12:49 , 21 января 2017

Хроника происходящего с семьей Дель из Зеленограда

Все материалы впервые были опубликованы в блоге Анны Кисличенко

Я все-таки решила опубликовать фото той мамы, у которой 10 января в Москве (Зеленоград — это район Москвы) незаконно в течение получаса отобрали 10 детей — усыновленных, родных, приемных. Забрали из детсада, из школы, с елки.

О своих детях Светлана говорит, не разделяя: «Это просто мои дети, и способ их появления в семье не имеет значения.»

Публикую эти фото Светланы и ее детей — для пробуждения тех, кто по-прежнему тупо уверен, что истории с отобранием детей — это удел маргиналов, алкашей и наркоманов. Нет, дорогие мои. И попробуйте это осознать: незаметно вам навязали другие правила жизни, но не предупредили.

Маму зовут Светлана. Мы вчера с ней говорили по телефону. Умная, образованная, интеллигентная, приятнейшая женщина. Все друзья Светланы и ее мужа — просто в шоке, потому что знают семью уже много лет.


Подпись Светланы под фото: «Я и мои гномы»



Синяк на попе одного из этих счастливых ребятишек привел этих и других ребят из семьи Светланы — в сиротские учреждения.
Дети за одну неделю до отобрания.

В этой семье у детей было все (далее — фото из архива семьи Светланы):


Любовь, тепло и счастье.



Занятия музыкой.



Занятия балетом.


Чтение.


Гаджеты.


Горные лыжи.


Духовность и культура. Новоиерусалимский монастырь.


Театры.


Дни рождения.


Приготовление чудесных пряников.


Домашние хлопоты


Интересные поездки. Милан, Италия, осень 2016 года.


Плавание с мамой и без.


Кафе.


Домашние блины.

И еще много-много-много всего. Я публикую эти фото, чтобы стало понятно, что детей отнимают не у маргиналов, не у алкашей, не у наркоманов. Думаю, не все из читающих этот пост, сможет похвастаться такой семьей.

И вот — последнее, чтобы нам всем стало понятно, что друзей в таких органах не бывает:


Под этой фотографией Светлана 2 недели назад написала: «Сделали подарочки рождественские, завтра пойдём опеку поздравлять с наступающими праздниками. Искренне любим нашу опеку!»
И вот всего этого теперь нет — из-за одного синяка на попе и второго — на локте. Синяки обнаружил обученный по ювенальным методикам воспитатель детсада у светиного сына —  мальчишки 6 лет с задержкой развития и расстройством привязанности. В пятницу Светлане разрешили увидеться лишь с двумя детьми — теми, что в сиротстком приюте Зеленограда. К остальным детям ее по сложившейся порочной традиции не пустили. Те дети, которых она увидела, просили есть. Свидание было в присутствии сотрудницы приюта.

А еще ужасно, что некоторые дети в процессе всего этого кошмара узнали, что они не родные и узнали, что у них ВИЧ… Не могу себе представить, каково это…

Что сегодня — не знаю ничего. Светлана не отвечает.

Оригинал

Я не берусь делать выводы. Пока. Но похоже, что в деле Светланы Дель нас, общественность, как лохов использовали в какой-то большой игре. Посмотрим.


Лучшая подруга Светланы Мария

Вот что сегодня 3 часа назад она написала:

«maria_life_ermel:Я уже все сказала по поводу и без него. Я знаю семью Светы. Неужели, вы думаете, я стала бы рисковать своей репутацией если бы не была уверенна на 1000 % в том что говорю и доказываю?! Я прекрасно понимаю, сколько доброжелателей бы поливали меня в случае чего. Я все таки имею не мало врагов. Нашлись бы люди, которые бы лично видели, как я пинаю ногами домашних… а тут только алчная Сашенька и няня, которая жила два года в семье на всём готовом и только сейчас отчего то решила высказаться… спустя 5 лет.»

Вчера на консилиуме в ДСЗН, где я в том числе присутствовала, нам объявили, что Агапитова, уполномоченный по правам ребенка РФ представила письмо из детсада, куда ходили дети Светы. Якобы в письме было написано, что дети имели неухоженный вид.

Вот как этот факт комментирует светина сестра:

«Вы вчера ругали меня за немилосердие. Что я выложила фото воспитателя. Еще вчера она организовала родителей сада, и они принесли письмо в котором пишут, что дети в сад ходят в грязной одежде, а Света пьяная… я схожу с ума, у меня опускаются руки. Люди… это ведь как про меня написать, что я пьяная в сад за детьми хожу. Потому что я не хожу и не знакома с родителями — моих детей отвозит и забирает водитель. А у Светы старшие мальчики. Жесть.»

Это к тому, что детей в сад водят старшие дети, а Света их туда не водит и видеть ее ни пьяной, ни трезвой никто просто не мог…

Сегодня лишь одного ребенка отдали, родного — и то светиной маме. Все остальные сказали, что не хотят домой..

И вот что сегодня днем Свете написала светина девочка, о которой сказали, что «она выразила нежелание ехать домой»



А вот что написала вторая, которая тоже — вы удивитесь — «не хочет домой»:



А вот на плече Светланы рыдает еще одна девочка — Полина, не пускает ее от себя и которая тоже!!!! — вы опять удивитесь — не хочет домой:



Вот видео вчерашнего дня, когда Полина в приюте рыдает и не отпускает от себя Светлану:

Вот так Светлана ночами проводит время в своей квартире, которую нам вчера в Департаменте соцзащиты убедительно представили как маргинальное жилище, где толпами бегают тараканы.



Вот что говорит репетитор детей Светланы Дель:



Я не знаю, в каком виде и после каких препаратов видели сегодня психологи в том числе и от нас, детей, но вчера их привезли из больницы. Часть детей, младших, в том числе и того, который не говорит (он говорил немного до того, как его увезли из детсада в полицию) не привезли. Сказали, что они выразили нежелание возвращаться в семью. В том числе и тот маленький, который не говорит.

Теперь, после того, как я получила намек перестать публиковать материалы по этому делу, я обратилась к друзьям Светланы присылать мне на почту отзывы об их семье — для публикации.

Письма — в следующем посте.

И ее в догонку — доказательство того, что еще 14 января, то есть через 4 дня после изъятия детей, когда дети уже были опрошены полицией, осмотрены и так далее, Анна Кузнецова не видела проблем в том, чтобы вернуть детей.




Сегодня — 18 января — возбуждено уголовное дело по статье 116 УК РФ, семья представлена в качестве корыстных маргиналов-извергов и все идет к тому, чтобы общество «заглотило» это. Ну и все чиновники абсолютно чисты — типа «сделали все, что могли, чтобы вернуть детей».

Оригинал

Мэр Москвы Сергей Собянин «успокоил» взволнованную общественность новым сообщением, которое может заставить содрогнуться: бывшим приемным детям Светланы и Михаила Дель уже подыскивают новых приемных родителей. При необходимости новым родителям даже выделят новую квартиру. Ну и те же деньги.

Об этом Собянин сообщил в своем аккаунте ВКОНТАКТЕ:


Конвейер заработал. Ведь теперь отношение властей такое: эти родители не подойдут — найдут третьих, четвертых, пятых, синих, зеленых, красных, полостых, с более полным набором родительских компетенций или еще каких-то. Кстати, за те же деньги, размер которых так впечатлила кого-то.

Говорят, что вторичное сиротство не только сильно травмирует ребенка, но и ведет к его нравственной и психологической деградации. Специалисты говорят о том, что будучи брошенными второй раз, такие дети могут потерять остатки доверия к взрослым. В будущем как минимум это ведет к неспособности создать свою семью, воспитать собственных детей.

Наверно, не стоит говорить о том, как действует третичное, четвертичное и пр. сиротства?

Приемные дети Светланы Дель, которые уже пережили однажды травму разлучения с родителями, теперь поневоле стали жертвами и вторичного сиротства. Мальчик с синдромом Дауна, который не так давно начал-таки говорить, уже опять мычит. Девочка, которая уже не заикалась два года, опять заикается. Что с остальными — сказать трудно, Светлана их не видела.

18 января в сиротском приюте «Зеленоградский» дети не получили даже возможность услышать от приемной матери слова утешения или хоть какие-то объяснения. Какой останется в их памяти Светлана, которой даже не дали проститься с детьми? Они лишь запомнят ее последние слова по телефону — «Да-да, ждите, скоро я приду к вам». Она сидела и шесть часов ждала встречи с ними, находившимися на другом этаже приюта. Им, пятерым ребятишкам, впервые за эти восемь дней выдали в руки телефоны и они наперебой звонили и писали маме смски — «Мама, я люблю» «Мама, я скучаю».






«Я не могу себе представить, какой предательницей я теперь выгляжу в их глазах,» — сказала вечером 18 января Светлана, когда узнала, что к детям ее больше не пустят и что после «независимой экспертизы» договор об опеке расторжен.

(Светлану не пустили к детям, а журналистов пустили...Помню, как журналист «Комсомолки» три месяца ждала разрешения на посещение детдома №39 от Департамента соцзащиты, но так и не дождалась…)

Света слышала, как у детей телефоны силой вырвали из рук — потому что в этот момент она  как раз говорила с кем-то из детей. Самых младших вообще не привезли из больницы. По всей видимости, не позволило это сделать физическое и психическое состояние этих детей — после проведенной недели в больнице, куда свозят беспризорников, где на окнах решетки и где привычно детей «успокаивают», отключая их психотропными препаратами.

Расторжение опеки над детьми означает, что теперь Светлана, старшие дети, приемный отец Михаил и бабушка не будут иметь никакой возможности даже узнать, где находятся дети, каково их здоровье, поскольку для этого нет никаких юридических оснований. Даже опротестовать в суде расторжение этого договора Светлана вряд ли сможет — судебная процедура займет несколько месяцев. Если исковое заялание не будет содержать особые обеспечительные меры, то по закону детей теперьдолжны  вернуть в те учреждения, откуда их забрала Светлана. То есть их разлучат и развезут по разным детдомам, где их будет ждать новое «семейное устройство»...

И новость от Собянина о новой московской приемной семье для Светланиных детей — это, скорее всего, от незнания или от желания сгладить острые углы.

Вчера Светлану не пустили к двум ее усыновленным детям, которые все это время с момента изъятия 10 января находятся в приюте «Зеленоградский» и равноценны по статусу кровным. Сегодня к ним тоже не пустили. Не пустили сегодня даже приехавшую из Петербурга бабушку, которой еще позавчера обещали отдать усыновленных детей под срочную опеку. Вчера же бабушке с каменным лицом ответили, что «ответ о срочной опеке она получит только через 15 дней».

14 января, как известно, всё всем было ясно:



Это было после того, как всех детей в полиции опросили и выяснили: криминала нет. Потом все изменилось.

Все как надо идет, пишет Кузнецова.

А мы теперь знаем, что это такое  — «как надо». И что переживать не надо. Только хочется помолиться за судьбу этих восьмерых детей…

Оригинал

Светлана Дель, которую в среду 18 января лишили восьмерых приемных детей, сообщила, что ее намерены лишить и усыновленных детей.

Светлана также сказала, что уже три дня ее не пускают к ее усыновленным детям, которые по-прежнему находятся в детдоме Москвы «Зеленоградский». Это мальчик Петя и девочка Полина. Они, как было 18 января заявлено «независимой общественной экспертизой», «не хотят возвращаться домой».

Решение о расторжении договора опеки Светланы на 8 детей было принято главой Департамента соцзащиты Москвы после так называемой «независимой общественной экспертизы» 18 января, осмотревшей только пятерых детей. Самых младших из больницы так и не привезли.

В группу экспертов от НКО не входили медицинские специалисты в области психологии или психиатрии, и качество проведенной кратковременной экспертизы нельзя считать удовлетворительным. Зато как результат — приемные дети травмированы вторично и вновь пополнили ряды сирот, готовых к еще новым приемным семьям.

Поспешность принятия безответственного решения о невозможности возвращения детей в семью вызвало шок и вал критики в социальных сетях, потому что только сссылаясь на мнение экспертов уже к вечеру глава Департамента расторг Светлане договор опеки на детей. Теперь приемная семья не сможет даже получить информацию о состоянии здоровья детей, не говоря о том, чтобы увидеть детей.

Скоропалительные выводы экспертизы действительно шокируют. К примеру, мнение о «педагогической запущенности ребенка» можно сделать только если достоверно известен уровень ребенка на момент, когда его взяли из детдома, плюс если известно то, какую работу с ним вели после детдома, как ребенок на нее реагировал и плюс какие препараты были использовали в больнице Сперанского к моменту проведения «экспертизы».

«Как они могли сделать выводы о педагогической запущенности моих детей, вообще не зная ничего о моих детях? Например, в детдомах дети учились по программе 8 вида, а теперь перешли на общую программу — это «запущенность»? Их успехи могут с готовностью подтвердить психологи, которые давно работают с детьми и в школе, и в студиях, — поражена услышанным Светлана. — Разве эти люди знали, какими были мои дети до того, как мы взяли их из детдома? Разве они знали, какая работа была проведена с ними и могли сравнить? Петя, например, раньше только мычал. После двух лет нашей работы с ним, в том числе хороших специалистов, Петя начал произносить слова «мама», «папа», «дай», другие простейшие слова. Теперь он не говорит, опять мычит. Вика уже два года не заикалась, а тут я услышала от каких-то людей, что она опять заикается...Как можно так безответственно?»

Даже допущенные тут же к детям журналисты телеканала «LIFE» (мать к детям так и не пустили) тут же невольно опровергли слова общественных экспертов о том, что «все дети сказали, что их бьют»:

«Отрицает факт побоев в семье и приёмный сын Артём.

— Мне не доставалось от папы, — сказал мальчик Лайфу.

Дочка Катя, ещё один приёмный ребёнок, сказала, что родители «вели себя хорошо».

Тем более одновременно с проводимой «независимой экспертизой» дети названивали Светлане, писали смски и в нетерпении ждали, когда мама к ним придет. Но в отличие от первоначального решения консилиума о том, что при экспертизе должна присутствовать Светлана, ее к детям вообще не подпустили.

Неизвестно, какую психологическую обработку провели детям перед тем, как допустить их к экспертизе. Помню, что я как-то лично разговаривала с мальчиком лет 11, которого в полиции долго держали в закрытой комнате и настаивали, чтобы он написал какое-то заявление под диктовку, «иначе твою маму посадят в тюрьму». Конечно, он, бедняга, написал это заявление, не понимая последствий своих действий. Зная методы работы всей этой системы, я с легкостью допускаю, что детей могли предварительно убедить в том, что именно нужно отвечать — что папа бил — и тогда их вернут к маме. Кстати, Светлана тоже допустила такую возможность, отметив, что некоторые смски детей были необычными: «Они так никогда не писали — «мама ты лучшая» и так далее». Затем телефоны силой были вырваны у детей — Светлана на тот момент говорила с одним из детей — и больше она о них ничего не знает.

Теперь система готовится закатать под свой каток и усыновленных детей — всех тех, кто представлен здесь на фотографиях. #помогитевернутьдетей

Читать целиком



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире