Россия подала в суд на Украину.

Украина не возвратила выданные ей Россией при Януковиче три миллиарда долларов.

При этом Украина должна не только России. Но со всеми своими кредиторами она достигла договоренности о реструктуризации долга на определенных условиях. Только одна Россия отказалась от договоренностей на этих условиях.

Точно такая же ситуация была в России в 1998 году, когда произошел дефолт. И тогда все страны согласились с предложенной Россией схемой реструктуризации. Никто не побежал в суд. Включая кстати Украину. Вошли в положение.

Но дело даже не в этом.

Приятно, что Россия признает международное право и международные судебные разбирательства. Однако не могут же российские представители в суде излагать позицию, отличную от публично высказанной позиции собственного президента. А Путин вроде бы уже все расставил по местам 4 марта 2014 года, публично объявив, что на Украине «произошла революция» на ее территории «образовалось новое государство… — а с этим государством и в отношении этого государства мы никаких обязывающих документов не подписывали».

Мол, все обязательства России превратились в ничто, раз там президент сменился. Правда, Россия называет себя правопреемником СССР, но это ничего, в отношении себя логика другая. В 1993 году в России расстреляли и разогнали парламент, отменили Конституцию, — но мы не Украина, мы – одна страна.

Теперь выясняется, что, не признавая своих обязательств перед Украиной, возникших до бегства Януковича, Россия очень даже признает обязательства Украины перед Россией, которые возникли тогда же, говоря языком Путина, — «в другой стране».

Это очень напоминает анекдот о «полупроводнике» Иване Сусанине. Проводник – но только в одну сторону. Так же и тут. Международное право действует в одну сторону. То, что выгодно нам, — действует, то, что невыгодно – не действует.

Помнится, этой логике меня учили в институте на лекциях по марксизму-ленинизму: «Истина — это то, что полезно для диктатуры пролетариата».

Но самое забавное, что и это еще не все.

Поэт и по совместительству министр Алексей Улюкаев публично сообщил всему миру, что иск к Украине подан не куда-нибудь, а в Высокий суд Лондона!

«Считаю, судебный процесс в английском суде будет открытым и прозрачным, и защита прав Российской Федерации как кредитора будет осуществляться независимым, авторитетным судом, который беспристрастно рассмотрит спор между двумя суверенами, касающийся неисполнения долговых обязательств по еврооблигациям», — отметил он.

И с этим невозможно не согласиться.

Высокий суд Лондона – действительно, независимый и авторитетный суд.

Именно он совсем недавно постановил, что Луговой и Ковтун отравили Литвиненко полонием, а стояло за этим российское государство. Именно он несколькими годами ранее отразил в своем решении наличие такого важного элемента, как krysha в российском бизнесе, начиная с самого крупного.

Но тогда этот же Высокий суд вовсе не был ни независимым, ни авторитетным! Российский МИД, например, сделал заявление о том, что слушания по делу об убийстве Литвиненко носят «политическую подоплеку», а сам процесс «не являлся прозрачным ни для российской стороны, ни для общественности».

Оруэлл в чистом виде – скажете вы? Сегодня Океания воюет с Евразией, а завтра выясняется, что никогда и не воевала, Евразия – ближайший союзник, а война всегда шла с Остазией.

Вся беда заключается в том, что на наших глазах национальной идеей России становится разрушение логики. Любой – от юридической до житейской. В основе нового государства, создаваемого Путиным и его приближенными на территории России, лежит тезис об отсутствии универсальных принципов. Одни и те же критерии дают принципиально разные результат, в зависимости от того, к кому они применяются. При этом «наши» всегда правы, а «не наши» — всегда виноваты. Одни и те же действия будут преступлениями для «врагов», но они вполне допустимы и поощряемы для «наших».

Эта идея, навязываемая пропагандой, получает все большее одобрение граждан, которые искренне не понимают, например, что делая в межгосударственных отношениях ставку на силу, Россия рискует рано или поздно сама оказаться жертвой таких подходов.

Но вот идти с такой логикой в Высокий суд Лондона – не есть ли это явка с повинной?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире