Сегодня в Хамовническом суде Москвы пройдет первое заседание по делу об отказе Следственного комитета расследовать действия сотрудников ФСБ, организующих отравления оппозиционных политиков. Основание для рассмотрения: статья 125 УПК РФ – бездействие следственного органа, способное «причинить ущерб конституционным правам».

В данном случае речь о самом главном конституционном праве – праве на жизнь.

«Причинить ущерб» этому праву в моем отношении сотрудники ФСБ пытались дважды – в мае 2015 и феврале 2017 года. Опубликованное в феврале журналистское расследование, проведенное изданиями Bellingcat и The Insider, установило предполагаемых исполнителей: Романа Мезенцева, Александра Самофала, Константина Кудрявцева и Валерия Сухарева. Указанные сотрудники ФСБ работают во Второй службе (Управление по защите конституционного строя) и Институте криминалистики (также известном как НИИ-2 или в/ч 34435), специализирующемся на ядах и боевых отравляющих веществах. Часть этих же сотрудников была задействована в прошлогодней операции по отравлению Алексея Навального.

Заявления в Следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело о покушении на убийство я подавал трижды: после обоих отравлений и снова в феврале этого года, после выхода расследования Bellingcat. Первые два раза СКР не соизволил даже ответить о принятом решении.

Зато в этом году ответа пришло сразу два – причем взаимоисключающих. Главное следственное управление по Москве сообщило, что следственный отдел Хамовники провел проверку, по итогам которой было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела «в связи с отсутствием события преступления». Сам же следственный отдел Хамовники сообщил, что мое заявление к ним «не поступало, не регистрировалось и не рассматривалось».

Как известно, если врать, то стоит хотя бы запомнить, что и кому. Иначе может случиться конфуз.

Разумеется, меня не удивляет, что отравления не расследуются – мы знаем, как в нынешней России «расследуются» политические убийства и покушения. Но, признаюсь, удивляет, что они даже не делают вид.

Что ж, в суд – значит, в суд. Мой адвокат – Вадим Прохоров, к сожалению, имеющий опыт в подобных делах: он представлял интересы семьи Бориса Немцова в ходе суда над исполнителями убийства и много лет добивается расследования в отношении организаторов и заказчиков.

Ну а если на родине все пройдет ожидаемо, дойдем до Страсбурга и будем настаивать на международном разбирательстве в отношении «эскадронов смерти» из ФСБ. Ведь право на жизнь гарантировано не только нашей Конституцией, но и Европейской конвенцией по правам человека.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире