Полгода активного протеста против Кремля привели ситуацию к такому рубежу, после которого без дальнейшей консолидации оппозиции ее прогресс и экспансия невозможны. Я сам был сторонником отказа от поиска единой политической и экономической программы и призывал довольствоваться только протестным настроем людей. Однако сейчас этап, когда оппозиционеры «присматривались» друг к другу подошел к концу. Они достаточно хорошо друг друга узнали, поняли кто на что способен и (может я и обольщаюсь, но мне так кажется) прониклись некоторым доверием друг к другу. Теперь настала пора выработать хотя бы в общих чертах единую политическую и экономическую платформу, которая будет консолидировать оппозицию на среднесрочную перспективу.

Ни в коей мере не претендуя на роль идеолога оппозиции, я, тем не менее, решил высказаться на эту, на мой взгляд, сверхактуальную тему. Главная проблема оппозиции состоит в том, что Кремль (неважно – вольно или невольно) очень эффективно себя позиционировал: в центре политического спектра, оставив оппозицию раздробленной на право— левую части. Такое позиционирование власти позволило ему довольно долго пользоваться поддержкой большинства нации. Однако, это же позиционирование сослужило власти плохую службу, создав у власти иллюзию неуязвимости, неприступности и бесконечно долгой прочности всей этой центристской конструкции.

Эта опасная иллюзия возникла из очень рискованной гипотезы об одномерности политического ландшафта. Будто бы вся политическая и экономическая дискуссия укладывается в шкалу социализм – капитализм, левые – правые, пролетариат – буржуазия и т.д. Однако теперь уже очевидно, что это не так. Существует еще, по меньшей мере, одно измерение, по которому власть оказывается неожиданно в одной части спектра, а оппозиция – в другой. Причем вполне консолидировано. Эта дискуссия об отношении к государству как институту. Сейчас попытаюсь объяснить, о чем это я.

Те, кто читали фундаментальный труд князя Кропоткина «Анархия», знают, что первая его половина посвящена истории развития теории и практики социалистического движения. Он подробно анализирует всю эволюцию взглядов социалистов от утопистов до социал-демократов начала 20 века. И, в результате этого анализа, автор приходит к выводу, что вся эта история — есть борьба между государственническим и анархическим социализмами, в котором первый концепт победил. Не буду здесь вдаваться в подробный анализ его аргументации. Здесь важно лишь главное: под воздействием ошеломляющих успехов т.н. «социализма Бисмарка» в конце 19 века концепция государства, как главного орудия построения социализма и главного его охранителя стала в мировом социалистическом движении само собой разумеющейся, и немецкие и особенно русские марксисты без колебаний взяли ее на вооружение. Анархический же подход они сначала вульгаризировали и оболгали методами государственной (!) пропаганды, а потом и вовсе о нем забыли.

Тем не менее, анархизм в его истинном, научном виде не имеет ничего общего с той гротескной фигурой кинематографического батьки Махно или пьяного матроса, поющего пресловутое «Яблочко». Его теоретики и практики (Прудон, Бакунин, те же Кропоткин и Махно) не были полууголовными идиотами, какими их нарисовала советская пропаганда. Истинный анархизм, при всем различии течений, это не теория разрушения государства, а теория человеческой самоорганизации, примата самоуправления и саморегуляции. Что это означает на практике? Это означает, что любая власть должна строиться снизу – вверх, что местное самоуправление и торговые и промышленные союзы являются основой общественной организации, что органы власти, которые создаются над этими «ячейками общества» должны быть им подотчетны и играть вспомогательную, координирующую, а не директивную роль. Применительно к нашим реалиям умеренный анархизм в среднесрочном плане должен предусматривать восстановление истинной федерации, когда субъекты делегируют полномочия центру, а не наоборот. Восстановление экономической базы федерализма, т.е. возврат налогов территориям. И, самое главное, развитие местного самоуправления – как основы национальной самоорганизации. Оттуда, из «земства» должна делегироваться власть наверх. И только та ее часть, которая нуждается в разумной централизации. И это отнюдь не правоохранительная деятельность, не борьба со стихийными бедствиями, не образование и не здравоохранение. Это стандартизация, армия и денежное обращение. Вот, пожалуй, и все.

По иронии судьбы, мы, прожив 70 лет при т.н. «социализме», знаем историю развития правых идеологий значительно лучше, чем левых. Поэтому все более-менее образованные люди в России знают, что в правом движении тоже существует дискуссия между государственническим и либеральным (в пределе — даже либертарианским, т.е. анархо-капиталистическим) течениями. Эта дискуссия аналогична левой дискуссии и обсуждает тот же круг вопросов: насколько далеко может зайти государственное регулирование, насколько тотальным должно быть государство, насколько централизованная власть эффективна и разумна, насколько задачи централизованного государства совпадают с задачами как нации в целом, так и отдельного гражданина в частности.

Если же говорить о современной России, то можно с удивлением (и с облегчением!) констатировать, что право-либеральный подход в практической плоскости видит развитие страны практически аналогично лево-анархическому. Он предусматривает создание компактного, небольшого по численности чиновников, дешевого федеративного государства, лишенного материальных источников для мегаломанских проектов и с резко сокращенными функциями, сводящими возможности для коррупции практически к нулю. Это развитие федерализма и местного самоуправления – как основы общественной организации. И, разумеется, создание такой фискальной и бюджетной системы, которая бы предусматривала именно такое формирование власти и ее финансовых возможностей.

Характерно, что в стане оппозиции практически нет сторонников наращивания центристской власти, нет адептов имперского подхода, нет патерналистов, испытывающих оргазм от царской плетки.

Таким образом, консолидация оппозиции вполне возможна вокруг среднесрочной программы, предусматривающей реформу государства в соответствии с анархо-либеральным подходом, общий взгляд на который я здесь попытался изложить. Безусловно, левых и правых невозможно примирить навечно. Конечно же, противоречия всплывут по поводу налоговой политики, социальных программ, отношения к средствам производства и т.д. Однако это хоть и важные, но, все же, второстепенные вопросы (которые можно решить в рамках следующего избирательного цикла) по сравнению с вопросом в каком государстве мы хотим жить и растить своих детей.

Оригинал

Комментарии

360

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


25 мая 2012 | 17:28

Почитал комменты. кеоличество карасей-идеалистов несчетно.
Уж как давно поэт написал:" В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань!"
Нет - говорят - это раньше было не можно. А сейчас наука и общество таких высот достигло, что сумеем. Да и не с конем лань запряжем, а с шакалами. Сговорятся.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире