Таких людей, как Борис Березовский, невозможно рисовать черным или белым.

Вослед ушедшему, как часто водится, льют потоки негатива. В нём много справедливого. В первую очередь – то, что он был отцом-основателем и путинского президентства, и партии «Единство» (ныне – «Единая Россия»). О чём каждодневно жалел – но уже ничего не мог исправить – все последние годы своей жизни.

Но если помнить, то помнить всё. В том числе и вот эти два эпизода.

В конце 2000 года, когда «тренд» был совсем в другую сторону, когда «вертикаль власти» только начинала строиться, рейтинги Путина шли вверх, а о правах человека стеснялась говорить даже оппозиция, именно Березовский фактически спас Фонд и Музей Андрея Сахарова, предложив и предоставив (без каких-либо условий) необходимое финансирование.

А весной 2001-го, после захвата властью телекомпании НТВ, Березовский – тогда владелец ТВ-6 – без колебаний отдал свой канал выгнанным на улицу журналистам. И команда «старого НТВ» получила возможность еще почти год (до тех пор, пока Кремль не уничтожил и ТВ-6) работать в федеральном эфире.

И ещё – из личного опыта. За семь лет, что я проработал в СМИ, где главным акционером был Березовский (сначала в газете «Новые Известия», затем в издательском доме «Коммерсантъ»), я ни разу не испытал какого-либо давления с его стороны – ни в том, что писать, ни в том, чего не писать. Такой опыт свободной журналистики стоит дорого. Особенно в наше время.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире