Предложение президента «Норникеля» Андрея Клишаса о необходимости законодательно ограничить права миноритарных акционеров на доступ к информации о деятельности крупных компаний в ответ на убедительно представленную историю воровства в «Транснефти» очень органично вписывается в картину процессов, происходящих в российском бизнесе. Можно считать, что модель доморощенного капитализма, фундамент, которой закладывался гайдаро-чубайсовскими реформами, приобретает законченные очертания.

В обмен на абсолютную лояльность жестко авторитарной власти крупный российский бизнес требует карт-бланша для выстраивания таких же авторитарных односторонних отношений со своим наемным персоналом и перевода его в абсолютно бесправное положение. Вряд ли древнегреческие философы, сформулировавшие определение олигархии, могли представить себе столь идеальную форму симбиоза власти и денег.

Частью широкомасштабного наступления оказались и прохоровский вброс предложения о 60-часовой рабочей неделе, и атака на Трудовой кодекс, объявляемый теперь «совковым», хотя принимался он при активном участии СПС и «Яблока» в 2001 году и уже содержал драконовские ограничения на возможность проведения забастовок. Можно ли ожидать чего-то другого, если РСПП, несмотря на все заклинания о священной частной собственности и свободе предпринимательства, является по своей сути государственной структурой, потому что весь бизнес российской олигархии с самого начала был построен на беззастенчивой эксплуатации административного ресурса.

И сегодня этот ресурс вновь призывается на помощь для поддержания конкурентоспособности российского бизнеса. Другие варианты, как то, снижение нормы прибыли до уровня цивилизованных стран или снижение коррупционных издержек, конечно, не рассматриваются. Как закрытость власти считается нынешней правящей элитой само собой разумеющейся, так и большой бизнес требует для себя абсолютной бесконтрольности за счет ограничения экономических и социальных свобод рядовых граждан.

Это окончательное опровержение расхожего тезиса российских системных либералов о возможности проведения экономических реформ или, как теперь принято говорить, модернизации без проведения реформ политических. Вместо торжества «научно обоснованного» тезиса о благотоворном влиянии «рыночной» экономики на политику и постепенном смягчении политических нравов, мы видим обратный процесс. Политический авторитаризм полностью разлагает конкурентоспособную экономическую среду.

Уникальный для нашей страны опыт «ЮКОСа», который пытался вести дела на основе выстраивания прозрачных отношений с западными корпорациями и социального партнерства со своими работниками, финансировал многочисленные благотворительные и образовательные программы, в корне противоречил представлениям российских властей и бизнесменов о том, как должны идти дела.

Учитывая господствующие в бизнес-элите нравы, неудивительно, что Ходорковский не только не получил поддержки бывших коллег, но и ряд ведущих российских компаний несомненно помогали прокуратуре в подготовке материалов первого дела. И наглость выполняющих политический заказ путинских прокуроров в процессе по второму делу также связана с пониманием, что самые влиятельные российские предприниматели без особого сожаления воспримут очередной обвинительный приговор.




Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире