Публикаций о вбросах, переписывании протоколов и всевластии админресурса более, чем достаточно. Для полноты картины следует упомянуть  и соцработников. Может, их вклад в копилку победы не столь значителен, но зато они всегда готовы.
  Я наблюдаю с декабря 2011 года. Ночью к нам на участок приходил договариваться бывший тогда главой Управы Коптево Перов В.А. Не имел права. Мы выстояли. Счастливая, тогда я не знала, кто он и откуда.
  С соцработниками  я впервые столкнулась в марте 2012. Они группками сидели на участках, ожидая, когда члены участковой избирательной комиссии (УИК) выдвинутся с переносной урной. Чтобы сопровождать. Закон содержит закрытый перечень тех, кто может находиться на участке в течение дня. Соцработников там нет. Попросили покинуть.
  В сентябре 2013 соцработники присутствовали на участках на «законных» основаниях – с направлениями наблюдателей от Собянина. Вместо подписи кандидата было проставлено факсимиле. Пришлось указать. Убегая, благодарили: нас заставили.
  В сентябре 2014 выяснилось, что соцработники подделывают подписи подопечных. Я писала об этом здесь.
  В сентябре 2015 я наблюдала в Костроме, а в 2016 в составе мобильной группы объезжала участки в районе, пытаясь объять необъятное.
  В сентябре 2017 я приняла участие в надомном голосовании. Одни избиратели выговаривали, что пришлось долго ждать: они бы и погулять успели, и в магазин сходили. Многие признавались, что голосуют из-за уважения к своему соцработнику: уж очень просила. Другие лишены выбора: соцработник для них единственный свет в окошке. Подавляющее большинство сжимало в кулачках листовку с фамилиями кандидатов от партии власти. О существовании других кандидатов они не догадывались до тех пор, пока не увидели бюллетень. Были и такие, кто не понимал, что от них хотят.
  А соцработники не стеснялись. Подписи в заявлениях на голосование и при выдаче бюллетеня на дому частенько различались как день и ночь. Попалось и голосование по доверенности, чего не может быть никогда ни при каких условиях.

  Конечно, я написала жалобы. ЦИК пообещал проконтролировать, МГИК не увидел. Запросила разъяснения, жду.
  На прошедших  18 марта выборах соцработники превзошли себя. Всю зиму они собирали заявления о предоставлении избирателям возможности проголосовать вне помещения для голосования. В последнюю неделю перед выборами  коптевским соцработникам  спустили дополнительный список из 500 человек, за 3 дня до выборов приказали: где хотите, но еще по 5 заявлений принесите.
  Много лет руководила Центром соцобслуживания района Коптево Перова И.В. (нет, не однофамилица, дочь), уже второй срок действующий муниципальный депутат. Пошла на повышение, теперь она директор ТЦСО «Тимирязевский», один из  филиалов которого – ЦСО «Коптево». Смею предположить, что не последнюю роль в карьере Перовой И.В. сыграли исполнительные подчиненные.
  17 марта мы, члены комиссий с правом совещательного голоса, отправились по участкам знакомиться с документацией. Такое право нам предоставлено законом. Оказалось, что за день до выборов практически все письменные заявления уже содержали паспортные данные. Представьте: вы приходите на УИК, а там про вас уже все знают, необходимые сведения заботливо кем-то вписаны. Вам остается только заполнить бюллетень. Ну хоть что-то. А можно и не приходить. Заполнят за вас. И вбросят. Если на участках не будет наблюдателей.
  Стали объяснять членам УИК, что такие заявления должны быть признаны недействительными и аннулированы.  Несколько комиссий прислушались, на следующий день брали с собой пустые бланки, просили избирателей заполнять заново. С одной группой ходила и я. 27 человек, которых мы обошли за 4 часа, переписали, не задавая вопросов. Мы поясняли, что данные паспорта вносятся только в момент выдачи бюллетеней.
  10 комиссий отказались. Мы написали жалобы. Получили одинаковые решения, спущенные из территориальной избирательной комиссии (ТИК) района Коптево. Написали жалобу в ТИК. ТИК ответил, что оснований нет. А устно добавил, что после скандала с подписями на последних сентябрьских выборах руководители соцслужб клятвенно обещали, что больше никогда. Только грош цена обещаниям чиновников вертикали.
  Ответов на наши жалобы, направленные в ЦИК и МГИК, пока нет. Вчера мы подали заявление в суд о признании итогов голосования на 10 участках в районе Коптево недействительными.
  И немного статистики.  В Коптево 18 марта проголосовало вне помещения для голосования 1659 человек, что составило 4,8% от выданных в день голосования бюллетеней. В 2017 году таких было 560, в 2016 – 649.
  Мне всегда казалось, что труд соцработника очень тяжел. А получается, медом намазано. Кто-нибудь объяснит? К чему нам готовиться в сентябре на выборах мэра? Впрочем, поживем – увидим.
  Присоединяйтесь к наблюдательскому сообществу.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире