Когда в 2008 году меня пытались привлекать по статье о «разглашении данных следствия», я считал себя уже опытным criminal mastermind. Поэтому когда после допроса в Следственном комитете, в ходе которого я отказался давать подписку о невыезде, меня повезли в мою съемную квартиру на Бауманской для обыска, я сказал, что я потерял ключи.

Юному следователю я сообщил, что он, может, конечно, ломать дверь, но тогда собственник квартиры, которого не уведомили, может подать на него в суд. Или, с пафосом предложил я, вы можете приехать для обыска в любое другое удобное время, например завтра.

 — Но вы же скроете до завтра все улики, — догадался следователь.
 — Но зато вам не надо будет объяснять, зачем вы ломали дверь.

Назавтра я сдал следствию в качестве улики подготовленный ноутбук примерно 2000 года выпуска с отформатированным специальными средствами жестким диском. Не помню, что случилось с ним потом. Также был изъят компакт-диск с семейными фотографиями, у меня была копия.

 — Почему вы меня так ненавидите? — между делом спросил юный следователь. — Лично я не делал вам ничего плохого, это моя работа, и более того, я не планирую заниматься ею всю жизнь. Мой путь, приободрился он, лежит в адвокатуру.

 — Все вы одно племя, — с еще большим пафосом сказал я.
Или как-то так, точно не помню.

Эту историю я вспомнил к тому, что сейчас наступает время говорить с нашими ментами о том, как они дошли до такой жизни. Большинство из них не записывалось работать в политический сыск, не планировали бить обычных граждан на улице, или потрошить наши смартфоны в поисках заговора против московской мэрии.

Я хочу придумать, как устроить национальный small talk с ментом.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире