07:19 , 29 октября 2020

Трамп, которого мы (не) потеряем. Почему Путин не будет рад ни одной администрации США

Оригинал — snob.ru

Гадания о том, кого больше любят в Москве — Байдена или Трампа, бессмысленны. Что для республиканцев, что для демократов Кремль — враг, хотя не самый главный.

Значит так, запомните: Путин — за Дональда Трампа. Он очень боится, как бы вдруг не наступили страшные времена новой холодной войны под руководством нового лидера свободного мира Джо Байдена. Путинские советники ночей не спят — составляют сценарии фильма ужасов, по которым пойдут российско-американские отношения после победы кандидата Демократической партии. Путин даже готов перенести выборы в Госдуму в следующем году с осени на весну. Потому что, если выборы в Америке выиграет Байден, он введет против Кремля такие санкции, что российский режим может просто рухнуть. Обо всем этом журналистам Bloomberg по большому секрету рассказал заслуживающий доверия источник в администрации президента.

И правда, в Москве очень опасаются возвращения жутких времен Барака Обамы, который согласился с полной разморозкой отношений НАТО и России спустя всего год после российско-грузинской войны и смиренно терпел издевательства Владимира Владимировича, когда тот потчевал американского гостя в 2009 году блинами и чаем из самовара под аккомпанемент хора балалаечников, как туриста из какой-нибудь Оклахомы. Того самого Обамы, который почему-то «забывал» о собственных «красных линиях», когда лучший друг Москвы Башар Дамасский обещал не использовать химическое оружие против мирных жителей, а потом все же использовал. Вспомним заодно, как Обама до последнего сопротивлялся попыткам сенаторов от обеих партий принять «закон Магнитского». А еще был особенно страшный для Москвы момент, когда он за два с половиной года российско-украинского конфликта так и не поставил украинской армии летальное наступательное оружие, несмотря на отчаянные просьбы Киева. И вот теперь кандидат от демократов в одной из речей назвал Россию главным врагом. Впрочем, Байдену нужно отдать должное: он нашел в себе силы исправить ошибку бывшего шефа. В 2012 году на дебатах Обама высмеял тогдашнего кандидата от республиканцев Митта Ромни, когда тот назвал Россию «угрозой». Теперь Байден от этой мягкотелой политики публично отмежевался. Но значит ли это, что Путин теперь предпочтет Трампа демократу?

Я ни секунды не сомневаюсь, что некто кремлевский с журналистами Bloomberg действительно общался. Но, при всей интеллектуальной скудости российских верхов, там все же не могут не понимать: утечка под заголовком «Москва любит Трампа» после последних четырех лет, вместивших в себя расследование спецпрокурора Мюллера и импичмент, объективно может работать только против нынешнего президента США.

Да, сам Трамп никогда не скрывал, что готов общаться с Путиным, и надеется с ним договориться. Вопрос: о чем? Ведь, объективно говоря, ничего хорошего от нынешней администрации путинский режим пока не видел. Она начала поставлять оружие Украине, серьезно увеличила военный бюджет, вышла из ряда «престижных» для Москвы договоренностей по разоружению, включая договор о ракетах среднего и малого радиуса действия, поставив Кремль перед неприятной для него перспективой гонки вооружений. Республиканцы ввели несколько серий санкций против юридических и физических лиц, связанных с путинским режимом. В 2018 году они также были одним из «хедлайнеров» беспрецедентной глобальной акции-ответа на попытку отравления Сергея Скрипаля и его дочери — высылки десятков агентов российских спецслужб под дипломатическим прикрытием и закрытия российских консульств. В последние месяцы Вашингтон ввел санкции против компаний, помогающих в строительстве важного для Кремля в финансовом и особенно политическом плане газопровода «Северный поток — 2». Версия о том, что таким образом Трамп подталкивает Германию и ряд других стран покупать американский сланцевый газ, имеет полное право на существование и даже, возможно, правдива. Но это не снимает неприятного вопроса к западноевропейцам: как совместить декларируемую ими поддержку Украины с готовностью покупать у ее главного противника газ, который подают по трубопроводу, созданному специально, чтобы лишить Киев доходов от транзита?

Наконец, на минувшей неделе минюст США ввел именные санкции против шести человек, которых в Вашингтоне называют хакерами ГРУ, причастными к ряду опасных кибератак. К списку прибавляются разнообразные «мелочи» типа передислокации американских военнослужащих из ФРГ в Польшу. Интересно, что наиболее жестко настроенным в отношении путинской политики членам НАТО — той же Польше, странам Балтии, Румынии, Великобритании — политика нынешней администрации на этом направлении нравится откровенно больше деятельности предыдущей, демократической.

Лично Трамп может спать с портретом Путина под подушкой. Это, в конечном счете, не сильно влияет на деятельность профессиональных госслужащих — военных, дипломатов, спецслужбистов и, что самое важное, конгресса. Ни в Пентагоне, ни в Госдепе, ни в ЦРУ никаких иллюзий по поводу того, чем является путинская Россия, не питают. Так же, как нет их и у сенаторов, как демократов, так и республиканцев. Марко Рубио и Элизабет Уоррен, Тед Круз и Дик Дурбин могут спорить до хрипоты о расовых проблемах или состоянии американской системы здравоохранения. Но чуть только предоставляется возможность написать текст какого-нибудь очередного акта, создающего проблемы для Кремля, как они забывают о партийных разногласиях и разрабатывают его совместно.

Кстати, о сенаторах. Будь я тем самым кремлевским аналитиком, который разрабатывает в ночи сценарии развития событий, то я, например, задумался бы о сенаторах, хотя не только о них. Восходящие звезды Республиканской партии — бывший постоянный представитель при ООН Никки Хейли, сенаторы Джош Холи и Том Коттон, конгрессмен Дэн Креншо (два последних — спецназовцы, ветераны Ирака и Афганистана) — придерживаются, как сказали бы в эпоху холодной войны, «ястребиных» взглядов на путинский режим. В Вашингтоне я не раз слышал, что они могут получить реальные должности в администрации Трампа 2.0 — не самая приятная для Путина перспектива.

От личности американского президента зависит многое, но далеко не все. И при этом для любой американской администрации внешнеполитической проблемой номер один останется Китай. Первым его назвал в качестве вызова Барак Обама (за что ему большое и искреннее спасибо), начал разворачивать глобальную политику противостояния пекинскому режиму Дональд Трамп. И либо он, либо Джо Байден эту линию обязательно продолжит. Путинская Россия, с ее тяжелой демографией, отсталой экономикой и коррупцией, на этом фоне не тянет на главную для Белого дома тему. Но на номер два, три или четыре — вполне.

Думаю, что в Кремле это прекрасно понимают. Как осознают и то, что самый лучший метод вмешательства в американскую политику — это стимулирование внутреннего хаоса во всех США и недоверия всех ко всем в Вашингтоне. Тут в качестве мишеней спецопераций сгодится кто угодно: и белые расисты с «винчестерами», и антифа с «коктейлями Молотова», и редакция New York Times, и Такер Карлсон из Fox News. Главное, чтобы не только у человека в Белом доме, но и у всего американского политического класса оставалось как можно меньше времени на Россию. «Кремлевские источники» работают именно над этим.

Оригинал — snob.ru

Читайте также:
Анастасия Мужева: О чём говорит ваша страница в соцсетях?
Асхад Бзегежев: Кавказский мультикультурализм. Неоднозначность религиозной истории адыгов



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире