08:58 , 21 ноября 2019

Блокбастер на слушаниях по импичменту

Когда республиканцы Палаты Представителей вызвали посла США в ЕС Гордона Сондланда в качестве свидетеля на публичные слушания в рамках импичмента, они явно рассчитывали на то, что Сондланд оправдает Дональда Трампа в том, что президент США требовал расследовать Джо и Хантера Байденов в Украине в обмен на встречу с Владимиром Зеленским и оказание военной помощи Украине. До начала слушаний в прессе появился слив о том, что Сондланд намерен заявить, что никакого quid pro quo (требования услуги за услугу), то есть вымогательства президентом США взятки от властей Украины, не было.

О том, что республиканцы готовились услышать от давнего донора своей партии, владельца отелей в Орегоне Сондланда именно это, говорит и вступительное слово сопредседателя комитета по разведке Дэвина Нуньеса перед началом слушаний. «Когда демократы не могут получить хоть какую-то поддержку своих обвинений в quid pro quo, они перемещают стойку ворот и обвиняют президента в вымогательстве, а затем во взяточничестве, и уже в качестве последнего средства, в воспрепятствовании правосудию», сказал Нуньес…за несколько минут до того, как посол Сондланд под присягой заявил, что quid pro quo было, что он работал с личным юристом Трампа Руди Джулиани по непосредственному указанию президента и что Джулиани выражал желания Трампа.

«Я знаю, что члены этого комитета часто формулировали эти сложные темы в форме простого вопроса: было ли там quid pro quo? В контексте запрашиваемого звонка с Белым Домом и встречи в Белом Доме /между Трампом и Зеленским/ ответом является «да», заявил Сондланд.

С ходу посол Сондланд отмел и попытку республиканцев свалить все на Руди Джулиани, представив его независимым от президента США актором. «В ответ на наши настойчивые попытки изменить его взгляды, президент Трамп дал нам указание «поговорить с Руди». Мы поняли, что «поговорить с Руди» означало поговорить с Руди Джулиани, личным юристом президента. Позвольте мне повторить: нам не доставляла никакого удовольствия директива президента поговорить с Руди. Мы не хотели вовлекать Джулиани. Я был уверен тогда и уверен сейчас, что служащие Госдепартамента, а не личный юрист президента, должны нести ответственность по украинским вопросам. Тем не менее, директива президента не оставила нам выбора: мы могли прекратить попытки запланировать звонок с Белым Домом и визит в Белый Дом президента Зеленского, что без сомнения входило в сферу наших внешнеполитических интересов, или мы могли действовать так, как указал нам президент Трамп, и «поговорить с Руди». Мы выбрали последнее, и не потому что это нам нравилось, а потому что это был единственный конструктивный путь».

И списать все на личную инициативу Руди Джулиани у республиканцев тоже не получится. «Я работал с Руди Джулиани по украинским вопросам по прямому указанию президента Соединенных Штатов. Мы все понимали, что выдвинутые для звонка и встречи в Белом Доме условия отражали желания и требования президента Трампа», заявил Сондланд.

Гордон Сондланд сделал еще одно важное заявление: никакого секретного канала по Украине не было, потому что все лица, отвечавшие за официальную политику по Украине, были в курсе действий президента Трампа и Руди Джулиани — и Госсекретарь Майк Помпео, и спецпредставитель США в Украине Курт Волкер, и советник по нацбезопасности Белого Дома Джон Болтон, и вице-президент Майк Пенс, и министр энергетики Рик Перри.

«Все были в курсе. Это не было секретом», сказал Сондланд.

Связка «Перри, Сондланд и Волкер» (все трое присутствовали на инаугурации президента Зеленского в качестве высших официальных лиц США) была известна под именем «три амиго», заявил во время показаний помощник замгоссекретаря Джордж Кент.

На амбразуру Гордон Сондланд бросил не только Трампа, но и Госсекретаря Майка Помпео, который лично, по его словам, велел ему сотрудничать с Джулиани вплоть до 24 сентября. То есть уже после того, как демократы Палаты Представителей начали расследование деталей телефонного разговора между Трампом и Зеленским и за день до начала импичмента.

Разрушил Сондланд и линию защиты республиканцев о том, что Трампа волновала борьба с коррупцией в Украине в целом. По словам Сондланда, речь шла только о том, чтобы Зеленский сделал официальное заявление, в котором обязался бы расследовать Байденов и конспирологическую теорию о том, что это украинцы взломали серверы Демпартии на выборах-2016 и свалили все на русских, чтобы помешать Трампу. Сондланд, по его словам, никогда не слышал, чтобы «кто-либо говорил о том, что эти расследования должны быть начаты или закончены».

Кроме того, Сондланд показал, что во время их телефонного разговора в августе Руди Джулиани сказал ему, что «президент хочет публичное заявление от президента Зеленского о том, что Украина обязуется изучить вопросы коррупции. Джулиани отдельно упомянул выборы 2016 года (включая серверы Демпартии) и Бурисму как две темы, важные для президента». Трамп, его сторонники и Джулиани бездоказательно обвиняют сына Хантера Байдена в коррупции за то, что он вошел в совет директоров украинской компании Бурисма в то время как Джо Байден занимал должность вице-президента.

Опроверг Сондланд и заявление Трампа о том, что «я едва знаю этого джентельмена». Президент США лично назначил Сондланда послом США в ЕС летом 2018 года. До того у Сондланда не было никакого дипломатического опыта, зато миллионер с Западного побережья внес 1 млн $ в инаугурационный комитет Трампа. Всего между Трампом и Сондландом было около двадцати личных контактов. В это число входит и звонок по незащищенной линии с мобильного телефона, который Сондланд сделал из ресторана в Киеве 26 июля, сразу после встречи с президентом Зеленским и на следующий день после телефонного разговора двух президентов. В том разговоре Сондланд, на вопрос Трампа, объявит ли Зеленский о расследованиях, ответил президенту США, что да, «он сделает все, что вы скажете».

При том что Сондланд под присягой показал, что обязательство провести расследование ставилось для Украины как однозначное условие звонка с Белым Домом и встречи Зеленского с Трампом, «президент Трамп никогда не говорил мне прямо, что военная помощь была обусловлена расследованиями», сказал посол США в ЕС. И добавил, что «оказание помощи было моей персональной догадкой, по вашей же аналогии: два плюс два равно четыре» (за три недели до звонка с Зеленским Трамп распорядился приостановить военную помощь Украине на 400 млн $. Запрет на выделение помощи был снят 11 сентября — после того, как прессе уже стало известно об анонимной жалобе по итогам телефонного разговора Трампа с Зеленским, а Палата Представителей 9 сентября начала расследование).

Гордон Сондланд также заявил, что он никогда не сопоставлял слово «Бурисма» с Хантером Байденом и не знал, что Трамп добивается расследования в отношении своего главного политического конкурента на выборах. На уточняющий вопрос конгрессменов, не навели ли его на эти мысли заявления Джулиани в эфире Fox News и шум в СМИ, Сондланд заявил, что не слушал, что Джулиани говорил в эфире.

Такую же позицию занял и давший во вторник публичные показания бывший спецпредставитель США в Украине Курт Волкер. Он тоже не связывал Бурисму с Байденами, по его словам.

Но дальше Волкер заявил, что был уверен, что Трампа волнует борьба с коррупцией в Украине в целом — а борьба с коррупцией, постоянно напоминал Волкер, была главным предвыборным обещанием Владимира Зеленского. Волкер, по его словам, хотел изменить предвзятое отношение Трампа к Украине о том, что это очень коррумпированная страна, — для чего, видимо, и составил текст заявления для президента Зеленского. Того самого заявления, в котором Джулиани требовал, чтобы упоминалась Бурисма и серверы Демпартии. Но слово Бурисма для Волкера все это время все равно звучало пустым звоном — и приобрело истинный смысл только тогда, когда была опубликована расшифровка телефонного разговора Трампа и Зеленского.

Правда, признался Волкер, он встречался с Джулиани и Львом Парнасом (который сейчас находится в американской тюрьме вместе с напарником Игорем Фруманом) в Трамп Отеле в июле этого года. На той встрече Джулиани заговорил о Байденах, но Волкер, по его словам, попытался отговорить собеседника от идеи их расследовать. Естественно, безуспешно. Но слово «Бурисма» до сих пор не наводило Курта Волкера ни на какие дурные мысли. «Я думал, что смогу направить внешнюю политику США в правильном направлении», заявил Волкер. «Я был не в курсе», сказал он о том, чего добивались Трамп и Джулиани от Зеленского.

Показания Волкера прямо противоречат тому, что заявил Сондланд — о том, что о намерениях и действиях Трампа и Джулиани знали все. И Волкер, и Помпео, и Болтон, и Пенс.

Удивительным образом, о намерениях Джулиани знали вообще все-все еще в мае этого года, когда стало известно о его желании поехать в Киев и заставить Зеленского открыть расследования против Байденов. Это обсуждалось на первых полосах в прессе.

Также со второй попытки Курт Волкер (он первым дал показания на закрытых слушаниях в октябре) вспомнил, что присутствовал на встрече с украинской делегацией в Белом Доме 10 июля, на которой Гордон Сондланд — как показали два других свидетеля и сам Сондланд позднее, четко сказал украинцам, что он был неправ — от расследований зависит не только звонок и встреча в Белом Доме между Трампом и Зеленским, но и вообще все — в том числе, военная помощь Украине.

По словам Сондланда, свои опасения о приостановке военной помощи Украине он высказал вице-президенту Майку Пенсу в Варшаве 1 сентября, где Пенс встречался с Зеленским. Он также заявил, что сам Зеленский поднял этот вопрос на встрече с Пенсом, и вице-президент пообещал поговорить с Трампом.

На просьбу прокомментировать показания Гордона Сондланда пресс-служба Майка Пенса заявила, что разговора с Сондландом «никогда не было».

Но что бы ни заявляла пресс-служба Пенса, или Белого Дома, или республиканцы Конгресса, любому, кто прочитал расшифровку звонка между Трампом и Зеленским и показания свидетелей, все становится ясно — так же, примерно, как-то, что два плюс два равно четыре.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире