16:05 , 27 сентября 2011

Благодарность Путину

Ура!
Теперь уже можно перестать ломать комедию и делать вид, что Медведев – президент России. Из него такой же президент, как из меня – балерина. Что я, президентов не видел, что ли? И уж коль так пошло дело, то нужно признать очевидный факт: вот уже двенадцать лет (на три года больше Ельцина) нами правит Путин Владимир Владимирович. В соответствии с его собственными утверждениями, к моменту его прихода к власти осенью 1999 года, государство как такового не было, а были руины и «стояние на коленях». Значит, это он построил нынешнее постсоветское государство на территории России. Он создал все: стилистику общения власти с народом, ценности на которых воспитывается молодежь, критерии патриотизма, позиционирование во внешнем мире и все остальное, без чего не может существовать государство и в самом практическом смысле этого слова, и как идеальная конструкция.

Не знаю как вы, а я эту его заслугу признаю.
Я, правда, не считаю, что он строил его с нуля. Это он так, в порядке самовосхваления треплется, что, мол, была выжженная земля, одни головешки, а он как раб на галерах круглые сутки вкалывал. Это не вполне так. И не вкалывал он (потому, что не умеет: спросите у любого, кто его более-менее хорошо знает) и что-то в государственном строительстве было делано до него, еще Ельциным (например, такая мелочь как Конституция).

Но, тем не менее, основную работу действительно проделал он, а ельцинское государство он перестроил так радикально, что его уже и не узнать.

Итак.
Пора подводить итоги. Двенадцать лет – это достаточный срок, чтобы войти в историю, тем более с таким багажом, как строительство нового государства.

Мой, например, урок в следующем: я увидел то, что раньше было спрятано под покровом идеологии.
За свои пятьдесят лет я жил в трех государствах. Первое государство было Союзом Советских Социалистических Республик. Это было государство, густо замешанное на идеологии. Государственная практика была полностью подчинена идеологии и банальная спекуляция могла привести тебя в тюрьму. Государство говорило своему народу, что это делается для его же пользы и народ верил, что живет в государстве рабочих и крестьян, а все наши трудности будут компенсированы счастьем коммунистического рая. Государство считалось само собой разумеющейся конструкцией, которая есть некоторый штаб, который вырабатывает план движения к коммунизму.

Кстати, судя по прочитанным книгам и беседам со старыми людьми, я понял, что до Советского Союза, но так же как и он, Российская Империя тоже была вполне себе идеологическим государством.
Там говорили, что царь есть помазанник божий, что крестьяне являются хребтом страны, а задача всего народа и его войска – защищать православие и трон. Против божьей воли не попрешь, и государство имело вполне практичное религиозное объяснение, которого хватило больше чем на тысячу лет.

Потом, после распада СССР, я жил в государстве, которое на своих знаменах написало строительство демократии.
Мы, мол, будем строить настоящую власть народа и построим такое государство, какое захочет народ в лице своих избранников. Опять же государство, взявшее на вооружение эту идеологию, ей же и обосновывало свою необходимость: т.е. государство существует потому, что так решил народ, его населяющий.

Теперь я живу в путинской России.
Исторической заслугой Путина нужно признать то обстоятельство, что он первый (может быть даже в мире) построил государство вообще без какой-либо идеологии. И как только идеология исчезла, стало видно то, чего не было видно под завитушками той или иной идеологии. Раскрылась простая и ясная истина, которую раньше закрывали разные там «-измы»: нет ничего более бессмысленного и вредного, нет ничего более бесполезного и опасного для людей чем государство. Теперь, больше чем когда либо, стало очевидно: государство вообще – не нужно.

Поясню более подробно*.
Все задачи такого образования как государство можно разделить на три части. К первой части относятся задачи, которые более эффективно может выполнять бизнес. Более того, они сами по себе и есть – бизнес. Как не странно, но более всего к этим задачам относятся здравоохранение, образование и пенсионное обеспечение. Все вопли государственников о необходимости заботы о малоимущих и стариках разбиваются о нынешнюю практику: в России, например, эти сферы по факту уже давно превратились в бизнес, а в тех странах, где еще существует бесплатное образование и медицина и то и другое такого качества, что едва отличаются от их полного отсутствия. Общеизвестно, что дипломы значительного числа государственных провинциальных университетов в США зачастую не стоят бумаги, на которой они напечатаны.

Ко второй части относятся задачи, которые естественно делегируются местному самоуправлению.
К таковым относятся все задачи развития инфраструктуры и правоохранительная деятельность. Бессмысленно дискутировать, но очевидно, что централизация правоохранительной деятельности, неуклюже выданная Медведевым за ее реформу, не имеет ничего общего с повышением эффективности этой деятельности, а направлена лишь на то, чтобы полицейский аппарат подавления был подчинен и обслуживал лишь интересы Кремля. Пусть даже такая централизация приводит к снижению качества борьбы с преступностью и повышению бесконтрольности самих полицейских.

К третьей части относятся задачи, выходящие за рамки территории местного самоуправления.
Регулирование, денежного обращения, рынка ценных бумаг и стандартизация более эффективно осуществляют саморегулируемые организации, а нападки на них чаще всего связаны со сбоями в их деятельности, которые в свою очередь, в большинстве случаев, вызваны неоправданным и коррупционным вмешательством государства.

Развитие научных исследований наиболее эффективно осуществляют университеты и корпорации.
Достаточно посмотреть на места работы нобелевских лауреатов за последние 20 лет, чтобы понять, что государственное участие в действительно прорывных научных исследованиях (а не в бессмысленном финансировании увешанных древними лаврами старцев или воровских схемах псевдомодернизаторов) – маргинально.

Наиболее часто используемый аргумент о необходимости государства состоит в необходимости единой армии для обороны от врагов и служб государственной безопасности для предотвращения угроз государственной безопасности.

На это я замечу, что для оборонительного союза единого государства вовсе не требуется.
Это показал не только опыт НАТО, но и опыт коалиций против Гитлера, Наполеона и т.д. И попутно замечу, что чеченская армия, фактически состоящая из разрозненных банд, оказалась намного эффективнее централизованной русской армии. А если уж залезать вообще вглубь веков, то можно обнаружить, что объединенная армия, сформированная греческими полисами, оказалась более боеспособной, чем значительно превосходящая ее по численности армия Персидского царя.

Что же касается пресловутой «государственной безопасности» то это понятие давно уже стало эвфемизмом, покрывающим просто некоторые бюджетные траты централизованного государства, которые должны быть скрыты от народных избранников.
В действительности же все вопросы этих таинственных спецслужб легко распределить между службами безопасности корпораций, противодействующих промышленному шпионажу намного эффективнее этих «рыцарей плаща и кинжала», полицией и военными разведкой и контрразведкой.

Все остальное – чушь и пропаганда.
Нет никаких задач у такого монстра, как например, США или РФ. В отсутствие реальных, востребованных народом задач, эти жулики, сконцентрировав у себя огромные бюджетные ресурсы, часть из них направляют на промывание мозгов обывателям, воспитывая их в духе верности «державе» и ее безусловной нужности. Другую же часть они тратят на всевозможные аферы типа локальных войн или бессмысленных и диких проектов по освоению космического пространства посредством засылки туда живых людей. Все эти траты есть продолжение традиции государственного финансирования гладиаторских боев и преследуют ту же цель: сделать для обывателя зрелище помасштабнее и пострашнее. А заодно и показать как мило и тихо на нашем «островке стабильности» и как важна та власть и держава, которая эту стабильность дает. А я, напротив, думаю, что не будь в мире США — стабильности в нем было бы значительно больше. Какие, например, противоречия есть между Голландией и, скажем, Афганистаном? Да, никаких.

Когда же перед этим монстром встают реальные, а не высосанные из пальца задачи, он пасует.
И: либо просто получает по соплям (как РФ в Чечне или США 11 сентября), либо перекладывает эту задачу на местное самоуправление (как это было во время урагана в Новом Орлеане или у нас во время лесных пожаров прошлого года). Оставляя, тем не менее, за собой право, потом, по результатам, менторски покритиковать местную власть за недостаточную расторопность. В то время как само государство в тот момент не сделало ничего путного, кроме бессмысленных пиар акций.

Нет, зачем централизованное государство Путину и миллионам чиновников (в погонах и без) – я прекрасно понимаю.
Но что это государство дает мне, моим детям? Другим людям, никак не связанным с пилежом бюджетных потоков? Вот вопрос! И ответ на него очевиден: кроме того, что мы должны платить ему дань – ничего. Моя мысль проста как огурец: проблема не в Путине, не в авторитаризме или удушении свободы слова. Кризис государственности – общемировая тенденция и бессмысленность государства также хорошо видна в Германии, центральное правительство которой разбрасывается десятками миллиардов евро ради мифических задач в реальности не стоящих перед немцами, так и в США, которые уже ведут три войны и не собираются на этом останавливаться. Ну, а уж о России и говорить нечего: бессмысленные проекты, пропадающие дороги, недостроенные мосты (на которые уже было выделено три бюджета), нелетающие ракеты, паралич правоохранительной деятельности, развал образования и медицины… никакого нам государства вообще не нужно.

Ни монархического, ни демократического.
Ни сильного, ни слабого. Вообще – никакого. Государство – это великий провокатор и источник розни и ненависти. Люди намного лучше, чем те монстры, в которых их превращает богоспасаемая держава. Все наши холодные и горячие гражданские войны – от него, от этого бессмысленного молоха, сжирающего человеческие жизни и природные ресурсы.

Итак, я крайне признателен Путину за то, что он открыл мне глаза на этот, казалось бы, очевидный факт.
Я думаю, что эта мысль сидит не только у меня в голове, и, рано или поздно, она станет общим местом и от нее уже не смогут отмахнуться…

*Заранее оговорюсь, что я имею в виду достаточно крупное государство, такое как, например, Германия, США, Россия и т.д. То есть государство типа Андорры или даже Люксембурга под мой анализ не попадают. В таких государствах местное самоуправление и собственно государство едва различимы, и при развитости первого, второе носит атавистический характер. Ведь даже Бельгия (одно из самых крупных такого типа «псевдогосударств»), имея развитое местное самоуправление, вот уже почти два года легко обходится без центрального правительства.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире