09:33 , 07 декабря 2017

Как я выступала на городских слушаниях по площади Немцова в Вашингтоне

О том, что 6 декабря в городском совете Округа Колумбия состоятся слушания по вопросу переименования площади перед российским посольством в Вашингтоне в Площадь Бориса Немцова (Boris Nemtsov Plaza) я узнала за два дня до того. Владимир Кара-Мурза мл., который занимается продвижением этой инициативы, пригласил меня прийти и поддержать их с Жанной Немцовой.

Оказалось, что любой желающий мог подать заявку и выступить со свидетельством (testimony) перед советом, достаточно только написать на указанный имейл в секретариат до окончания рабочего дня 4 декабря. Время было восемь вечера, а рабочие дни в DC заканчиваются в пять вечера. Но я все равно написала на указанный имейл, и на следующее утро меня поблагодарили и сообщили, что я в списке свидетелей. И попросили принести 15 копий моего заявления.

Из пятнадцати членов городского совета на слушаниях присутствовали только двое, Мэри Че (Mary Cheh) и Фил Мендельсон (Phil Mendelson), но оба они были в курсе того, о чем шла речь — они знали, кто такой Борис Немцов и почему его память хотят увековечить в США.

Выступающих в итоге было шесть человек плюс представитель департамента транспорта Округа Колумбия.

Первыми выступали Владимир Кара-Мурза мл., Жанна Немцова, руководитель Magnitsky Initiative Татьяна Найберг и сотрудник Сирийско-Американского Совета Шломо Больц.

Самое главное, из того что сказали Кара-Мурза мл. и Жанна Немцова — что увековечение памяти Бориса Немцова это не про его убийство, а про то, как он всю жизнь боролся за свободу своей страны и за демократию в ней. Про то, как всегда стоял на своих принципах, за что в итоге поплатился жизнью. И про то, что в России власти раз за разом постыдно разграбляют мемориал, и не то что не дают переименовать Б.Москворецкий мост в Немцов Мост, но и установлению памятной таблички всячески препятствуют.

Татьяна Найберг, естественно, рассказала о роли Немцова в принятии Закон Магнитского против коррумпированных чиновников, виновных в смерти Сергея Магнитского.
Шломо Больц сказал, что Сирийско-Американский Совет всячески поддерживает переименование площади и что «увековечивание памяти о Борисе Немцове отвечает демократическим ценностям, которыми мы дорожим в этой стране».

После выступлений Фил Мендельсон сказал, что на имейл в совет пришло несколько писем против переименования площади и зачитал несколько цитат. В частности, о том, что доказательств причастности российского правительства к убийству Бориса Немцова нет, поэтому все это игры в теории заговоров и переименовывать площадь в Площадь Бориса Немцова категорически нельзя. Мендельсон попросил Кара-Мурзу мл. прокомментировать, на что Владимир резонно заметил, что это не про убийство, а про жизнь Бориса Немцова.

Все это время на меня косился пожилой дяденька, сильно напоминавший припосольского в погонах. С гадким таким взглядом типа «мы таких как ты в 37-м расстреливали без суда и следствия». Какого же было мое удивление, когда дяденька пошел выступать во второй части слушаний, вместе со мной. Звали его Jeremy Bigwood, и заявлен он был как публичный свидетель.

Я сказала, что пришла на слушания Округа Колумбия потому, что в Сенате закон о переименовании участка перед Посольством РФ в Площадь Немцова заблокировал сенатор-республиканец Боб Коркер. Которого (как я узнала из поста Алексея Венедиктова) попросил об этом Госсекретарь США Рекс Тиллерсон, которого, в свою очередь, попросил о том Лавров.

И вот теперь мы в Вашингтоне, городе, в котором на марш женщин вышло миллион человек в защиту прав человека, решаем этот вопрос. И еще я сказала, что хотя эти слушания не про месть или провокацию Кремля, и что если Путинское правительство настолько непричастно к убийству, и вообще демократическое и про права человека, то оно должно прилагать все усилия к тому, чтобы увековечить память о Борисе Немцова. А оно наоборот, блокирует любые попытки.

Jeremy Bigwood заговорил на безупречном английском, то есть он либо американец должен быть, либо прожил в стране с раннего возраста. Начал он триумфально — переименовать площадь, говорит, это значит «показать средний палец Российскому посольству». И вообще, «давайте тогда установим памятник теракту 9 сентября перед посольством Саудовской Аравии». И далее, внимание: «доказательств причастности российского правительства к убийству Бориса Немцова нет, поэтому все это игры в теории заговоров и переименовывать площадь в Площадь Бориса Немцова категорически нельзя». То есть слово в слово сказал то, что зачитывал ранее из письма другого протестующего Фил Мендельсон.

Ну что ж, совсем не креативно там в посольстве подошли к вопросу, налепили цитаты одни и те же везде и даже не потрудились разнообразить. Халтура чистой воды, отвечающая, впрочем, золотому российскому стандарту образца позднепутинских лет. В чем его интерес как жителя или гражданина Джереми Бигвуд не пояснил. Да и вообще никаким Джереми Бигвудом он, скорее всего, не является — документы-то никто ни у кого не проверял, представляйся кем хочешь и выступай. Скорее всего, это какой-нибудь бывший посольский гэбист, потому что язык-то он выучил, а вот выражение лица советского офицера КГБ стереть не удалось. Оно, похоже, как железная маска въедается намертво, стоит только примерить один раз.

Короче, показания этого Бигвуда были встречены скептически и отклика в сердцах членов совета не нашли.

Потом выступил представитель департамента транспорта, он рассказал, что установить таблички будет стоить столько-то (170, кажется, долларов каждая), что это займет три недели и понадобится их три или четыре, и что Вашингтон не возражает понести такие расходы из городского бюджета.

Так слушания и закончились.

Впереди — голосование по закону о переименовании участка перед российским посольством в Вашингтоне в Boris Nemtsov Plaza.

И я думаю, что Округ Колумбия проголосует «за». Потому что, и так я закончила свое выступление: this would be the right thing to do.

Оригинал

Комментарии

208

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

sandeni 22 декабря 2017 | 12:15

По-моему, все правильно. Немцов - заслуженный работник ГосДепа, столько лет добросовестно отработал на ослабление России, создал в России сеть врагов народа. Был продолжателем дела Ельцина-Клинтона, не отставал от Клинтона в части Мониколевинсконизма (куча внебрачных детей) и в конце концов погиб при участи одной из бандеровских бандиток по заданию ГосДепа.
Заказчик убийства - ГосДеп США.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире