Не могу не написать о прошедшем «Белом форуме» в Ленинградской области, в посёлке Репино.

Я уже около четырёх лет не состою ни в каких партиях и политических движениях, последний раз была на оппозиционной конференции года два или три назад (это был какой-то съезд Солидарности в «Измайлово»), пришла в ужас от количества скандалов и ссор и как-то с тех пор за деятельностью оппозиционных движений не
следила. Ну то есть я, конечно, узнавала о каких-то ключевых событиях из ленты новостей, слышала краем уха о том, что партию «Парнас» не зарегистрировали, что Милов поссорился с Немцовым, что на оргкомитетах митингов тоже не обходится без скандалов — глубже погружаться во все эти вопросы у меня не было желания.

Эти 4 года я с интересом работала в «Деньгах», писала в основном про госполитику, узнавала о том, как устроено государство и в чём его косяки, писала об отстаивании каких-то очень конкретных интересов — о профсоюзах, о лоббизме, о том, как бизнес пытается интегрироваться в систему ОМС, о том, как наиболее активные граждане сражаются с чиновниками с помощью бесконечных жалоб и т.п. Я отучилась в Московской школе политических исследований, где познакомилась с огромным количеством региональных общественников, журналистов, предпринимателей и политиков, поняла, что региональные повестки дня сильно отличаются от столичной. В общем, мне казалось и кажется, что разбираться в этом и писать об этом гораздо интереснее, чем о съезде «Солидарности».

В декабре прошлого года начался этот самые гражданский подъём, и это была уже совсем другая история — в клубе Zavtra начали собираться почти каждую неделю люди, которые до этого не занимались политикой, которые, в общем, социально благополучны и которым не нужно срубить на всей этой движухе какие-либо политические или финансовые дивиденды. Соответственно, на собраниях обсуждались вполне конкретные мероприятия и акции в спокойной и дружелюбной атмосфере.

В июле мой давний приятель Андрей Пивоваров позвал по старой дружбе на организуемый им оппозиционный «Белый форум» — рассказать о волонтёрстве, о том, как сотрудники СМИ воспринимают все эти события последних месяцев, а также провести дебаты. Я надеюсь, что Андрей не воспримет всё, что я напишу дальше, на свой счёт — к нему у меня нет никаких претензий (ну, разве что касательно регламента — стоило бы всё-таки более жестко контролировать время начала и окончания сессий). Я уверена, что он хотел сделать полезное мероприятие. И тем не менее на форуме был, по моему субъективному мнению, ад.

Мы с Ильёй Азаром вели дебаты о том, нужен или нет координационный совет оппозиции. Как я написала выше, за новостями оппозиционных движений я уже давно не слежу, поэтому об этом самом координационном совете узнала в день проведения дебатов. Честно говоря, я запуталась уже в те первые несколько минут, что Илья Пономарёв объяснял предлагаемую им процедуру выборов в этот координационный совет. К счастью, мой более сообразительный соведущий спас положение и вытянул первую часть дебатов. Я всё ожидала, когда же ему нахамит его оппонент Владимир Милов, но этого, к счастью, не произошло. (Милов вообще производит на меня сложное впечатление — кажется, что он постоянно настолько напряжен, настолько на взводе, настолько готов в любой момент использовать против собеседника всю свою речевую артиллерию, что хочется к нему подойти, погладить по голове и как-то мягко намекнуть на то, что я, вообще-то, ничего не собираюсь против него предпринимать, что я не претендую ни на одну из тех вещей, на которые претендует он, что можно расслабиться.) Дебаты кое-как провели. Было даже много вопросов из зала. Хотя я, если честно, не очень понимаю, что там обсуждать два часа.

Дальше началась неофициальная часть. И вот это было самое страшное — разговоры в кулуарах. Столько мерзости на мою голову давно не сваливалось. Сплетни, бесконечные грязные сплетни про каких-то функционеров каких-то движений, противные шуточки, какие-то циничные заявления из серии «не стоит открыто поддерживать Пусси Райот, потому что они непопулярны среди населения». Хочется спросить: вашу ж мать, а зачем вы тогда вообще занимаетесь этой своей оппозиционной деятельностью? У населения Сталин популярен — и что, теперь на знамёна его вешать? Такое ощущение, что многих собравшихся интересовала только верхушка страны — как на неё повлиять или как ею стать, но мало кого интересовало то, что среди наших сограждан много дремучих людей, которые просто не понимают, что такое правовое государство. «Я оппозиционный деятель, я не хочу прививать согражданам демократические ценности, я хочу прийти к власти».

Апофеозом вечера стал мой разговор за ужином с моим старым знакомым, экономистом, которого я 6 лет назад считала практически своим наставником. Я спросила его, собственно, о резкости его коллеги, одного из лидеров демократического движения. Мне чисто по-человечески стало интересно, как этот самый лидер с таким вспыльчивым характером строит отношения с рядовыми активистами своей организации. В частности, я вспомнила ссору этого лидера с бывшим активистом, моим другом. Внезапно мой знакомый-экономист начал прилюдно рассказывать грязную сплетню, касающуюся этого друга, обильно снабжая свою речь матом. Следующие полчаса я рыдала, отсев за другой стол — настолько это выступление было гнусным, неожиданным и некрасивым. На следующее утро оказалось, что этот мой знакомый экономист рассказывал всем об давешней истории чуть ли не с гордостью, а другая участница форума пыталась успокоить меня тем, что «эту грязную сплетню, которую он озвучил за столом в присутствии третьих лиц, и так все знают». В этот момент мне захотелось как можно скорее убежать куда-нибудь подальше.

В этой среде ничего не изменилось после зимних массовых акций протеста. Всё те же лидеры оппозиции без самоиронии и самокритичности, с пониженным чувством такта. Всё то же желание бороться за лидерство в каких-то странных организациях с несколькими десятками (или, в лучшем случае, сотнями) активистов. Я слышала в кулуарах разговоры о борьбе за лидерство в партии «Парнас» и о том, «Парнас» нужно отстоять, потому что это РАСКРУЧЕННЫЙ БРЕНД. Всё то же стремление расправиться со всеми, кто что-то делает не так, как тебе нравится. Интересно то, что журналисту, который так или иначе соприкасается с этой средой, можно вообще не совершать никаких активных действий, чтобы попасть под обстрел. Достаточно вспомнить Азара, который не упомянул (забыл или не счёл важным — не знаю) в своей статье кого-то из оппозиционных деятелей, и этот кто-то вознегодовал.

Я считаю, что адекватному человеку с этой средой соприкасаться не нужно ни в коем случае. Она нездоровая. Попадая в неё, люди заболевают. Пусть лидеры оппозиции борются за власть в своих движениях, создают оргкомитеты и координационные советы, гнусно шушукаются в кулуарах форумов и пребывают в светлой уверенности в том, что исключительно благодаря им тысячи москвичей вышли на улицы зимой отстаивать свои права. А нормальным людям нужно искать других лидеров. Честных, конструктивных, добродушных, без болезненной амбициозности. Такие люди есть. Лена Панфилова, правозащитник Игорь Каляпин, уйма общественников в регионах. Нужно объединяться вокруг таких людей, либо самим становиться лидерами — бороться с коррумпированными чиновниками в своём районе, баллотироваться в муниципальные депутаты и т.п.

Я на прошлой неделе была в Воронежской области. Я уже писала, что это было поразительно — в селе Новохопёрск из 6 тыс. жителей 5 тыс. (более 80%) вышли на митинг против добычи никеля в их районе. В Борисоглебске (население 60 тыс.) в митинге приняли участие 12 тыс. — даже в Петербурге и в Москве не так часто случаются такие массовые акции. Я общалась с активистами в Борисоглебске, пыталась выяснить, кто среди них лидер, к кому обращаться за комментариями. Они мне сказали: «Мы все здесь лидеры».

Вот это, я считаю, важно. Вот о таком нужно знать, с такими людьми нужно общаться.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире