Жена Ходорковского подала в суд на американский спектакль о МБХ и Путине. Я его смотрела.

Инна Ходорковская подала иск о клевете на создателей спектакля «Клептократия», который поставили в Вашингтоне год назад. Как сообщает Радио Свобода, в иске спектакль назван «крайне неточной постановкой, которая жертвует правдой для того, чтобы поддержать повестку Кремля». Ходорковская заявляет, что «Клептократия» является «неотъемлемой частью усилий российского правительства по очернению г-на Ходорковского», а ее саму изобразили в пьесе как «проститутку и убийцу».
Иск был подан в федеральный суд Вашингтона в марте этого года, сразу после того, как «Клептократия» перестала идти на сцене. Ответчиками выступают сценарист Кеннет Лин и режиссер Жаклин Гей.

Так получилось, что я ходила на один из премьерных показов «Клептократии» в Arena Theater в ноябре прошлого года в Вашингтоне, и вот как это было.
До самого дня премьеры о постановке было почти ничего неизвестно, кроме того, что сценаристом является один из создателей сериала «Карточный Домик» Кеннет Лин и что пьеса будет о Владимире Путине и клептократии. Когда мы — а это я, бывший глава Радио Свобода, один вашингтонский издатель и филантроп с супругой — бывшим театральным постановщиком, и еще несколько человек шли на этот спектакль, мы ожидали, что пьеса будет, собственно, о клептократии — то есть о режиме, сложившемся при президенте Путине, при котором единственной целью существования этого режима является личная нажива Владимира Путина и его ближнего круга. Так, по крайней мере, российская клептократия сегодня известна во всем мире и конкретно, в Вашингтоне.
Вместо этого мы увидели пьесу, первая часть которой повествовала о взлете и падении Михаила Ходорковского, а вторая была фантасмагорией на тему непрекращающегося взлета Владимира Путина.

Так как тема спектакля является актуальной политической, то я готовилась написать о нем рецензию. Поэтому первые пятнадцать минут старалась запомнить в деталях все, что происходило на сцене. Пока не поняла, что там в действительности происходит.
Началось все с ваучеров, которые на улице скупал Ходорковский. Затем героиня Инны Ходорковской нашептала на уху мужу идею убийства мэра Петухова, которую в жизнь воплотил головорез Леонид Невзлин. После алчный Ходорковский решил продать Юкос американским Exxon и Chevron, чего не допустил Владимир Путин, герой которого пространно рассуждал на тему того, как жадный Ходорковский нажился на России и решил продать наворованное (еще с ваучеров) американцам, и как у него, Путина, и выхода другого не оставалось, кроме как остановить растаскивание национальных богатств и посадить зарвавшегося бизнесмена лет на десять.

Да, Инна Ходорковская действительно изображена в спектакле как алчная кровожадная девица, Михаил Ходорковский — как барыга, продающий страну врагу, а Леонид Невзлин — один из самых тонких интеллектуалов, лично мне известных, как мелкий головорез и бандит откуда-нибудь из Солнцевских.

Жадными кидалами в «Клептократии» выглядят даже американцы — сотрудники Госдепа. И единственным приличным человеком — не жадным, не алчным, не головорезом и убийцей, в спектакле является только герой Владимира Путина, который, может быть, и совершает не совсем правильные поступки (именно так посадка МБХ изображена в пьесе), но совершает он их из самых чистых побуждений — из любви к Родине.

И если начиналась «Клептократия» как пьеса о Ходорковском, то к концу стало очевидно, что она — о Путине, спасителе России.

Да-да, в 2018 году в центре Вашингтона кто-то поставил спектакль, сценарий к которому писала, словно, сама Мария Захарова (вспоминаю тут о ней исключительно как о творческой личности и Большом Поэте). Такая это была наглая и бездарная российская пропаганда. А бездарно в «Клептократии» было решительно все — от сценария, до диалогов, до сценографии, до актерской игры. Театральный постановщик из нашей компании спектакль приговорила немедленно: на Бродвее он не продержался бы и пятнадцать секунд.

Но мы продержались до конца — и были вознаграждены. Так, например, большую часть второго акта герой Путина восседает на шкуре убитого им дикого животного и кидает собакам его внутренности (и кажется, даже сам ест сырую печень), параллельно толкая какую-то там философию. Выглядит масштабно — как сцена из провинциального борделя. Да, кстати, сам герой Путина женоподобен и жеманен — если бы не постановка в целом, можно было бы подумать, что российского мачо-мэна решили обсмеять, изобразив геем. Но правда, вероятнее всего, заключается в том, что актер, игравший Путина, просто сам гей, да и вообще на Западе гомосексуальностью оскорбить нельзя — тут, к счастью, это ни грехом, ни посмешищем не является.

Короче говоря, «Клептократия» была настолько плоха, что я предложила своему редактору следующую рецензию, состоящую ровно из одного предложения: постановка «Клептократия» на сцене Arena Theater плоха ровно настолько, насколько Владимир Путин заслуживает спектакль о себе.

Мой редактор сказал, что рецензия блестяща, но что сама «Клептократия» не заслуживает даже такого отзыва. На том и сошлись.

А то, что Инна Ходорковская подала в суд на создателей — это правильно. Очень интересно было бы узнать, если это можно будет узнать из судебного процесса, кто профинансировал эту пропагандистскую бездарщину и почему авторы сценария словно списали его из «Большой Российской Википедии».

Ну и обидно, конечно, что то, что на Бродвее не продержалось бы и пятнадцать секунд, в Вашингтоне продержалось почти четыре месяца. Вот это действительно беда.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире