим заниматься недосуг – я пытаюсь понять, при чем тут Америка.

В конце-концов, есть немало и других этносов, которые притесняют многие сотни лет, но в 21 веке они, тем не менее, терроризмом не занимаются. Вспомните, хотя бы, евреев, которых больше двух тысяч лет упрекают и угнетают за то, что сделал (или не сделал?) один из них, но они, тем не менее, уже лет 90 с гаком в терроризме не замечены, и, если и воюют, так исключительно не по собственной инициативе.

Так может быть дело с бостонскими чеченцами в другом? Ведь Америка их не угнетала. Наши страна дала им политическое убежище, как всем политбеженцам помогала на протяжении периода адаптации, детям дали гранты на обучение, всем взрослым бесплатную возможность выучить язык и пройти всякие курсы, в том числе и помогающие организовать свой бизнес, если не хочешь работать «на дядю». В конце-концов, мы все прошли через это, и русскоговорящая община в США, в подавляющей части состоящая из беженцев, сегодня одна из самых успешных (если не самая успешная) в Америке этниченских групп.

Тогда почему же эти братья, получившие невероятные возможности в нашей стране, кстати, гораздо большие, чем у многих корренных американцев, выбрали путь террора? На мой взгляд, понимание этого и есть самое важное в осмыслении трагедии. И здесь я вступаю на почву своих собственных ощущений. Еще и еще раз повторяю: я не стремлюсь ни в коей степени разжигать межнациональную или межрелигиозну рознь. Все, что вы сейчас читаете – попытки понять происшедшее. И в каком бы направлении я не двигался в данных попытках, конечная точка для меня всегда получается одна: ислам.

Я не стану повторять известную всем информацию о том, что старший из братьев Царнаевых – Тамерлан, вызывал интерес спецслужб именно по поводу возможной причастности к мусульманскому экстремизму. Нет смысла еще раз напоминать, что в обычаях этого народа не столько думать и оценивать самому, сколько следовать велениям старшего в семье. И  как бы не стенал отец братьев Анзор Царнаев по поводу происков америкнских спецслужб, на самом деле в случившемся есть немалая его вина: оставив детей в Америке, не сумев адаптироваться в стране, у которой попросил убежища, он умотал в Россию, бросив старшего сына Тамерлана, явно склонного к насилию, в том числе и религиозному, и младшего, Джохара, не успевшего к тому времени сформироваться, как личность, и подверженного сильнейшему влиянию старшего брата.

Возможно спецслужбы США и России смогут разобраться, чем занимался Тамерлан Царнаев в России полгода, на которые он уезжал из Америки. Вполне вероятно, что найдутся и следы, ведущие к Аль-Каиде – ни для кого не секрет, что чеченские бандиты повязаны с самыми жуткими негодяями на планете. Не исключено, что и в США найдутся персонажи, спонсировавшие или стимулировавшие терракт в Бостоне. Все это – дело следователей, прокуроров, судей. Нам же с вами хорошо бы попытаться ответить на один, на мой взгляд, самый важный вопрос, на который американская политкорректность отвечать, скорее всего, не захочет: какова роль ислама в этой, очередной трагедии?

Думаю, что основополагающая. Выглядит так, что в рамках своей религии брат Царнаев-старший, а за ним и брат младший, ненавидели западную цивилизацию, фактически впервые в истории их семьи давшую им возможность жить в свободной стране и жизнью нормальных людей, от которых единственно только и зависит их настоящее и будущее. В рамках ненависти к России, которую воспитывали в них и их предках 200 лет, они не смогли понять, что Америака – это не Россия, и что тут им ничто не угрожает, кроме собственных агрессивности, глупости, необучаемости и привычки обвинять окружающих в собственных неудачах. Не живших в советской стране молодых людей, во всяком случае – старшего из братьев – явно преследовал чисто совковый сидром: неумение понимать, что в причинах собственных неудач виноват только ты сам, а вовсе не окружающая действительность, какие-то люди, и уж совсем не государство.

Семья Царнаевых так и не сообразила, что они попали в другую ситуацию. Не поняли, что между Россией и США существует полярная разница: в России, так же как и в СССР, человек существует для государства, а в США государство существует для человека. Царнаев-младший просто не успел этого понять, многие остальные члены этой семьи, которые что-то пытаются сейчас объяснить, похоже тоже не осознали.

А тут еще и ислам. Давайте не будем ваньку валять и признаем идею, которая витает в воздухе: религия на самом деле не что иное, как идеология. И то и другое существует исключительно в рамках обязательной веры; и то, и другое обязывает подчиняться определенным заранее правилам; и то, и другое запрещает всякую ересь – читай инакомыслие, споры о сути верований, ну и так далее.

Ислам, как религия, предполагает уничтожение иноверцев или отрекшихся от этой религии. То же самое и идеология – вспомните совковые постулаты: «кто не с нами, тот против нас» (истоки ищите в Новом Завете) или «Если враг не сдается, его уничтожают» (М. Горький) — искоренение всех, кто не хочет жить в обозначенных рамках.

Так вот я и думаю: сегодняшний ислам фактически стимулирует к террактам. Дескать, уничтожим неверных и заживем в своем мире единственно правильным мусульманским способом.

Я знаю, что многие духовные лидеры мусульман на словах осуждают терроризм. Но простенькие умозаключения заставляют задуматься над вопросм: почему же они во всеуслышание не проклянут террористов? Отчего не отлучат их от ислама, отлучат раз и навсегда, не будут пускать в свои мечети, дав однозначно понять и приверженцам Аллаха, и всему остальному человечеству, что терроризм и террор вне религии, вне ислама, вне мусульманства?

У меня нет ответа на этот вопрос в рамках политкорректности.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире