Дай Бог каждому прожить такую долгую жизнь. Полные 97, почти до самого конца оставаться в добром здравии, трезвом уме и твердой памяти. Тем. Кто бывал на спектаклях Юрия Любимова в Театре на Таганке в благословенные 60-70-е, не надо ничего рассказывать, объяснять, с кем мы попрощались. А вот как объяснить это тем, кто родился в 1984, когда Любимова изгнали из СССР, лишили гражданства, даже ума не приложу.

Наверное, все слова все равно будут недостаточными. Но все-таки нельзя не сказать о том, что Театр на Таганке был тогда одним из немногих островков свободы, отдушиной, через которую можно было время от времени вдыхать воздух этой самой свободы.

По-моему, тот, кто смотрел спектакли Любимова, уже никогда не мог стать «гомосоветикусом», поверить во все, что нам рассказывали с высоких трибун. Весь тот вздор, чушь, чудовищную ложь, которая лилась на нас в советские времена. Каждый, кто видел спектакли Любимова, не мог не желать, чтобы тот строй, тот режим поскорее кончились. И так оно и случилось.

И, наверное, именно Юрий Любимов один из тех, кто подготовил новое время, наконец, наступившее в нашей стране каждый его спектакль был праздником. Какие это были спектакли — «10 дней, которые потрясли мир», «Павшие и живые», «А зори здесь тихие», поэтическое представление «Антимиры» на стихи Андрея Вознесенского и поэтическое представление «Товарищ, верь» на стихи Пушкина.

Я пересмотрел их, кажется, все. Некоторые – по несколько раз. Как удавалось доставать билеты – это отдельная история. Но билеты на Таганку были самой твердой валютой. Каждый вечер, около 7, лишние билеты спрашивали уже на перроне метро. А какие там играли актеры – не только Высоцкий. Смехов, Филатов, Хмельницкий, Дыховичный – потом они все стали знаменитыми. А я их помню молодыми, когда, может быть, только Высоцкого знала вся страна.

Травля Любимова, которая началась в конце 70-х — начале 80-х — воспринималось как личное оскорбление. Отъезд его, лишение гражданства — горем, если не трагедией. Ведь тогда с теми, кто эмигрировал или не возвращался, оставался жить на Западе, прощались, как будто провожали в последний путь, как будто хоронили.

А возвращение Любимова в 88-м было праздником, знаком того, что в стране начинаются великие перемены. Потом было много разного – горького, неприятного, ссоры, расколы в театре, театр живет 10-15 лет, как известно. И 15 лет великой Таганки были теми годами, которые перевернули нас и позволили нам жить в той стране, в которой мы начали жить и которой, к сожалению, боюсь, уже больше нет.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире