08:39 , 12 июля 2013

Предали свою профессию, предали своих доверителей

Фейгин, Полозов и Волкова предали свою профессию, предали своих доверителей.

Надя и Маша лишены свободы именно из-за предательства Фейгина, Полозова и Волковой.

Квалификационная комиссия адвокатской палаты Московской области признала в действиях Волковой, наряду с другими нарушениями, нарушение Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» – п/п 4 ст.7, предписывающего адвокату соблюдать кодекс профессиональной этики.

Члены квалификационной комиссии адвокатской палаты Московской области высказались, что так называемая защита Фейгина, Полозова и Волковой, была подобна клоунаде.

Члены квалификационной комиссии высказались так, что Надя и Маша получили реальное лишение свободы из-за хамства Фейгина, Полозова и Волковой.

Я тоже убеждена, что если бы в деле не было бы Фейгина, Полозова и Волковой, то Надя и Маша сейчас были бы на свободе.

Фейгин, Полозов и Волкова умышленно сделали всё возможное для того, чтобы Надя и Маша были лишены свободы, а сейчас пытаются переложить с больной головы на здоровую, распространяя ложь и клевету в отношении меня.

Фейгин, Полозов и Волкова были лично заинтересованы в том, чтобы никто из нас троих не вышел на свободу.

При этом, Фейгин, Полозов и Волкова даже срок лишения свободы мне, Наде и Маше определили в три года, и заранее, ещё до вынесения приговора, записали этот срок на бумаге.

Срок лишения свободы, назначенный мне, Наде и Маше по приговору, оказался даже ниже того, на который рассчитывали и которого желали Фейгин, Полозов и Волкова.

Квалификационная комиссия адвокатской палаты г. Москвы рекомендовала прекратить дисциплинарное производство в отношении Фейгина и Полозова.

Прекратить в отношении их производство квалификационная комиссия адвокатской палаты Москвы рекомендовала не из-за того, что Фейгин и Полозов лучше Волковой.

Фейгин и Полозов написали заявление президенту палаты Резнику Г.М. о том, что они никогда не заключали со мною соглашение и никогда не являлись моими защитниками.

Тут уместно привести слова Волковой, сказанные ею на квалификационной комиссии адвокатской палаты Московской области, где она просила выслушать Фейгина, объясняя: «дело все в том, что защитой по данному делу занимались мы втроем.
Девушек вели втроем, и жалоба моей бывшей подзащитной… она касается всех троих адвокатов».

Фейгин и Полозов и Волкова до сих пор не могут договориться между собою, кто из них кого из нас защищал по делу.

На заседании квалификационной комиссии адвокатской палаты Москвы Фейгин и Полозов заявили, что ордера на мою защиту они не выписывали, а в следственный изолятор ко мне они приходили без ордеров, и лишь для того, чтобы принести мне кофе.

Стоит заметить, что Фейгин и Полозов действительно приносили в следственном изоляторе мне кофе.
Это единственно хорошее, что они сделали по делу. Но и это они делали, как я сейчас понимаю, неискренне, а с целью войти ко мне в доверие, и осуществить свои замыслы по завладению не им принадлежащими правами в свою личную пользу. То есть, поступали так, как обычно поступают мошенники.

В одном из интервью на «Эхо Москвы» от 20 ноября 2012 года Фейгин заявлял, что он, Полозов и Волкова посещали меня в СИЗО-6 около 100 раз, бывало и по полтора часа.

Спрашивается, зачем же он так часто вместе с Полозовым посещали меня по полтора часа, если по их заявлениям в палате, они не являлись моими защитниками.
Разве только для того, чтобы принести кофе?

Я предъявила членам квалификационной комиссии адвокатской палаты г. Москвы копию ордера № 094320 от 20 июля 2012 года, согласно которому, Полозову поручалось осуществлять мою защиту в суде.
Этот ордер Полозов сам представил в суд, и он хранится в уголовном деле.

995920

Полозов осмотрел свой ордер на мою защиту и заявил на заседании комиссии, что он не знает, что это за ордер, выписанный на его имя.

Я заявила в Мосгорсуде отвод Волковой, Фейгину и Полозову по той причине, что эти адвокаты проявили подлость и предательство по отношению ко мне ещё до начала рассмотрения дела в суде кассационной инстанции.

30 сентября 2012 года, Фейгин в интервью на «Дожде» заявлял, что это власти якобы воздействуют на моих родственников, что смена мною адвокатов это своеобразный политический демпинг, что это борьба за общественное мнение.
9 октября 2012 года в интервью агентству ИНТЕРФАКС Фейгин заявлял, что «Екатерина Самуцевич отказалась от услуг своих адвокатов», то есть представлял дело так, что они, то есть, Фейгин, Полозов и Волкова до этого были моими адвокатами. Фейгин, Полозов и Волкова после 1 октября 2012 года распространяли сообщения: «Е.Самуцевич отказалась от услуг троих защитников по делу: Марка Фейгина, Николая Полозова и Виолетты Волковой, которые представляют интересы всех фигуранток». Дальше, Фейгин, Полозов и Волкова стали заявлять, что мой отказ в суде кассационной инстанции от их (Фейгина, Полозова и Волковой) услуг является актом предательства с моей стороны, говорили о заговоре против них властей, и прочий вздор.

21 января 2012 года Волкова в своём интервью публично врала, что «Самуцевич пошла на сделку с оперативниками», что «подготовить Е.Самуцевич заменить адвокатов могла так называемая «наседка»», и заявляла прочую глупость.

Волкова врала, что я якобы признала факт преступления, «предала общие интересы» и т.д.

Всю эту ложь Фейгин, Полозов и Волкова стали распространять в СМИ и в сети Интернет.

Фейгин, Полозов и Волкова стали распространять в отношении меня издевательские высказывания, оскорбления, которые продолжаются до настоящего времени.

Фейгин, Полозов и Волкова всё это делают для того, чтобы отвести внимание общественности от того факта, что именно они – Фейгин, Полозов и Волкова – предали интересы своих доверителей, а также отвести внимание от факта обманного завладения ими правами на авторские права, им не принадлежавшими, и которые они пытаются использовать для собственной наживы.

Предательство Фейгин, Полозова и Волковой по отношению ко мне заключалось в следующем.

Сами Фейгин, Полозов отрицают своё участие в моей защите, о чём они заявили на заседании квалификационной комиссии в адвокатской палате.

Полозов отрицает своё участие в моей защите, даже несмотря на то, что в деле имеется выданный ему ордер на мою защиту в суде первой инстанции.

Таким образом, после вынесения приговора 17 августа 2012 года оставалось так, что только одна Волкова могла подать кассационную жалобу на неправосудный приговор, вынесенный в отношении меня, поскольку Фейгин и Полозов не признают себя моими защитниками.

Но адвокат Волкова не подала кассационную жалобу на вынесенный в отношении меня неправосудный приговор!!!

Разумеется, что и Фейгин и Полозов тоже не подавали кассационную жалобу на вынесенный в отношении меня неправосудный приговор.

В кассационной жалобе Полозова и Фейгина, сданной в экспедицию суда 27 августа 2012 года (вх. №1033), поданной ими коллективно в защиту интересов Нади и Маши, подпись адвоката Волковой отсутствует.

Напечатанная фамилия Волковой зачёркнута рукой Полозова, с его пометкой «исправленному верить».

995922

Поскольку Фейгин, Полозов и Волкова не подавали кассационную жалобу на вынесенный в отношении меня неправосудный приговор, то в суде кассационной инстанции 1-го октября у меня не было адвокатов.

Полозов пояснил в квалификационной комиссии адвокатской палаты Москвы, что в моих интересах никто из этих троих адвокатов кассационную жалобу на приговор не подавал, и что он (Полозов) собственноручно зачеркнул напечатанную фамилию Волковой в конце кассационной жалобы и сделал об этом пометку своей рукой.

Фейгин, Полозов и Волкова, явившиеся в суд кассационной инстанции 1 октября 2012 года, не были моими адвокатами, так как никто из них не подавал кассационную жалобу в моих интересах.

Фейгин, Полозов и Волкова хорошо знали, что никто из них не является моим адвокатом в кассационной инстанции, и никто из них даже не намеревался быть моим адвокатом.

Все могут видеть на видеозаписи судебного заседания в Мосгорсуде от 1 октября, что Волкова не предоставляла в Мосгорсуд ордер на мою защиту.

Волкова прикинулась непонимающей и заявила судьям Мосгорсуда, что она якобы предоставляла ордер на мою защиту вначале судебного разбирательства в суде первой инстанции на все стадии рассмотрения дела, включая и кассационную, чему удивились даже адвокаты потерпевших.

При этом, Волкова, Фейгин и Полозов промолчали в суде о том, что никто из них жалобу на приговор в моих интересах не подавал и не намеревался её подавать.

Таким образом, Волкова, Фейгин и Полозов, по их же выбору, изначально не были моими адвокатами в суде кассационной инстанции.

Волкова, Фейгин и Полозов, посещая меня в следственном изоляторе уже после вынесения приговора, убеждали меня, что кассационную жалобу на приговор мне лично подавать не обязательно, что всё равно лишение свободы мне предрешено и так далее.

Я знала, что Надя и Маша пишут кассационную жалобу, поэтому тоже решила сама написать кассационную жалобу, при этом мало на что надеясь.

Волкова, Фейгин и Полозов подло промолчали и не предупредили меня о том, что сами они не подавали и не намерены были подавать кассационную жалобу на приговор в моих интересах.

Расчёт Фейгина, Полозова и Волковой был таким, что я не смогу самостоятельно подать кассационную жалобу.
Тогда приговор в части касающейся меня не был бы предметом рассмотрения суда кассационной инстанции, и он автоматически вступал бы силу, и не мог бы быть изменён в кассационной инстанции.

Поэтому я считаю Волкову, Фейгина и Полозова подлецами и предателями, которые ради своих корыстных и шкурных интересов пытались лишить меня возможности обжаловать неправосудный приговор в суде кассационной инстанции.

Я не могла отказаться в суде кассационной инстанции от так называемых адвокатских услуг Фейгина, Полозова и Волковой, потому что они, по своему же выбору, моими адвокатами на стадии кассационного рассмотрения дела не являлись, и никаких адвокатских услуг они мне изначально не оказывали.

Но если бы я не заявила отвод Фейгину, Полозову и Волковой, то они заявили бы суду кассационной инстанции, что приговор в отношении меня они не обжаловали, и что вынесенный районный судом приговор в отношении меня, должен оставаться в силе.

Фейгин, Полозов и Волкова таким подлым образом пытались оставить без пересмотра в суде кассационной инстанции вынесенный в отношении меня неправосудный приговор.

Но тут Фейгин, Полозов и Волкова просчитались.

Они не рассчитывали, что я самостоятельно смогу подать кассационную жалобу на приговор.

Я заявила отвод Фейгину, Полозову и Волковой для того, чтобы в суд кассационной инстанции успел явиться любой другой адвокат, который помог бы мне участвовать в суде кассационной инстанции.

Любой новый адвокат не смог бы подать кассационную жалобу на приговор в защиту моих интересов, так как сроки для подачи жалобы уже истекли, но мне нужна была помощь любого другого адвоката, хотя бы для того, чтобы Фейгин, Полозов и Волковой не смогли совершить ещё какой-либо подлости при рассмотрении моей кассационной жалобы.

Когда появилась адвокат Ирина Хрунова, то она уже не могла подать полноценную кассационную жалобу на приговор в отношении меня, так как сроки на подачу кассационной жалобы были уже пропущены.

Поэтому адвокат Ирина Хрунова подавала дополнительную жалобу к моей жалобе.

Фейгин, Полозов и Волкова предали меня, и подло препятствовали мне обжаловать вынесенный в отношении меня неправосудный приговор.

Поэтому я считаю, что Фейгин, Полозов и Волкова предатели и подлецы.

Если им не нравится такая характеристика, то они вправе обратиться в суд за защитой чести и достоинства, которых у них нет.

Тут как раз и возникает вопрос, по чьей указке действовали Фейгин, Полозов и Волкова, которые не подали кассационную жалобу на приговор в моих интересах, и подло промолчали и не предупредили меня об этом.

По чьей указке действовала Волкова, когда 2 августа сразу после одного из судебных заседаний издевательски положила около стола судьи два цветка?

Если она это делала не по указке, а самостоятельно, то с какой целью?

По чьей указке действовал Полозов, который без всякого разумного повода хамил судье и вызывающе и нагло обращался к ней во время судебного заседания на «ты»?

Если он это делал не по указке, а самостоятельно, то с какой целью он это делал?

Хамское и провокационное поведение Фейгина, Полозова и Волковой имело только одну цель.

Фейгин, Полозов и Волкова стремились только к тому, чтобы меня, Надю и Машу осудили к длительному сроку заключения.

Никто Фейгина, Полозова и Волкову для участия в нашем деле в качестве защитников не звал и никто с ними соглашений не заключал.

Фейгин, Полозов и Волков незаконно обманным путём навязали нам свои так называемые услуги.

Я никогда не была знакома с Фейгиным, Полозовым и Волковой, и никогда даже не слышала о них как адвокатах.

Волкова заявляла на квалификационной комиссии адвокатской палаты Московской области, что первоначально она вступила в дело в качестве моего защитника на основании соглашения, якобы заключенного ею с Удальцовым.

Я не знакома с Удальцовым, и мне не понятно, какое отношение ко мне может иметь соглашение, заключенное между Волковой и Удальцовым.

Уже позже, неизвестно каким способом Волкова изготовила соглашение, якобы на мою защиту в уголовном деле, которого я никогда не видела.

При этом, Волкова включила в это соглашение пункты, согласно которым, она якобы наделена правом вести переговоры и совершать юридические действия от моего имени относительно авторских прав на произведения группы и иных прав, то есть, не связанные с уголовным делом.

Однако, я таких полномочий Волковой никогда не предоставляла.

Таким образом, Волкова сфальсифицировала соглашение, якобы заключенное со мною.

На заседании квалификационной комиссии адвокатской палаты Москвы Полозов заявил, что представлял свой ордер на мою защиту только один раз в Таганский районный суд, где рассматривался вопрос о продлении срока содержания меня под стражей, и что он получал этот ордер на основании соглашения, заключенного им с Волковой.

То есть, адвокат Полозов, по его словам, заключил соглашение с адвокатом Волковой на защиту моих интересов в уголовном деле.

На заседании квалификационной комиссии — Волковой был задан вопрос, как она может объяснить, что в соглашении якобы на мою защиту, сказано, что она наделена правом вести переговоры и совершать юридические действия и в нём шла речь о товарном знаке и иных правах, то есть, о правах не о связанных с уголовным делом.

Волкова на это оправдывалась, что она не занималась товарным знаком и не проводила никаких переговоров, а что этим занимался Фейгин.

Фейгин, в свою очередь, объяснял, что этим занимались и Волкова и Полозов.

То есть, Фейгин, Полозов и Волкова даже между собою не могут сговориться, кто из них оформлял подложные документы для завладения товарным знаком и другими правами.

Сейчас я пришла к выводу, что соглашения на участие в деле Фейгина, Полозова и Волковой на защиту Нади и Маши также поддельные, как поддельно и соглашение Волковой, составленное якобы на мою защиту.

Во всяком случае, Фейгин предъявил квалификационной комиссии адвокатской палаты Москвы такое соглашение, якобы заключенное им с Надей, которое, я точно знаю, Надя никогда не подписывала, в котором фигурирует фантастическая сумма в качестве денежного вознаграждения Фейгину.

Сейчас выяснилось, что Фейгин, Полозов и Волкова уже в марте-апреле 2012 года обманным путём оформили подложные соглашения и договоры, направленные на незаконное завладение авторскими правами и иными правами.

Сам Фейгин, в своём объяснении, поданном в адвокатскую палату Москвы, не отрицает то обстоятельство, что он оформлял в свою личную выгоду и в выгоду своей супруги права на музыкальные произведения, на товарный знак и т.д.

При этом, Фейгин почему-то считает, что он и его супруга, могли бы лучшим образом распорядиться этими правами, нежели те люди, которым эти права принадлежат.

В интервью на «Эхо Москвы», и в объяснении, поданном в адвокатскую палату, Фейгин врал о том, что он, Полозов и Волкова намеревались возвратить нам права, как правообладателям, после нашего освобождения, и что якобы такое условие прописано в пункте 5.2 договора, составленного ими 5 апреля 2012 года.

Ещё не бывало так, чтобы вор когда-либо возвращал украденное добровольно.

Так и тут, статьями 10.1 и 10.2 этого договора предусматривалась окончательная и бесповоротная передача всех прав на произведение и на товарный знак.

Взамен нам было якобы обещано денежное вознаграждение в сумме тридцати тысяч рублей каждой, которое якобы должно было выплачиваться на протяжении трёх лет нашим родственникам.

Пункт 5.2 договора от 5 апреля 2012 года, на который ссылается Фейгин, изложен так, что после освобождения нам якобы гарантируются какие-то права и интересы, но в этом пункте не сказано, что нам «возвращается право на товарный знак после освобождения», так как предыдущие статьи договора закрепляют окончательную передачу прав кинокомпании супруги Фейгина.

Фейгин, Полозов, Волкова и некая Образцова составили ещё ряд подложных договоров и доверенностей на русском и английском языке о якобы предоставлении мною, Надей и Машей им полномочий на заключение сделок и ведение переговоров для регистрации бренда, передаче авторских прав и так далее.

Один такой договор Фейгин предоставил в адвокатскую палату Москвы.

Однако, сам текст этого соглашения указывает на подлог и фальсификацию.

Так, договор, представленный Фейгиным, якобы подписан 24 июля 2012 года.

При этом в самом тексте указан номер заявки № REF2012525099 от 29 августа 2012 года в Соединённом Королевстве Великобритании и Северной Ирландии.

Само собой разумеется, что в июле невозможно было знать номер заявки, присвоенной в августе.

То есть, этот договор был составлен Фейгиным, Полозовым, Волковой и Образцовой задним числом.

Фейгин, Полозов и Волкова заявляют, что я якобы подписывала эти договоры, составленные на русском и английском языке, но сами прячут эти договоры, и отказываются предоставить их экземпляры мне, что само по себе указывает на обманный характер их действий.

Поэтому, Фейгин, Полозов врут и оправдываются, когда заявляют, что никакой кражи бренда не было.

Кража и мошенничество были.

Мало того, мошенничество продолжается и до настоящего времени.

Так, от имени ООО «Кинокомпания Веб-Био», учредителем которой является супруга Фейгина, была зарегистрирована заявка на товарный знак (товарную марку) «PUSSY RIOT» 29 августа 2012 г. в Лондоне через некого представителя Lewis Silkin LLP, которая в последующем была разделена на две заявки.

Затем, от имени ООО «Кинокомпания Веб-Био» через того же представителя Lewis Silkin LLP 12 сентября 2012 года ещё одна заявка на товарный знак (товарную марку) «PUSSY RIOT».

Затем, в октябре 2012 года ООО «Кинокомпания Веб-Био», учредителем которой является супруга Фейгина, подало аж девять заявок на регистрацию товарной марки «PUSSY RIOT» в Соединённых Штатах Америки.

Адвокаты Фейгин, Полозов и Волкова в перерыве между судебными заседаниями в Мосгорсуде занимались регистрацией товарных марок «PUSSY RIOT», поэтому, им было далеко до интересов их подзащитных.

Дальше пошли регистрации заявок в Германии, в Европейском Союзе, но уже через оффшорные компании, такие как компания New Centennium Holdings.

Этим и объясняется, почему Фейгин, Полозов и Волкова прячут поддельные договоры, якобы составленные от нашего имени.

Фейгин, Полозов и Волкова боятся потерять украденное, поэтому и развернули против меня кампанию лжи и клеветы и оскорблений.

Останутся ли Фейгин, Полозов и Волкова адвокатами, это не моя проблема.
Это проблема адвокатского сообщества. Если руководству Московской адвокатской палаты не претит, что в адвокатской среде есть жулики и воры, то пусть оставляют мою жалобу, как сами считают нужным.

Но люди, которые по воле случая могут оказаться в том положении, когда Фейгин, Полозов и Волкова навяжут им свои услуги, должны знать, что эти адвокаты способны похитить ключи от квартиры и паспорт, способны использовать данные паспорта своего доверителя для составления подложных соглашений и договоров, публиковать в открытый доступ без их согласия личную переписку, распространять в СМИ ложные клеветнические сведения о своих доверителях, оскорблять своих доверителей.

Поэтому, лучше остерегаться и даже близко не подпускать к своим делам Фейгина, Полозова и Волкову.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире