На прошлой неделе фракция «ЯБЛОКО» в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга внесла проект федерального закона о противодействии политической реабилитации Сталина и сталинизма.
Еще несколько лет назад это смотрелось бы анахронизмом. Какой Сталин? У нас совсем все другое!
Теперь только слепой не видит, что механизм постепенной реабилитации Сталина и сталинизма запущен.
Количество книг и статей, прославляющих «великого вождя» выросло в разы. То и дело сообщают об установке в том или ином городе нового памятника Сталину. Изображения Сталина выставляют на улицах, а на демонстрациях и митингах истовые коммунисты идут рядами с портретами усатого диктатора. Да что коммунисты: не так давно председатель комитета по делам молодежи правительства Санкт-Петербурга шел с портретом Сталина на демонстрации. На наш с депутатом Борисом Вишневским протест губернатор ответил, что чиновник нес портрет «в свободное от работы время». Ничего страшного. Правда, потом этот чиновник все-таки был уволен.

В городах России начали ходить «сталинобусы». На них, украшенных портретами тирана, вынуждены смотреть люди, прошедшие через ГУЛАГ, потерявшие близких и друзей в сталинской мясорубке. Легко подсчитать: по информации Генеральной прокуратуры к началу 2002 года было реабилитировано более 4 миллионов (!) жертв репрессий. Не случайно во множестве семей хранят память о погибших или замученных на сталинской каторге. Но кому есть дело до них? Это же не пресловутые «религиозные чувства», непрерывно «оскорбляемые» чем угодно…

Вовсю обсуждается тема возвращения Волгограду имени Сталинград (разумеется, мотивируется это подвигом тех, кого Сталин предал перед войной, уничтожив значительную часть командного состава армии). В школах распространяют газетки, в которых рассказывается, как прекрасно жилось людям при мудром и любимом.

Историки знают, что всплеск интереса к Сталину в нашей стране — как во времена СССР 60-80-х годов, так и в современной России связан прежде всего с недовольством. В советские времена шоферы-дальнобойщики ставили портрет усатого на лобовые стекла грузовиков: этакая фронда. Мол, вокруг воровство, порядка нет. Модно было восхищаться Сталиным и среди старых КГБ-шников. Все почти по Галичу:

Был порядок,— говорят палачи,
Был достаток,— говорят палачи,
Дело сделал,— говорят палачи,—
И пожалуйста — сполна получи.

Мы на страже, — говорят палачи.
Но когда же? — говорят палачи.
Поскорей бы! — говорят палачи.—
Встань, Отец, и вразуми, научи!

Тяга к «сильной руке», «личность — ничто, государство — все», «лес рубят — щепки летят», — вся эта мифология расцвела сегодня пышным цветом.

Еще один важный момент: нигде и никогда власти не заявляют публично о необходимости пересмотреть оценки деятельности Сталина и сталинизма. Поддержка сталинистов происходит неофициально, как это было в 60-70-е годы. Официально никак нельзя. Иметь в стране действующие законы «О реабилитации жертв политических репрессий» и «О реабилитации репрессированных народов» — и одновременно от имени власти устанавливать памятники Сталину — это какая-то политическая шизофрения. Но — подспудно — заигрывая с коммунистами, — неосталинистская истерия поощряется. Хотя при этом «на публику» говорятся правильные слова:

«... 1937 год считается пиком репрессий, но он (этот 1937 год) был хорошо подготовлен предыдущими годами жестокости. Достаточно вспомнить расстрелы заложников во время Гражданской войны, уничтожение целых сословий, духовенства, раскулачивание крестьянства, уничтожение казачества. Такие трагедии повторялись в истории человечества не однажды. И всегда это случалось тогда, когда привлекательные на первый взгляд, но пустые на поверку идеалы ставились выше основной ценности — ценности человеческой жизни, выше прав и свобод человека. Для нашей страны это особая трагедия. Потому что масштаб колоссальный. Ведь уничтожены были, сосланы в лагеря, расстреляны, замучены сотни тысяч, миллионы человек. Причем это, как правило, люди со своим собственным мнением. Это люди, которые не боялись его высказывать. Это наиболее эффективные люди. Это цвет нации. И, конечно, мы долгие годы до сих пор ощущаем эту трагедию на себе».

Вы думаете, это сказал Сергей Адамович Ковалев? Или представитель «Мемориала»? Ничего подобного. Это заявление президента Путина 30 октября 2007 года после посещения Бутовского мемориального комплекса в Москве.

А вот еще одно:
«Давайте только вдумаемся: миллионы людей погибли в результате террора и ложных обвинений — миллионы… Но до сих пор можно слышать, что эти многочисленные жертвы были оправданы некими высшими государственными целями. Я убеждён, что никакое развитие страны, никакие её успехи, амбиции не могут достигаться ценой человеческого горя и потерь. Ничто не может ставиться выше ценности человеческой жизни. И репрессиям нет оправданий».

Это вам не какой-нибудь «иностранный агент». Это слова, сказанные в видеобращении 30 октября 2010 года президентом Медведевым.
И как же с этим соотнести памятники Сталину, сталинобусы и прочее?
Есть только один способ положить этому конец. Государство должно установить запрет на прославление и возвеличивание Сталина и сталинизма в любых формах. И законопроект «Яблока» направлен именно на это.
В свое время деликатнейший Окуджава написал:

А все-таки жаль, что кумиры нам снятся по-прежнему,
И мы иногда все холопами числим себя.

Отец Окуджавы, как известно, был видным коммунистическим деятелем — и, как полагается, был расстрелян в 1937 году среди многих других.
Закон о преодолении сталинизма — это не вопрос убеждений. В конце концов, можно верить хоть в черта с рогами — это не вопрос закона.
Закон о преодолении сталинизма — это декларация государства о том, что оно не намерено пересматривать систему ценностей, не намерено объявлять черное — белым. Что оно не намерено вновь возвращаться к философии «летящих щепок».
Мы хотим остановить движение России в сторону восточной деспотии, в «царство бесчеловечного Бога», как называл это Владимир Соловьев.

Мы полностью поддерживаем знаменитые слова героя Солженицына: «Волкодав — прав, а людоед — нет!» Мы вовсе не собираемся отменять историю. Образ людоеда-Сталина должен занять в ней свое место — рядом с Гитлером, Муссолини, Пол Потом и другими им подобными.
Любителям порассуждать о том, что Сталин — это «индустриализация», что он «оставил страну с атомной бомбой» и т.п. я могу предложить повосхищаться построенными при Гитлере дорогами, полным уничтожением безработицы и т.д. Принципиальной разницы тут никакой нет.
И напоследок — чтобы всем было понятно, какие именно «ценности» собираются вернуть неосталинисты и какое будущее готовят они нам, предоставлю слово замечательному русскому поэту Николаю Заболоцкому, проведшему 6 лет в жутких условиях Востоклага:

«Дав. Ис. Выгодского, честнейшего человека, талантливого писателя, старика, следователь таскал за бороду и плевал ему в лицо. Шестидесятилетнего профессора математики, моего соседа по камере, больного печенью (фамилию его не могу припомнить), следователь-садист ставил на четвереньки и целыми часами держал в таком положении, чтобы обострить болезнь и вызвать нестерпимые боли. Однажды по дороге на допрос меня по ошибке втолкнули в чужой кабинет, и я видел, как красивая молодая женщина в черном платье ударила следователя по лицу и тот схватил ее за волосы, повалил на пол и стал пинать ее сапогами. Меня тотчас же выволокли из камеры, и я слышал за спиной ее ужасные вопли» («История моего заключения»).

А вот — оттуда же — история о том, как его, уже осужденного, везли в лагерь:
«Однажды мы около трех суток почти не получали воды и, встречая Новый, 1939
год где-то около Байкала, должны были лизать черные закоптелые сосульки, наросшие на стенах вагона от наших же собственных испарений. Это новогоднее пиршество мне не удастся забыть до конца жизни».

Это нельзя забыть. Как нельзя забыть и весь трагизм сталинских лет, о которых писала Анна Ахматова:

Звезды смерти стояли над нами,
И безвинная корчилась Русь
Под кровавыми сапогами
И под шинами черных марусь.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире