08:21 , 18 ноября 2015

Вот поэтому теракт признали только сейчас

31 октября разбивается самолет Когалымавиа. У всех шок, ИГИЛ берет ответственность на себя, но версия о поломке в первые дни и часы кажется вполне реальной. Власть настаивает на ней как на единственно возможной. Спустя неделю уже почти никто не сомневается, что это был теракт, но шок прошел. Шок от боли и ненависти к руководству страны, шок как мощный протестный импульс.

13 ноября террористы атакуют Париж. У всех шок. Особенно, в России (для сравнения, в Америке — нет, большинство и не знает о происходящем в пятницу вечером). Потому что только что упал Когалымавиа. И все понимают, что это такой же теракт, те же террористы. Да и люди, в общем-то, и там и там те же, просто люди.

К французскому посольству в субботу идут толпы народа. И не потому, что любят Париж. Не удивлюсь, если большинство из пришедших или вообще никогда не были в столице Франции, или уже забыли, когда ездили туда последний раз.

Пришли потому, что должны были прийти и пришли бы после падения Когалымавиа, если бы власти сразу признали теракт, хотя бы как версию. Пришли бы не сотни, как на Якиманку, а тысячи. И непонятно, когда бы ушли и ушли бы вообще. Начни ОМОН их разгонять, пришло бы еще больше народу. И никакая пропаганда про врагов народа и пятую колонну не сработала бы.

Вот поэтому теракт на борту Когалымавиа признали только сейчас. Кремль понял, какая повестка для него сегодня опасна, оппозиция, как всегда, нет.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире